Перейти…

VGil journal

Новости и события, люди, история...

Архив

RSS Feed

30.11.2020

Негры-евреи… и имя им «фалаши». Исход из Эфиопии.


к теме: АФРИКАНСКИЕ РИМЛЯНЕ  

Существует такой не особо смешной анекдот:

«Нью-Йорк, перекресток. Слепой с характерным еврейским акцентом просит перевести его через улицу. Прохожий интересуется у слепого, давно ли тот потерял зрение. «Да с рождения», — отвечает тот. «Значит, вы себя в зеркале не видели…» «Нет, а что?» «Да тогда бы знали, что этот акцент вам не подходит – вы негр».

Три ха-ха, но этот прохожий был не совсем прав. Есть негры-евреи, есть, и имя им – фалаши. И связана с ними занимательнейшая история их переселения из родимой Эфиопии на Землю обетованную – Израиль. А главным действующим лицом этого беспрецедентного переезда была израильская разведка Моссад.

Так кто же такие фалаши, и откуда взялись негры-евреи?

Испокон века фалаши обретались на северо-западе Эфиопии. Сами себя они называли «Дом Израиля» (bete Izrael). Ну а название «фалаши» (имеющее, кстати, легкий оттенок пренебрежения) означает «эмигрант, изгнанник, иностранец». Вполне вероятно, что это название фалаши первоначально предпочитали сами, чтобы подчеркнуть то, что они «изгнанники» из Святой Земли, в которую вернутся — после прихода Мессии.
Самые первые упоминания о фалашах относятся к IX в. и принадлежат еврейскому путешественнику Эльдаду а-Дани. Он считал фалашей одним из десяти колен Израилевых, коленом Дана, которое ушло в Куш, как в древности называли Эфиопию, и основало независимое царство.
Сами же фалаши о его мнении не ведали, и свое происхождение объясняли несколькими легендами. По одной из них, они являются потомками евреев, которые пришли в Эфиопию с Менеликом I, сыном царя Соломона и Царицы Савской. Другая гласит, что они ведут свое происхождение от группы евреев, которая во время исхода из Египта отделилась (или попросту заблудилась в пустыне, кто знает), и направилась в Эфиопию. Некоторые из фалашей верят преданию, что они потомки евреев, которые пришли в Эфиопию после разрушения первого или второго Храма.
Большая часть современных ученых полагает, что фалаши — часть коренного населения Ефиопии, когда-то принявшая иудаизм. По крайней мере, антропологически они не отличаются от остальных эфиопов; фалаши не знают и, похоже, никогда не знали иврита; их культура (за исключением религии) не отличается от культуры их соседей; и, наконец, в их религии имеются значительные примеси элементов язычества и христианства. Поэтому сегодня исследуется не происхождение фалашей, а, скорее, происхождение их религиозных традиций. Интересно, что фалаши в отрыве от центров традиционного иудаизма, среди христианского большинства не только сохранили свою религиозную идентичность, но и повлияли на это христианское большинство гораздо сильнее, чем оно на них.

Как бы то ни было, но в 1972 году израильский Верховный раввинат признал предания и традиции фалашей иудейскими. Верховный раввин вынес решение, что фалаши «несомненно происходят от колена Данова» – то есть, жителей библейского Хавилеха, сегодняшнего юга Аравийского полуострова. Аргументы – фалаши верят в Тору, основную священную книгу иудеев; делают обрезание, чтят субботу и следуют еврейским заповедям гигиены и кошерной пищи. И посему на эфиопов-фалашей распространился израильский закон о репатриации, автоматом дающий гражданство любому еврею, приезжающему в Израиль на постоянное жительство. Когда в 1977 году Менахем Бегин стал премьер-министром, он пообещал помочь фалашам вернуться в землю обетованную. Но эфиопам, независимо от национального самосознания, было запрещено покидать свою страну, а решение Верховного раввина Израиля, надо полагать, мало волновало руководство этой страны, находящейся в состоянии перманентной гражданской войны. Правда, несмотря на жесткую позицию правительства Эфиопии, до 1981 года израильскому премьеру удалось добиться переселения в Израиль почти пяти тысяч своих новоприобретенных соплеменников.

