Петр Порошенко: «Россия является стратегическим партнером, соседом Украины»

к теме: Борца с коррупцией Петра Порошенко обвинили в коррупции

«Разворот» на Эхо Москвы. Время выхода в эфир: 23 окт. 2009, 15:08

С. БУНТМАН: Добрый день. Мы начинаем «Разворот» с очень важной беседы. У микрофона Сергей Бунтман. Ведущие «Разворота» вступят через час. Потому что сейчас у нас в гостях Петр Алексеевич Порошенко – министр иностранных дел Украины. Петр Алексеевич, добрый день.

П. ПОРОШЕНКО: Здравствуйте.

С. БУНТМАН: Хорошо, что снова завязывается диалог украинско-российский, российско-украинский. Как пришло это решение после вашего назначения недавнего, после долгого перерыва, как внутриукраинского с назначением министра иностранных дел, так и большими осложнениями в наших отношениях между двумя странами?

П. ПОРОШЕНКО: Я считаю, что, с одной стороны, это решение было безальтернативным. Потому что Россия является стратегическим партнером, соседом Украины. Если вы возьмете любые составляющие этого партнерства… Объем товарооборота – это 37 млрд. долларов за восьмой год, это самый большой товарооборот с отдельно взятой страной, объем поездок взаимных друг к другу превышает 12 миллионов, т.е. 6 миллионов украинцев и 6 миллионов россиян съездили друг к другу в гости, это тоже абсолютное лидерство. Безусловно, объемы нашего культурного, гуманитарного, политического, экономического, если хотите военного, военно-технического сотрудничества, они весьма высоки. Поэтому я глубоко убежден, что министр должен быть, с одной стороны, там, где эти объемы являются лидирующими. С другой стороны, к сожалению, мы вынуждены констатировать, что долгое отсутствие диалога, долгое отсутствие министра, безусловно, шаги, которые способствовали снижению доверия между нашими странами, нуждаются в эффективных действиях по возобновлению диалога, по возобновлению доверия. Сегодня даже мной был применен – и подтвержден моим коллегой Сергеем Викторовичем Лавровым – термин перезагрузка, или дозагрузка.

С. БУНТМАН: Скорее дозагрузка. По сообщениям агентств, вы решили, что перезагрузка не нужна, надо использовать всё, что есть.

П. ПОРОШЕНКО: Вот именно этот термин «дозагрузка» был применен как компромиссный.

С. БУНТМАН: Сразу, Петр Алексеевич, о поездках. Два года назад была неприятная история, когда вас не пустили в Россию.

П. ПОРОШЕНКО: Это был разовый элемент. После этого я уже в России не первый раз – и с официальными делегациями, и на саммите, и сегодня. Никаких проблем по этому поводу не возникает.

С. БУНТМАН: Вы считаете это недоразумение.

П. ПОРОШЕНКО: Нет. Проблема «черных списков», безусловно, присутствует. С другой стороны, она вызвана тем, что целый ряд политиков с обеих сторон позволяют себе недружественные заявления, а, с другой стороны, власти уже как ответную меру вынуждены применять ее для скорейшего разрешения этой ситуации. Этот вопрос сегодня также обсуждался. Поскольку он относится к компетенции, помимо министров иностранных дел, еще других служб, мы договорились о продолжении диалога и задекларировали необходимость решения этих проблем.

С. БУНТМАН: Вы сказали, что с обеих сторон делаются списки известных политических деятелей России, которые приезжали на Украину и стали там нежелательными людьми, такие как Константин Затулин хотя бы.

П. ПОРОШЕНКО: Я глубоко убежден, что любым поездкам наших граждан, независимо от их политического статуса, безусловно, должно сопутствовать уважение государства, уважение суверенитета, уважение территориальной целостности наших государств. В данном случае развязание проблемы списков будет сопряжено с наличием определенного прогресса в обеспечении достижения в том числе и этих требований. Наши поездки не должны дестабилизировать внутреннюю ситуацию ни в России, ни в Украине.

С. БУНТМАН: А что, здесь нужно принять какие-то обязательства взаимные?

П. ПОРОШЕНКО: Нет. Я думаю, что мы просто должны придти к пониманию необходимости придерживаться определенных стандартов.

