Перейти…

VGil journal

Новости и события, люди, история...

Архив

RSS Feed

28.10.2020

Советское наследие в промышленности Латвии. Что осталось.


Оригинал взят у  

Тридцать лет назад товары латвийской промышленности гремели на весь СССР — телефоны ВЭФ, духи "Кокетка" (эти не помню, но помню другие — ими пользовалась учительница истории. Назывались "Диалог") парфюмерной фабрики "Дзинтарс" и радио "Спидола" рижской "Радиотехники".

Некоторые заводы и фабрики живы по сей день, до сих пор выпускают продукцию под теми же названиями. Только работают там не десятки тысяч человек, а сотни.

Почему вместо расцвета за годы независимости латвийская промышленность зачахла — этим вопросом сегодня задаются многие. Людей, жалеющих о развале СССР, в Латвии было бы в разы меньше, если бы не потерянное производство (написано в bbc между прочим).

Самой большой утратой здесь считают крах легендарного завода ВЭФ, который обеспечивал работой 20 тысяч человек (при общей численности населения республики 2,6 миллионов человек), занимал площадь, равную территории небольшого микрорайона, и делал практически все — от телефонов до военных изделий.

Когда-то ВЭФ благополучно пережил Вторую мировую войну, а вот встроиться в капитализм не смог. Почему — на эту тему в Латвии спорят до сих пор.

В отличие от других гигантов латвийского производства, Государственная фабрика электротехники (Valsts elektrotehnikas fabrika VEF) со дня основания в 1919 году принадлежала государству. Через десять лет работы ВЭФ довел объем производства до 42 тысяч телефонных аппаратов в год, а помимо них были еще радиоприемники, кабели, электрохимия, лампочки и многое другое.

Первый завод ВЭФ был создан еще до I мировой войны

В 30-х годах к списку прибавился легендарный "шпионский" фотоаппарат Minox — самая маленькая камера в мире. К концу 30-х годов на фабрике работало 3000 человек, а концу 1980-х, когда ВЭФ стал легендой советской промышленности, на нем было занято уже 20 тысяч человек.

Однако для того, чтобы производство могло развиваться в новых условиях капитализма, нужны были инвестиции. У государства денег не было.


"Знаете, что там — телефоны, радиоаппараты — это не самая большая часть продукции, по сути, это был военный завод. А когда рухнуло государство, военные закупки прекратились", — говорит Русской службе Би-би-си Айвар Бернанс. В свое время он возглавлял департамент приватизации министерства экономики.

"Не могу сказать, что завод по большей части был военным, но, насколько мне известно, помимо бытовых телефонных аппаратов, там производили еще и телефонные станции для подводных лодок", — признается Русской службе Би-би-си бывший глава департамента электроники министерства промышленности и энергетики Латвии Инар Клявиньш.

"Когда все говорят о приватизации, забывают, что СССР обанкротился — были деньги, чтобы купить зерно в Канаде, но не было денег на то, чтобы его привезти. СССР был банкрот, люди по полгода не получали зарплаты, и в результате они просто не могли купить то, что в Латвии умели производить. Так что разговоры о том, что приватизаторы ликвидировали экономику Латвии — ерунда. Большие заводы ликвидировал сам СССР, который стал банкротом", — считает Айвар Бернанс.

В этом есть доля правды — до 1991 года оплата экспортных услуг ВЭФа осуществлялась при посредничестве московских банков. Ни в 1991 году, ни в 1992 счета оплачены не были, все 16 миллионов долларов осели за границей, а сам ВЭФ остался без оборотных средств. У завода начали накапливаться долги по налогам, которые очень быстро обрастали штрафными процентами.

Торговые организации не могли найти партнеров, в результате склады заполнялись никому не нужными товарами. Продукция завода оказалась ненужной даже национальной телекоммуникационной компании Lattelekom, которая почему-то решила закупать оборудование не у местного производителя, а у концерна Alcatel. По сути, уже тогда заводу надо было сокращать штаты, однако чисто по-человечески на это никто не решался. В итоге дотянули до того момента, когда людей уже нельзя было даже нормально уволить — из-за долгов перед социальным бюджетом.

Это еще больше усугубляло ситуацию, налоговые долги продолжали расти. Теоретически, госбюджет мог бы их погасить в счет собственных задолженностей перед предприятием, однако этого сделано не было. В итоге за считанные годы количество сотрудников ВЭФа сократилось на 70%.

"У нас тогда было молодое государство, и премьер-министры – как Ивар Годманис, так и Валдис Биркавс – руководствовались убеждением, что государство не должно заниматься бизнесом. Потом они эту ошибку признали: свободного рынка в полном смысле этого слова нет нигде", — говорит Инар Клявиньш.

P.S. Хороша оккупация — ничего не скажешь. Еще и компенсацию требуют.

Источник — bbcrussian.com

Метки:

Добавить комментарий