Эфиопия в обозримом историческом прошлом никогда не была оазисом благополучия, но в 1984 году ситуация там обострилась до предела. К непрекращающейся уже почти 15 лет гражданской войне прибавилась сильнейшая засуха. Эфиопы всегда жили впроголодь, но такого голода не помнили уже давно.

Кто мог, в поисках лучшей доли – читай: пропитания — ломанулся в сопредельные страны. По большей части, в Судан. Из огня да в полымя, ибо в тамошних лагерях для пересленцев гибли несчастные эфиопы почище, чем на родине. Правда, в основном только от голода да сопутствующих жизни переселенцев болезней, хотя постреливали и здесь. Ничего странного, что Судан с превеликим удовольствием согласился расстаться с частью беженцев из Эфиопии – фалашами – но при условии строжайшей сектретности этой спасательной операции. В январе 1985 года около 500 фалашей на транспортном самолете «Геркулес» были переправлены в Израиль. Но сведения об этой операции просочились в прессу, арабские страны подняли по этому поводу большой шум, и гневно осудили Судан за сотрудничество с Израилем. Переселение фалашей «на историческую родину» оказалось под угрозой.

Действительно, ситуация для фалашей была тупиковой. В Судане они умирали от голода, более или менее официальными путями вытащить их было невозможно.

Новый премьер Израиля Шимон Перес вызвал к себе шефа израильской разведки Моссад, и поручил ему найти пути спасения возможно большего числа фалашей, дав при этом разрешение использовать для этой цели также военные и гражданские пути и средства. Начальник отдела, отвечающего за спасение евреев с вражеской территории, получил задание провести операцию под кодовым названием «Моисей», и в кратчайшие сроки подготовить ее план.

Задачка никак не из простых – вывезти из не особо дружественной страны десятки тысяч человек, да так, чтобы об этом не стало известным. Поначалу израильские разведчики прикидывали вариант использовать морской путь. Натолкнул их на эту мысль трагикомический случай, едва не приведший к международному скандалу. У израильского ракетного катера, возвращавшегося домой через Суэцкий канал, ночью возникли проблемы с радаром. Каким-то чудом на скорости в 30 узлов катер проскочил невредимым через прибрежные рифы, и вылетел на саудовский берег. В спешном порядке по радио было вызвано подразделение морских «коммандос», занявших круговую оборону вокруг катера на случай нападения. Прибывшим наутро саудовским наблюдателям открылась сюрреалистическая картина – на песчаном берегу стоит ракетный катер, вокруг него нахохлившимися грифами расположились «коммандос». В итоге все разрешилось мирным путем – Саудовская Аравия разрешила израильтянам вытащить катер и отбуксировать его домой.

Но после длительного обсуждения эта идея была забракована: хотя судоходный маршрут и проходит очень близко от суданского берега, операция по приему на борт и перевозке тысяч и тысяч человек неизбежно будет замечена. Со всеми вытекающими отсюда последствиями как для Израиля, так и для самих фалашей. В конце концов какой-то светлой голове пришла в голову грандиозная идея: основать на побережье Судана клуб ныряльщиков – Красное море идеально подходит для дайвинга – как опорный пункт для дальнейших действий.

Моссад видел в этом обновленный вариант операции «Ковер-самолет» — вывоза йеменских евреев самолетами «Геркулес» в начале 50-х годов. Было решено вывозить фалашей именно этими самолетами – из-за их вместимости. За операцию отвечал офицер Моссада Йегуда Гил, вылетевший для этой цели в Судан под видом представителя бельгийского туристического агентства. По легенде бельгийцы хотели организовать курсы ныряльщиков на Красном море и экскурсии в пустыню. Йегуда Гил купил небольшой клуб ныряльщиков, получил в Хартуме лицензию на предприятие и начал в небольших масштабах организовывать приезд туристов из Европы. Очень кстати был обнаружен остов затонушего на глубине 20 метров корабля, всего в 100 метрах от берега – идеальный объект для ныряния на небольшие глубины и отличная приманка для туристов.Тем временем в Тель-Авиве из числа проверенных людей нанимали поваров, инструкторов по дайвингу и прочий необходимый для туристического комплекса персонал.