С. БУНТМАН: Петр Алексеевич, раз мы заговорили сейчас о высказываниях, то самый главный объем высказываний, которые можно посчитать недружественными, касался Крыма, Севастополя, Черноморского флота. Сегодня были важные заявления по поводу Черноморского флота и базовых соглашений по Черноморскому флоту. И Украина, и Россия заявили в вашем лице и в лице г-на Лаврова, что ни Украина, ни Россия не будут пересматривать базовые соглашения по Черноморскому флоту. Что это означает в сущности? Потому что там остаются шероховатости. Даже назначены комиссии, которые будут заниматься, например, собственностью на навигационные объекты. В чем состоит база, от которой ни Украина, ни Россия не будут отказываться?

П. ПОРОШЕНКО: База, от которой не будут отказываться, – от буквы и духа соглашения о временном пребывании Черноморского флота на территории Украины. Мы не собираемся ревизовать эти соглашения. Мы стоим на позиции неуклонного соблюдения этих соглашений. Российская сторона подтвердила, что она стоит на тех же позициях. Я задекларировал – и мое предложение было поддержано, – что наши отношения или проблемы в части пребывания Черноморского флота не должны решаться нами через средства массовой информации или путем громогласных заявлений на страницах газет, телевидения или Интернета. Мы договорились – и не только в этом вопросе – о создании прямой «горячей линии», которая будет создана между министрами, между послами, между соответствующими руководителями групп, по которой мы сможем обсуждать те шероховатости или те разночтения, которые сегодня присутствуют. Мы не должны быть заложниками юристов или их толкования этих норм. Мы договорились о немедленном возобновлении группы по Черноморскому флоту в составе подкомиссии комиссии по безопасности…

С. БУНТМАН: На каком уровне?

П. ПОРОШЕНКО: Она продолжила свое существование. Она была, просто долгое время не собиралась. Сегодня мы договорились о том, что в самое ближайшее время произойдет заседание этой группы на уровне заместителей министра. И вопросы эффективного взаимодействия будут налажены и отработаны. Сам факт того, что это задекларировано и эта работа будет начата, является обнадеживающим. Если мы продолжим работу по построению доверия между нашими странами, между участниками процесса, я считаю, это даст дополнительные гарантии успешности деятельности этих групп. Они не ограничиваются только Черноморским флотом.

С. БУНТМАН: Какие еще сферы?

П. ПОРОШЕНКО: Это и проблема границ, которая детально обсуждалась. Мы, действительно, достаточно большой путь уже прошли в части демаркации, в части делимитации, в части гарантий безопасного и не ограниченного во времени использования кораблями двух государств Керченского пролива. Я глубоко убежден в том, что на базе достигнутых в 2003-м, в 2005-м, в 2007-м годах договоренностей здесь тоже будет эффективный прогресс. Мы договорились о достаточно большом блоке решений экономических вопросов. На сегодняшний день, к сожалению, мы вынуждены констатировать, что объем ограничительных мер со стороны России для украинских товаров весьма значителен, нам там есть над чем поработать.

С. БУНТМАН: Где он наиболее значителен?

П. ПОРОШЕНКО: Если мы говорим о сумме, то там сумма приближается к 900 млн. долларов. Это и трубы, это и металл, это и полиамидная нить, это и продукты питания. В данном случае мы договорились, что мы должны создать не просто условия, для того чтобы все предварительно достигнутые договоренности о прекращении сроков действия этих ограничений были соблюдены. Новые ограничения, если у нас будут появляться случаи неконкурентного поведения субъектов хозяйственной деятельности, будут в кратчайшее время с пристальным вниманием российской и украинской стороны разбираться и будет соответствующая реакция.

С. БУНТМАН: Тоже комиссиями? Или на каком уровне?

П. ПОРОШЕНКО: Есть у нас двусторонние группы по экономическому сотрудничеству, которая, с моей точки зрения, могут эффективно взаимодействовать. Стороны задекларировали наличие политической воли, для того чтобы продемонстрировать прогресс в этом отношении. И уже к заседанию экономического комитета под руководством наших премьеров, я уверен, что мы способны продемонстрировать этот прогресс. Такая же, абсолютно равная модель поведения будет демонстрироваться украинской стороной в части снятия ограничений допуска российских товаров на украинский рынок.

С. БУНТМАН: Прежде всего речь идет о каких российских товарах?

