В любое время и в любой стране найдутся идиоты любого уровня.

Интеллигенция и евромайдан. Послевкусие…


Статья Андрея Украинского и Анатолия Слободянюка
Творческая интеллигенция всегда была прослойкой, старающейся, обслуживая правящий класс, сохранить видимость независимости.

Поэтому, в сложившейся ситуации неудивительны ни художественные выставки, поддерживающие украинскую армию, ни сотни часов патриотических фильмов и роликов, ни десятки музыкальных групп, исполняющих «Путин хуйло», ни акционисты, видящие причины проблем в памятниках Ленину и публичное сожжение его трудов представляющие как «перформанс». Сейчас у нас есть возможность выделить лишь некоторые ключевые моменты этого безумия.
Огромное количество творческих личностей прыгало на майдане под речевку «Кто не скачет, тот москаль» в компании ультраправых. Однако игра в контркультуру и революцию быстро превратилась в поддержку самых реакционных тенденций новой власти. Переход количества в качество стал очевиден после выставки «Осторожно, русские» в рамках «Украинского Культурного Фронта» (апрель 2014, Центр современного искусства М17). «Русские» с георгиевскими ленточками сидели в клетке с надписью «не кормить», пили водку, играли на балалайке, славили Путина и грубили посетителям.

В любое время и в любой стране найдутся идиоты любого уровня. Важно, насколько их поддерживает государство, выдаётся ли им трибуна для высказывания своих идиотских идей и то, как реагирует на них общество. Украинские СМИ отреагировали на выставку доброжелательно, а общество разделилось в оценках (значительное количество поддержавших подобное «культурных» людей — само по себе красноречивый факт).
Прямым продолжением этого опыта дегуманизации являлась выставка «100 лучших патриотических плакатов», проведенная в том же центре спустя полгода. Безвкусные плакаты нередко представляли собой репризы старых, в том числе советских, со слоганами в духе «Не проходи мимо, убей колорада», «Вате слова не давали».
Была широко представлена антикоммунистиеская тема, сексизм (адаптированный pin-up) и клерикализм, открыто пропагандировалась война и приветствовалось насилие. Копии плакатов были отправлены солдатам в зону АТО, а средства от продажи оригиналов — на помощь армии. Отдельного упоминания стоят две «феминные» выставки в Харькове: «Война ОНА» и «Ноль без палочки», на которых экспонировалось и нечто совершенно людоедское, например вышитое панно «ДНРовские псы», на котором изображены убитые ополченцы.
Вопиющим явлением стали откровенно фашистские мультфильмы про «ватников» Ирены Карпы, изображающие население Донбасса недолюдьми. При полной художественной несостоятельности (полностью заимствованная художественная концепция, примитивность и предсказуемость сюжета), их ксенофобный заряд очевиден даже без перевода. Все они были показаны на центральном канале страны и с восторгом подхвачены шовинистическими массами. Курьезом является то, что книгу того же автора про Майдан один из интернет-магазинов предлагает покупать вместе с «1984» Оруэлла — обещается скидка.
Украинские работники культуры в течение последнего года вели интенсивную работу по дегуманизации противников нынешней власти. «Ватники», «вата» и «колорады» пришли вслед за Untermenschen времен третьего рейха и «тараканами»-тутси. В марте 1945 года журнал американских морских пехотинцев сравнил японцев с паразитом гнида японская (Louseous Japanicas), а позже в том же месяце на 67 японских городов были сброшены зажигательные бомбы, затем последовали Хиросима и Нагасаки. Через неделю после инсталляции «Осторожно, русские» ультраправые сожгли в Одессе не менее 48 человек.
Ни сами деятели культуры, ни потребители их духовной продукции, похоже, не понимают в чем они завязли. Такой резкий поворот в поведении «творческих интеллигентных людей» можно было предвидеть, однако угроза, исходящая от так называемого культурного национализма интеллигенции, была явно недооценена многими людьми со стойкой антифашистской позицией. Культурный национализм оказался в первую очередь национализмом, а не культурным; более экспансивным, нежели защитным.