А в Судане, на берегу Красного моря уже вовсю шли строительные работы. Так как время поджимало, были «в темную» наняты и местные рабочие, разделенные на четыре бригады, работавшие по четырехдневным сменам. Секретную работу по оборудованию взлетно-посадочной полосы в пустыне выполняла израильтяне. Они же для убыстрения работ по ночам подключались и к основному строительству. Из-за постоянно тасовавшихся дневных смен никто из аборигенов не удивлялся, что за несколько дней их отсутствия строительство заметно продвинулось.

Операция чуть не провалилась из-за глупейшей ошибки – как всегда и бывает. В чью-то светлую голову взбрела идея доставить на катеря из Израиля уже готовый газон. И как-то утром местная бригада с изумлением и ужасом обнаружила огромный зеленый газон на месте, где веками был лишь песок. Как трава появилась за одну ночь? Когда аборигенам объяснили, что это присажен готовый дерн, те стали спрашивать, откуда такое чудо в Судане. К счастью, поглазев на невиданную в этих краях зелень, местные о ней позабыли, и взялись за работу.

Работы велись ударными темпами, и через месяц туристический лагерь готов. Кроме основных строений, были построены и помещения для спецоборудования: световых маяков, осветительных прожекторов, контрольных огней, измерителей силы ветра и лазерных дальномеров.

На турбазе израильские специалисты анализировали разведываетльные данные о суданской системе радиолокационного слежения. Наконец они нашли «дыру», которую не перекрывали радары. Это место находилось в гористой местности неподалеку от египетско-суданской границы; низколетящий самолет мог проскользнуть незамеченным. Чтобы подыскать подходящие для посадки места, на турбазу привозили израильских летчиков. Они «работали» в качестве экскурсоводов – это позволяло им беспрепятственно ездить по пустыне и отмечать на карте места для временных взлетно-посадочных полос.

Примерно в марте в туристический комплекс приехали первые туристы из Европы; в дипломатичской тусовке Хартума поговарили о новом комфортабельном месте отдыха. Между прочим, с момента открытия до того дня, когда внезапно изчез весь «персонал», комплекс был полон туристов – отличный коммерческий успех. У Моссад была даже идея: а не предложить ли Организации освобождени Палестины провести здесь конференцию? Планировалось, что затем «коммандос» захватят все руководство ООП, погрузят на ракетные катера и доставят как пленных в Израиль. Кто знает, может и выгорело бы…

Все было готово к вывозу фалашей. Но существовала одна проблема, и немалая: в то время сотни тысяч эфиопов бежали из своей страны и жили в лагерях в Судане. Сложность состояла в том, как незаметно оповестить всех ефиопов-евреев. Эту задачу взяли на себя фалаши, которые уже были эвакуированы ранее и жили в Израиле. Рискуя жизнью, они вернулись в эфиопские и суданские лагеря и стали собирать своих людей. Новость о спасении разнеслась среди фалашей, но они сумели сохранить ее в тайне.

Наконец все было готово: была оборудована взлетно-посадочная полоса в пустыне, в шести часах езды от нее выбрано место сбора фалашей, откуда грузовиками их доставляли прямо к самолетам. Перед каждым вылетом транспортного «Геркулеса» израильские разведывательные самолеты с большой высоты засекали суданские дорожные патрули и сообщали об этом в коммуникационный центр на турбазе.

И вот первый рейс. На первый взгляд, было предусмотрено все, любая возможная случайность. Все встретились в указанном месте, фалашей погрузили в грузовики, и благополучно доставили их к поджидавшему транспортнику. Но израильтяне не учли лишь одной мелочи – они имели дело с дикими жителями пустыни. На песке зажглись светящиеся полосы, из темноты медленно появился огромный «Геркулес». Фалаши с ужасом наблюдали, как эта громадная махина медленно разворачивалась, и, поднимая грохочущими двигателями тучи песка и пыли, надвигалась на них. Охваченые жутким ужасом, фалаши разбежались в пустыне и скрылись в темноте. Быстро удалось найти только человек двадцать. Первый вылет отложили на сутки.