П. ПОРОШЕНКО: Начиная от химических удобрений и заканчивая стрелочным оборудованием для железнодорожного транспорта, начиная от ограничений по автомобилям и заканчивая допуском на сельскохозяйственный рынок. Т.е. мы сегодня объективно можем говорить о том, что мы договорились о создании посткризисной модели взаимодействия наших государств на совместных рынках. Я не исключаю, что это может получить свое развитие для взаимодействия на рынках третьих стран по целому ряду товарных групп. Хотя сегодня мы так далеко еще не заходили.

С. БУНТМАН: Петр Алексеевич, мы вернемся к экономической части. Мне хотелось бы задать еще вопрос о Черноморском флоте. Как известно, у нас есть ключевая дата – 2017 год. Как раз речь идет о временном пребывании Черноморского флота. То, что и Россия, и Украина не будут модифицировать базовые соглашения, это означает, что раньше 17-го года не будет никаких требований вывести флот из Севастополя. Так ли это?

П. ПОРОШЕНКО: Сегодня девятый год. Я, как министр иностранных дел Украины, могу утверждать, что позиция Украины – в абсолютно четком соблюдении базовых соглашений, которые предусматривают наличие Черноморского флота до 17-го года.

С. БУНТМАН: Не означает ли это, что закрыта дорога для возможных переговоров о продолжении присутствия Черноморского флота после 2017 года?

П. ПОРОШЕНКО: Это не вопросы к Министерству иностранных дел. Это вопросы к конституции, это вопросы к волеизъявлению граждан. Это вопросы политического характера. В текущей правовой конструкции я не вижу пока предмета для их обсуждения.

С. БУНТМАН: Сейчас важнейшая задача – зафиксировать состояние и отвечать своим обязательствам.

П. ПОРОШЕНКО: Нет. Состояние зафиксировано. Я еще раз говорю – сегодня мы задекларировали, что ни одна из сторон не ставит вопрос о пересмотре базовых соглашений. Я считаю, что это очень важный итог переговоров. Точнее, не итог, а констатация. Потому что стороны никогда и не ставили под сомнение базовые соглашения. Трактовка тех или иных пунктов соглашения относительно режима пребывания флота, она остается, скажем так, в дискуссии, в переговорах. Но стороны задекларировали желание и возможность найти взаимоприемлемое решение. Севастополь, Крым – это суверенная территория Украины, на которой действуют законы Украины. Двустороннее соглашение, базовое соглашение по флоту должно действовать, имеет совершенно четкие гарантии своего применения. И в данном случае мы должны убрать отсюда политическую составляющую. В данном случае речь идет о безопасности Украины, гарантиях ее суверенитета, гарантиях ее территориальной целостности, о правовом режиме пребывания Черноморского флота на территории Украины. В данном случае мы настроены убрать отсюда любую политическую составляющую, которая сегодня может использовать факт пребывания Черноморского флота на территории Украины как предмет дестабилизации ситуации. Нет, нет и нет. Мы сегодня в равной степени заинтересованы в стабильности на территории России. Мы неоднократно демонстрировали свои шаги в этом направлении. Мы заинтересованы и признательны России за поддержку стабильности на территории Украины, в том числе в Крыму. Сегодня эта тема также обсуждалась. И мы намерены решать любые проблемы путем переговоров, через построение доверия.

С. БУНТМАН: Я напоминаю, что Петр Порошенко, министр иностранных дел Украины, у нас в гостях. Его первый визит – в Москву. Напоминаю, что у нас существует веб-трансляция, на нашем сайте вы можете смотреть, как мы разговариваем. Вы также можете задавать вопросы, +7-985-970-4545, шлите смс с вопросами. Вы сказали, Петр Алексеевич, что вас удовлетворили объяснения российской стороны по поводу прошедших вторых и проходящих скоро третьих чтений поправок к закону об обороне, поправок, которые говорят, в частности, о возможности применения за пределами России вооруженных сил. Какого рода были эти объяснения? Сергей Лавров сказал, что они никак не угрожают никому и находятся в рамках международного права. Вы просили конкретных объяснений?