Хотя бы бегло следует упомянуть о Сергее Жадане — популярном в Украине и России писателе. Удивительным образом, ни его деятельная поддержка Майдана, ни дифирамбы АТО (на фронт, впрочем, он не собирается), ни участие в попытках сноса памятника Ленину в Харькове (это далеко не полный список) не мешают многим людям, называющим себя украинскими левыми и желающим при том оставаться «в тренде», считать его в той или иной мере своим.
Примеры можно было бы приводить и дальше. О метастазах упадка современной украинской культуры говорить можно долго; гниение – это красочный процесс, богато расцвеченный и сопровождаемый множественными миазмами. Но генеральное суждение остается одно: разложение суть следствие смерти.
Подвергаемый многочисленным нападкам тезис о «КУЛЬТУРЕ» (как совокупности продуктов чисто духовного характера и процессе их создания) и «МАТЕРИАЛЬНОМ ПРОИЗВОДСТВЕ» (как «базисе» духовной жизни общества) обрел в Украине сногсшибательное подтверждение.
До последнего времени страна представляла собой пространство бесконечного дележа и продажи по дешевке советского наследия. Ну и, конечно, транспортировки российского газа и содержания военно-морского флота РФ. Были перспективы, но их, по сравнительной (с рейдерством) нерентабельности, обычно в той или иной мере игнорировали. Более того, вытесняемый из публичного (в т.ч. художественного) дискурса Донбасс – это как раз и есть исключение (пусть в большей мере потенциальное) из общеукраинского контекста экономики, как и Крым.
Творчество, возникшее в столь бесплодной обстановке, имеет свою специфику. Успешные творцы обычно успешно абсорбировались вне этого базисного «лимба», возможно, даже страдая ностальгией. Возникшие же в 90-е «культурмейкеры развала СССР» – небесталанные отнюдь – становились бонзами новой культуры, толкавшими её на путь чистого деструктива (не забывая отстраивать себе особняки в элитных районах – и не только Украины).
Именно таков был бэкграунд Майдана – если рассматривать его преимущественно в культурной плоскости. Творческое меньшинство к этому времени забилось в псевдоавангард самих себе же интересных выставок-концертов-спектаклей, а «масса» вполне удовлетворялась массовой же культурой. И там и там – одинокая толпа, состоящая из «неповторимых индивидуальностей», страдающих от того, что некому услышать то, что им нечего сказать.
Майдан – это как выдох. Кровавая жертва – относительное благополучие побоку – «Достоинство» и «Кружевные Трусики с ЕС» (последнее — с плаката, который на Майдане демонстрировала очаровательная студенточка столичного ВУЗа). Активизация прямого переживания недоучек и недоумков, сопровождающаяся мифологическими культурными выплесками. Вопросы стиля и вкуса (не самые последние в модерном искусстве) на то время никого не волновали – всё, обладавшее «промайдановским»смыслом всем его со-участникам казалось нужным, уместным, своевременным.
И вот собственно этот заряд, заряд якобы «идеи», якобы поднимающей массы, застрял в сознании «творцов». Оттого и апофеоз эстетического убожества, людоедской безнравственности и популистской направленности творцов «прекрасного» в современной Украине. Те, кто имели претензии на то, чтобы сказать что то в голос и отчаялись говорить перед равнодушной массой, вдруг с удивлением почувствовали, что масса очень хорошо слышит и воспринимает набор заклинаний: «Слава Украине – Героям Слава», «Нация понад усе» и пр. Не удивительно, что «творцы», в массе своей, купились на это, недальновидно решив, что так будет всегда.
И совершенно напрасно – поскольку националистическая истерия уже ощутимо идёт на спад (как её всплеск, так и закат – результаты объективных процессов в обществе и культуре, а не «творение» этих «творцов») – и вскоре им придётся вспомнить о своём участии в совершенно чудовищных (как в нравственном, так и в эстетическом аспектах) «художественных» мероприятиях – или пытаться вычеркнуть этот факт из своих биографий. Что будет непросто.

источник

Добавить комментарий