Писательница Катя Петровская: в Украине нет общества.

Немецкая писательница украинского происхождения Катя Петровская*  о том, как изменилось немецкое общество после войны и как изменилась Украина.

О голодоморе:

На нас не только кровь жертв, но и кровь преступников… Мы все ответственны за то, что происходило в этой огромной Империи. После распада СССР ни одна из республик сказала: мы все виноваты. Никто не взял на себя ответственность за преступления. Все заявили, что они жертвы… Виноватыми всегда были латышские красные стрелки, еврейские коммисары, русские… Никто и никогда, ни в одной из республик, не признал свою вину. 

Когда начались все эти события, сначала Майдан, а потом война, Крым, Вы заняли такую ​​проукраинскую позицию в Германии, что, скажем так, не всегда было популярным, среди немецких элит. Это было так?

Я думаю, что Вы ошибаетесь, потому что такой основной тренд в Германии, он, конечно, проукраинский. Вообще эти сроки политические, потому что я значительно более пророссийская человек, чем Путин, поэтому я знаю, что есть хорошая Россия, что есть прекрасные люди, я знаю, что есть русская культура. А вот это все — это какой-то накипь у власти, которая захватила умы миллионов, это не Россия, это ужас.

Катя Петровская родилась в 1970 году в Киеве. После атомной катастрофы на Чернобыльской АЭС в 1986 году она покинула родину, изучала литературоведение в Эстонии, училась в США и в 1998 году защитила диссертацию в Москве. Начиная с 1999 года, автор живет в Берлине и работает журналисткой.

Мы же когда смотрим на интеллигентных россиян, значительную часть из них, они, по крайней мере публично, может они думают на кухне по-другому, часто разделяют позицию Путина, или частично ее разделяют или на 30% разделяют, или говорят, что Донбасс надо отдать, а Крым всегда был российским … И Вы же формировались в семье, где русская культура, литература всегда были не только объектом изучения, а объектом любви, насколько я понимаю, хотя и мировая тоже. Вы учились в Тартуском университете, где преподавали в свое время блестящие языковеды и литературоведы российские и вообще вся интеллигенция оппозиционно настроена, или значительная часть ехала туда, и поэтому там можно было быть свободным, но быть частью другой русской культуры. Затем Вы жили в Москве, очевидно, у Вас в Москве есть огромный круг общения, и как эти люди реагировали на Вашу позицию, все они Вас поддерживали?

Друзья остались друзьями, и настоящие друзья они абсолютно с нами. И меня как раз поражает больше всего позиция Украинской в ​​этом смысле, я сталкивалась с этим много раз, что вот «нам не нужны эти российские оппозиционеры». Как будто они русские и они заклеймены этим, а то, что им на самом деле в сто раз сложнее, чем нам … Нам хотя бы больно, как сказал мой друг, а им просто стыдно и они вообще не знают, что делать. И им будет тяжело.

Что касается немецких элит. У нас даже нет грамотного мониторинга европейской прессы. Каждая хоть немного образованный человек говорит, что там, в Европе, они считают так или так. Кто читает хотя бы две немецкие газеты? В Германии невероятно развит спектр газетной и телевизионного пространства. Это значит, что есть все.

Можно сказать, что хорошие массовые издания занимали откровенно проукраинскую позицию, потому что есть такая вещь как факты, а люди их уважают. Поэтому нет проблемы с Крымом и Донбассом там. Есть огромное количество немецких журналистов, которые на фронтах здесь. Мне очень трудно все время драться с нашими украинскими интеллигентами, которые говорят, что Европа нас бросила.

Я знаю десятки, сотни инициатив, которые еще по «чернобыльским» каналам, когда еще начался Майдан, повезли вещи, деньги. Есть города-побратимы, принимают людей. Я сама, написав маленькую статью, мне начали звонить какие-то немецкие старики и говорить, что я вот праздную 80-е и предложил собрать деньги вместо подарков. У людей есть совесть и они, в общем, то, что сейчас происходит с беженцами в Германии, то, что Германия берет это на себя и возникает огромное количество инициатив частных, так как государство с этим не справляется. Там совсем другое состояние общества.

А когда здесь говорят, что Европа нас забыла, что она это не сделала — это просто не красиво.

 

Катя Петровская лауреат литературной премии имени Ингеборг Бахманн. 43-летняя Петровская покорила жюри своим произведением «Возможно Эстер» («Vielleicht Esther»). Премия имени Ингеборг Бахманн, которую ежегодно вручают в Клагенфурте, считается одной из самых престижных литературных наград в немецкоязычных странах.

А как Вы воспринимаете то, что здесь делаем мы?

Мне очень сложно говорить об этом, потому что я, естественно, информирована в то, но я не ни профессионалом, ни экспертом. Мои наблюдения — это наблюдение частного человека, который что-то знает, а что-то нет. Ситуация с войной страшная — это трудно комментировать, трудно комментировать в каком состоянии армия, кто призывается.

Я приезжаю в Киев и вот, что я вижу: с одной стороны День Независимости, люди радуются и ходят в вышиванках, ты попадаешь в пространство Софиевской площади, люди там стоят и плачут, с другой стороны — непозволительная роскошь богатых людей. Понять, почему одни люди вкалывают, а другие … я не говорю о повседневной жизни — мы все ходим в рестораны, но позволять себе невероятную роскошь … Вся история этого региона — это история забытых людей. Мы их забыли: и после Оранжевой революции и до этого. А теперь мы имеем то, что мы имеем и никому они не нужны. Это самая большая проблема — эти люди просто никому не нужны. Политика, идеология — это десятое дело.

Не знаю, что Вам рассказать. То, что многое не удалось — так, многое не удалось, но могу сказать серьезно, что немецкая политическая элита на стороне Украины и пока здесь есть какие-то попытки что-то сделать, но разочарование очень серьезное, что серьезная смена элит не состоялась в Украине.

А что такое смена элит?

Когда приходят к власти новые люди, когда меняется принцип властвования. Этого не произошло.

 

*** При подготовке материала использован гугл-перевод ***

 

PS: Эта молодая и симпатичная женщина покорила и поразила своим умом и рациональным мышлением…

 

 

Добавить комментарий