П. ПОРОШЕНКО: Нет. Мы были удовлетворены теми изменениями, которые претерпел настоящий закон при подготовке ко второму чтению. Потому что, по крайней мере, по тем объяснениям, которые были представлены украинской стороне, была совершенно четко расписана процедура применения вооруженных сил за пределами территории России. И эта процедура соответствует международному праву, практике Организации объединенных наций и возможна к применению в двух случаях – по решению Совета безопасности ООН и для предотвращения, или точнее по факту вооруженной агрессии против Российской Федерации. Я, как министр, высказал свое удовлетворение результатами этих изменений, которые были нам предоставлены, потому что это более четко формулирует возможность применения вооруженных сил Российской Федерацией.

С. БУНТМАН: Есть достаточно резиновая формулировка «нападение на граждан Российской Федерации», которая позволяет трактовки.

П. ПОРОШЕНКО: Мы не услышали формулировки «нападение на граждан». Такой формулировки, как нападение на граждан, нет. Мы получили при встрече с г-ном министром совершенно четкие гарантии соответствия норм закона об обороне Российской Федерации международному праву. Формулировки будут четкие, не размытые.

С. БУНТМАН: Самое главное – это не допустить широких интерпретаций каких бы то ни было положений.

П. ПОРОШЕНКО: Безусловно. Причем не только этого закона, а всех законов, начиная от базовых соглашений по Черноморскому флоту, и заканчивая базовым соглашением так называемого «Большого договора» между Россией и Украиной, где совершенно четко прописаны абсолютно конкретные модели взаимодействия между нашими странами – традиционно стратегическая и традиционно дружеская.

С. БУНТМАН: Интерпретаций достаточно много везде. Когда вы готовились к этому визиту, и уже в ходе этого визита самое яркое выступление с помощью виртуального пространства, т.е. Интернета, это было заявление президента России Медведева, обращение его к Украине. Какие положения, достаточно резкие, на которые президент Ющенко со своей стороны отвечал, стали предметом ваших разговоров с Сергеем Лавровым?

П. ПОРОШЕНКО: Мы не обсуждали ни заявление президента Медведева, ни ответ. Я считаю, что этот диалог был исчерпан в двустороннем порядке после ответа Виктора Андреевича Ющенко. Я не думаю, что для развития отношений доверия и для укрепления отношений между нашими странами нам нужно постоянно ссылаться на какие-то отдельные моменты истории наших отношений. У нас все-таки намного больше твердого базиса, на котором мы можем строить взаимовыгодные отношения. И главный базис – это отношения наших народов, это отношение украинцев к России, где более 90% украинцев воспринимают Россию как стратегического партнера, как дружественный народ. И это следствие той политики, которая проводится властями Украины, это результат каких-то действий. Мы, безусловно, несколько расстроены – не скажу обеспокоены – тем, что данный уровень поддержки Украины и украинцев среди россиян несколько ниже. Мы договорились о том, что мы будем проводить согласованную информационную политику, которая будет способствовать формированию позитивного имиджа Украины в России, позитивного имиджа России в Украине. Мы считаем, что это очень важно. Это также мера по построению доверия, это эффективный способ проведения политики. И наше с вами интервью – один из этапов. Мы будем заинтересованы, чтобы граждане Российской Федерации знали искреннюю, абсолютно системную, последовательную позицию Украины, ее властей по отношению к России.

С. БУНТМАН: Петр Алексеевич, был чрезвычайно, мягко сказать, шероховатый вопрос – вопрос долгого неприезда посла России в Киев. Я читал ваши заявления по результатам общения с нашими коллегами. Вы и Сергей Лавров сказали, что посол прибудет своевременно. Это, в принципе, уже несвоевременно. Какие-то объяснения по поводу отсутствия посла давались вам российской стороной?

П. ПОРОШЕНКО: Мы не просили объяснений, потому что это внутреннее дело Российской Федерации. Мы глубоко убеждены в том, что при наличии посла политика России в отношении Украины может и будет проводиться более эффективно. Прямой диалог, который в данном случае будет между послами и при наличии посла будет способствовать более быстрому решению тех текущих проблем, которые могут возникать между нашими странами. В данном случае тема посла была поднята министром в порядке информации, о том, что посол будет направлен в самое ближайшее время.

С. БУНТМАН: Министр иностранных дел России Сергей Лавров поднял этот вопрос.

