Перейти…

VGil journal

Новости и события, люди, история...

Архив

RSS Feed

23.11.2020

Чем опасны крупные лесные пожары в Чернобыльской зоне отчуждения.


В апреле 2020 года второй темой после коронавирусной пандемии стали лесные пожары в Чернобыльской зоне отчуждения. Многих волновал вопрос, что будет, если огонь подберётся к саркофагу 4 энергоблока и хранилищам радиоактивных отходов. Опасения вполне понятные – мало нам вируса, разгуливающего по всей планете, так не хватало вдобавок ещё и радиоактивного заражения. Прошедшие дожди уменьшили темпы распространения огня, но полагаться на милость природы было бы опрометчиво. Появились новые очаги возгорания, с которыми пока не удаётся полностью справиться, к тому же впереди лето, если оно выдастся засушливым, ухудшит и без того сложную обстановку.

Хотя серьёзной угрозы именно саркофагу и сооружениям атомной станции лесные пожары не представляют. Даже если огонь подступит к ним вплотную, причинить заметный вред железобетонным конструкциям он с большой вероятностью не сможет. Главная опасность кроется в другом, а именно в горящем лесе, тем более что лес этот не простой, а радиоактивный. При аварии на Чернобыльской АЭС в окружающую среду было выброшено большое количество радиоактивных веществ, загрязнению подверглась обширная площадь, но больше всего досталось территориям в непосредственной близости от станции. Несмотря на то, что с момента катастрофы прошло уже больше тридцати лет, концентрация в почве радиоактивных частиц, в первую очередь изотопов стронция-90 и цезия-137, остаётся высокой.

Период полураспада этих изотопов составляет приблизительно 30 лет, а это значит, что с 1986 года их радиоактивность снизилась всего лишь в два раза. Длительный период полураспада – не единственная проблема, связанная с этими двумя изотопами, когда они попадают в лесную почву. В химическом плане атомы цезия и стронция – это своеобразные аналоги калия и кальция соответственно (это следует из их расположения в периодической таблице Менделеева). Калий и кальций – незаменимые элементы для многих живых организмов, в том числе и для растений, которые получают необходимые им минеральные вещества преимущественно из почвы. Поэтому, когда в почве появляется тот же радиоактивный цезий или стронций, растения начинают усваивать и эти элементы, сами становясь радиоактивными.

Кроме того, радионуклиды накапливаются в листьях и хвое деревьев, которые часто обновляются. В результате радиоактивный цезий и стронций, пройдя путь из почвы в листья или иголки, вновь оказываются в верхнем слое почвы, куда постоянно попадают отмершая хвоя и листва. С этим и связан тот неприятный факт, что бОльшая часть «радиации» в лесу содержится в верхнем слое почвы и в растительности и практически никуда из него не девается из-за такого вот радиоактивного круговорота. И очень плохо, когда такой лес начинает гореть, потому что пожар даёт шанс радионуклидам совершить «путешествие» на десятки и сотни километров от «родного» леса.

Дым от пожара, содержащий радиоактивные частицы, попадает в атмосферу и в зависимости от погоды, силы и направления ветра может перемещаться на большие расстояния. Тот же ветер разносит по окрестностям радиоактивную золу и пыль, оставшиеся от сгоревших деревьев и травы. Всё это представляет опасность не только для близлежащих территорий, но и для отдалённых от эпицентра пожара районов. В зависимости от силы и направления ветра, радиоактивные частицы могут долететь до городов и населённых пунктов, находящихся за сотни километров от Чернобыля. В точности, как это было при самой аварии в 1986 году, когда загрязнению подверглись области на территории не только Украины, но и Беларуси, России и целого ряда других европейских стран.

С одной стороны, конечно, ничего хорошего в пожарах в зоне отчуждения нет, хотя лесные пожары там случались и раньше. Вот мнение Ивана Семёнова, шеф-редактора телеканала «Живая Планета»: «Этот пожар далеко не самый сильный за историю Зоны. В 2015 году там сгорело более 9000 гектаров леса! Но тогда мало кто обратил на это внимание, потому что огонь был далеко от самой атомной станции. А зря». Чем ближе пожар подступает к АЭС, тем больше вероятность, что огонь затронет районы с высоким радиоактивным заражением, и тем больше радиоактивных частиц в итоге попадёт в атмосферу.

С другой стороны, своеобразная подмога пришла оттуда, откуда никто её не ждал. Из-за коронавирусной пандемии и повсеместного режима самоизоляции люди стали меньше находиться на открытом воздухе, а значит, и меньше подвергаются опасности встретиться с прилетевшим из Чернобыля радиоактивным цезием или стронцием. Здесь не следует предаваться радиофобии – дойдя до продуктового магазина и обратно, вы не получите лучевую болезнь. Однако повышение концентрации радиоактивных частиц, пусть даже и небольшое, увеличивает частоту тех же онкологических заболеваний, если мы смотрим в целом на статистику заболеваний по крупным городам или целым областям. Поэтому, оставаясь лишний раз дома этой весной, можно избежать сразу двух опасностей.

Кстати, Иван Семёнов был научным редактором документального проекта «Выжить в Чернобыле» – цикла из трёх фильмов о Чернобыльской катастрофе и зоне отчуждения, которые были подготовлены вместе со съёмочной группой телеканала «Живая Планета» всего за полгода до текущих пожаров. Посмотреть фильмы можно бесплатно на канале «Живая планета» и в приложении «Моя планета». Знакомиться с Чернобыльской зоной отчуждения лучше всего на расстоянии!

Автор: Максим Абаев

Источник: Наука и жизнь (nkj.ru)

Метки: , , ,

Добавить комментарий