После этого фалашей держали в грузовиках, пока машина не приземлится, а затем перегружали прямо на борт. Полеты производились практически каждые сутки, иногда за ночь вылетали три самолета – израильтяне спешили вывезти как можно большее количество фалашей.

Все шло как по маслу, пока, как обычно, не случился неприятный инцидент – суданский патруль задержал один пустой грузовик. Ни у водителя, ни у единственного пассажира не было документов, и суданцы их арестовали. Так как грузовик не прибыл на базу, были организованы поиски. В результате пленных освободили; не обошлось, правда, без перестрелки. Скорее всего, все было бы списано на местных контрабандистов, но Израиль не мог рисковать, и оттуда пришел приказ срочно «собирать багаж». В Хартуме Йегуда Гил спокойно сел на первый рейс в Европу, а оттуда вылетел в Израиль. В туркомплексе на Красном море, пока отдыхающие спокойно спали, израильтяне собрали спецоборудование и погрузились в самолет. Наутро, когда около 50 проснувшихся туристов обнаружили вместо исчезнувшего персонала лишь пару аборигенов, им объяснили, что владелец комплекса обанкротился, и обещали возместить все расходы. Позднее так и произошло. Туристам оставили более чем достаточное количество продуктов и четыре грузовика, которые доставили их в Порт-Судан.

Такое мероприятие не могло остаться в полной тайне. Но в появившихся статьях и даже книгах рассказывалось о вывозе фалашей чартерным самолетом «Боинг-707» фирмы Trans European Airwais по воздушному мосту между Хартумом и Аддис-Абебой через Афины, Брюссель, Рим или Юазель в Израиль. В этих историях – появившихся с легкой руки специалистов Моссад по дезинформации – утверждалось, что в ходе короткой блестящей операции этим путем были спасены 12 000 эфиопских евреев. В действительности были вывезены 18 000 человек, и только 5 000 из них по указанному маршруту; основная часть попала в Израиль через «туристический комплекс» на берегу Красного моря.

Примерно так, если верить книге «Моссад» бывшего кадрового офицера этой организации Виктора Островского, завершилась операция «Моисей». Не стоит, наверное, проводить никаких параллелей, не особо-то они и уместны, да и не нужны. Но почему-то этот образчик заботы Израиля о своих соплеменниках-согражданах – дорогостоящей, потребовавшей невероятных материальных и людских ресурсов – заставляет задуматься об ответственности государства за своих граждан вообще.

Припоминается мне, как однажды мы с другом оказались за границей в затруднительной ситуации (нас обокрали, увели деньги, кредитки, билеты, хорошо еще, что паспорта остались), и пошли в родное посольство. Чуть не прослезились, увидев на маленькой улочке гордый красно-бело-красный флаг. Но на просьбу помочь нам с возвращением в Латвию – «приедем домой, в тот же день вернем деньги за проезд в консульский отдел МИДа» — получили в ответ разъяснение, что помощь посольства Латвийской Республики в подобных случаях ограничивается предоставлением 1 (одного) бесплатного телефонного звонка на родину. К тому времени я уже прочитал книгу Островского, и в душе пожалел, что я не эфиопский фалаш…

Из личного архива. EVA&ADAM  2008 (с). Автор Эдуард РОНИС (Рига)

Метки: ,

2 комментария “Негры-евреи… и имя им «фалаши». Исход из Эфиопии.”

  1. Egil
    19.09.2012 дата 14:19

    * Фалаши, как и эфиопы, не являются неграми — что видно и на фото.
    * Помощь латвийского посольства несколько больше, но действительно ничтожна.

  2. Dok
    10.01.2013 дата 09:24

    А кем как не неграми являются фалаши и если не негроид то кто изображён на фотографии по мнению Egilа?? ))))

Добавить комментарий