П. ПОРОШЕНКО: Да. Нас эти объяснения удовлетворили. На самом деле, если исходить исключительно из правовой составляющей, то до прибытия нового посла, до вручения верительных грамот, не взирая на отъезд Виктора Степановича Черномырдина, он формально продолжает оставаться послом. Более того, временный поверенный в делах Российской Федерации на Украине г-н Лоскутов, провожая меня в аэропорту Борисполь в начале визита, подтвердил, что сейчас Виктор Степанович находится в Киеве. Не исключено, что сегодня в конце дня у меня с ним будет встреча по этому поводу. Поэтому поверьте, что сопровождение российско-украинских отношений проводится на достаточно высоком уровне. Но при этом мы приняли к сведению и удовлетворены заявлением министра относительно перспектив направления к нам посла.

С. БУНТМАН: Тем более что это было заявление самого министра, а не ответ на ваш вопрос.

П. ПОРОШЕНКО: Да. Тем более что у нас появился министр, у нас есть новые обстоятельства, которые позволяют сегодня не менее, а, может быть, более эффективно решать возникающие проблемы. Просто по-человечески я правда очень удовлетворен визитом, я правда очень удовлетворен разговором, я правда очень удовлетворен теми договоренностями, которые удалось достичь. И удовлетворен стилем переговоров, которые настраивают на оптимизм, которые дают основания предполагать, что российская сторона также заинтересована в построении прозрачных, честных, взаимовыгодных отношений, с уважением суверенитета, с уважением независимости, территориальной целостности, с уважением экономических интересов двух государств. Я глубоко убежден, что на этой базе у нас хорошие перспективы.

С. БУНТМАН: Это неожиданность для вас? Или вы предчувствовали и рассчитывали, когда ехали в Москву, что может сдвинуться с мертвой точки всё?

П. ПОРОШЕНКО: Я уверен, что у наших стран нет альтернативы подобным отношениям. Мне было приятно, что первым министром, который поздравил меня с назначением на высокий пост министра иностранных дел Украины, был министр иностранных дел Российской Федерации г-н Лавров. Я думаю, это очень символично. Я думаю, что первый полномасштабный визит, который происходит в течение десяти дней после представления министра иностранных дел Украины, происходит в Москву. Безусловно, мы были в Брюсселе, мы были в Стокгольме, мы были в Молдове, Белоруссии. Но первый визит – и мы это очень ценим – это Москва.

С. БУНТМАН: Петр Порошенко, министр иностранных дел Украины. Мы с вами встретимся через 6 минут.

НОВОСТИ

С. БУНТМАН: У нас в гостях в программе «Разворот» Петр Порошенко, министр иностранных дел Украины. Петр Алексеевич, внешняя политика Украины – сильный предвыборный фактор, особенно отношения с Россией, решение спорных вопросов, решение психологической ситуации? Насколько это будет в ближайшие недели и развиваться, и расшатываться в условиях предвыборной кампании?

П. ПОРОШЕНКО: Мое первое заявление после голосования в украинском парламенте, буквально через считанные секунды после того, как я был избран министром иностранных дел, было заявление о том, что я сделаю всё, чтобы Украина во внешней политике говорила одним голосом, чтобы у нас не было отдельной внешней политики президента, премьера, парламента, оппозиции. Я считаю, что сегодня очень много примеров того, когда все внутренние противоречия, внутренний политический кризис при выходе на внешние рынки объединяются под эгидой национальных интересов. В данном случае я постараюсь сделать всё от меня зависящее, чтобы внешняя политика Украины была единой, была предсказуемой, была дружественной и руководствовалась национальными интересами не в ущерб интересам других стран.

С. БУНТМАН: Мы уже рассматривали проблему Черноморского флота, проблему использования Керченского пролива, такие южные, юго-восточные проблемы для Украины. Есть еще проблема историко-идеологическая, проблема, которая очень серьезно вбивает клин. Я имею в виду отношение к национальным вооруженным формированиям, которые считаются бандами здесь, отношение к Бандере, отношение к исторической памяти. Это вызывает взрывы как у нас… Сейчас упорно пишут, что это вызывает неудовольствие и другого соседа Украины – Польши. Это проблема?

П. ПОРОШЕНКО: В отношениях с Польшей это была, безусловно, достаточно серьезная проблема, обильно политая кровью украинцев и поляков, погибших во время жестких конфликтов разных периодов нашей истории. Я провел десять лет в украинском парламенте. За эти десять лет нам удалось принять несколько постановлений, которые исходили из позиции во взаимоотношениях с нашим соседом, с нашим стратегическим партнером – простите и прощайте, т.е. извините и мы вас извиняем. И был сделан целый ряд шагов, которые способствовали серьезному восстановлению доверия и прекращению дискуссий, которые раскалывают наши народы.

У поляков есть своя история, и мы к ней относимся с уважением. У Украины есть своя история, и мы хотим, чтобы ее уважали. У наших народов есть совместная история, и мы сделаем всё, чтобы она нас объединила. Я могу сказать, что абсолютно аналогичное мы должны говорить и о взаимоотношениях с Россией. Опять-таки у украинцев есть своя история, и мы должны ее уважать, у россиян есть своя история. И не всегда герои России, герои красного движения или герои белогвардейского движения жили или делали историю в белых перчатках. Но это часть российской истории, и мы относимся к ней с уважением. Есть, безусловно, значительная часть нашей совместной истории. Мы ее должны холить и лелеять, потому что это история, которая нас объединяет. И мы должны принять те вещи, которые были неприятными в наших совместных историях. Там достаточно жесткий период коммунистический, когда пострадало большое количество людей в наших странах.

История должна объединять, история не должна раскалывать. И мы не должны позволить никому через историю расколоть наши народы. Мы, украинцы, должны исходить из принципа уважения истории России. И нам бы очень хотелось рассчитывать на совершенно адекватный принцип уважения россиянами украинской истории. Именно в этом, в уважении к истории проявляется уважение к народу. Людям, особенно которые являются слабыми знатоками истории, дилетантами, а, может, даже провокаторами сознательными, для того чтобы раскачивать эту лодку…

Посмотрите, сколько примеров в мире, когда страны прошли тяжелейшие периоды, прошли гражданские войны и на сегодняшний день демонстрируют уникальную монолитность. Возьмите Испанию, возьмите другие государства. Я думаю, что нам пример надо брать с истории понимания, корректности, толерантности, дружбы и доверия. Тогда будет легче говорить. Мне, например, будет намного легче смотреть в глаза и русскому, и поляку с учетом того, сколько нас связывает. Еще раз говорю, по количеству поездок, по количеству взаимного проживания друг у друга национальностей, по родственности наших культур… Нас намного больше объединяет. Нас ничего не разъединяет. Давайте просто вместе работать на это объединение. Но при этом относиться с уважением друг к другу и к истории. Это является залогом крепости отношений. Извиняюсь за несколько долгий ответ. Это не ответ министра, это ответ гражданина, если хотите – ответ политика. Я не думаю, что во время одной передачи мы должны сегодня дать ответы на какие-то болезненные вопросы из нашей истории. Не должны.

С. БУНТМАН: Хотя бы принципиально обозначить подходы.

П. ПОРОШЕНКО: Мы должны понять и уважать. Мы должны знать. И это будет очень важно.

С. БУНТМАН: Александр Ланин из Петербурга прислал нам смс: «Как насчет русского языка как второго государственного?» Существует ли проблема русского языка, как языка, на котором говорят, и родного для очень многих граждан Украины? И как к ней подходить, если она существует?

П. ПОРОШЕНКО: Я бы хотел в данном случае использовать цитату человека, к которому я отношусь с большим уважением. Это Виктор Степанович Черномырдин, который, отвечая на этот вопрос, сказал: «В Украине нет проблемы русского языка. В Украине есть проблема украинского языка».

С. БУНТМАН: Как вы расшифровываете эту фразу? Я знаю знаменитую фразу Виктора Степановича.

П. ПОРОШЕНКО: Я ее расшифровываю так, что в цивилизованной стране в 21-м веке граждане, люди, которые граждане России, Украины, имеют возможность говорить на большом количестве языков – на русском, на украинском, на английском, на французском, на немецком, на испанском, на ряде других. Если ты живешь в Украине, тебе должно быть обеспечено право… В данном случае это просто точно характеризует, это ни в коей мере не оценка статуса языка. Вот я, как человек, говорящий на языке, если хотите – как потребитель, мои права должны быть защищены. Я должен иметь право прочитать рецепт, прочитать аннотацию к лекарству, прочитать название улицы или населенного пункта, название напитка, рецептуру, сходить в кинотеатр, прочитать книгу на этом языке, если это мой выбор. Но я должен предпринимать попытки, знать, говорить, учить государственный язык. И эти права корреспондируются. Ты не должен гордиться незнанием. Это не соответствует позиции 21 века. Ты должен гордиться знанием.

С. БУНТМАН: Но, с другой стороны, есть такие регионы, в которых большинство – носители русского языка.

П. ПОРОШЕНКО: Права русскоязычного населения никто не должен ущемлять. Но есть язык государственный. Тебя никто не должен насильственно заставлять говорить на нем, но ты должен иметь возможность его выучить и на нем говорить.

С. БУНТМАН: Часто спрашивают, почему невозможна для Украины финская модель двух языков – финского и шведского. Рядом серьезная Швеция, которая тоже могла бы этим воспользоваться, если бы захотела, наличием шведского языка.

П. ПОРОШЕНКО: Есть огромное количество федеральных стран. Есть Швейцария, где четыре языка. Есть Австрия, где два языка. Есть Бельгия, где два языка. Есть очень много стран. Но больше нет ни одного государства в мире, где говорят на украинском. И это право украинцев и Украины – сохранить свой язык. И это право никоим образом (никоим образом – я подчеркиваю) не должно ущемлять (и не ущемляет, что самое главное) право говорить на родном языке русского и все другие национальности. Я утверждаю, что количество русских школ на Украине рекордное, и им ничего не угрожает. Количество высших учебных заведений, количество газет, количество телеканалов на сегодняшний день на Украине рекордное. Ни одна из стран мира не в состоянии продемонстрировать такое же уважение к любому другому языку, в том числе и к русскому, как сегодня это демонстрирует Украина. Поэтому на сегодняшний день я смею утверждать – нет проблем с русским языком. Почему я имею основание это утверждать? Потому что я родился на юге Одесской области, в русскоязычной семье, учился в русской школе, окончил Институт международных отношений на русском языке. Я начал говорить на украинском, когда мне было 30 лет. И горжусь тем, что я выучил украинский язык.

С. БУНТМАН: Вас никто не заставлял.

П. ПОРОШЕНКО: Меня никто не заставлял. И я горжусь этим. Я считаю, что это право человека – выучить язык страны, где ты живешь. И всё.

С. БУНТМАН: Петр Алексеевич, насчет гражданства очень многие спрашивают. Возможность, невозможность двойного гражданства.

П. ПОРОШЕНКО: Нынешняя конституция Украины, нынешнее законодательство Украины не предполагает двойного гражданства. Насколько мне известно, в Российской Федерации эта норма тоже присутствует. Я глубоко убежден, что гражданство – это не та категория, которой можно торговать, когда можно быть между двух стульев. Гражданство – это определенные обязательства. Да, у человека должно быть право выбора гражданства, человек не раб. Если он считает, что ему гражданином этой страны по тем или иным причинам быть тягостно, он должен иметь право изменить гражданство, поменять гражданство или отказаться от гражданства. Но гражданство, помимо прав, налагает определенные обязанности, начиная от защиты родины и завершая определенными гражданскими, политическими правами, финансовыми обязательствами, уплатой налогов и прочее. И в данном случае я исхожу из того, что в нынешних условиях политика Украины относительно невозможности наличия второго гражданства оправданна. Так же как и в целом ряде других государств.

С. БУНТМАН: Здесь очень многие вспоминают ограничения на русский язык в средствах массовой информации, даже в дублировании фильмов и прочие, уже не государственного характера, меры. Как вы относитесь к этой ситуации?

П. ПОРОШЕНКО: Никаких ограничений нет. Фильмы, которые выпускаются в государстве Украина в общегосударственный прокат, должны быть дублированы на государственный язык. Фильмы, которые планируется показывать в ограниченных местах компактного проживания русскоязычного населения, с моей точки зрения, должны иметь возможность показываться на русском языке. И это не от конфликта. Показ фильмов, кроме культурной, языковой составляющей, имеет бизнесовую составляющую в большей степени. Если компания, которая произвела фильм, претендует на то, чтобы показать фильм на всей территории страны, извольте его дублировать на государственный язык. Это требование закона. Если вас не интересует это и вы хотите показать фильм русскоязычному населению в местах компактного проживания – нет проблем, вы должны иметь эту возможность. И не надо создавать надуманную проблему. Так же как была – и сегодня поднималась – надуманная проблема, что якобы было постановление правительства, запрещающее в школах говорить на переменах на любом другом языке, кроме украинского.

С. БУНТМАН: Это в ходе беседы с Лавровым было?

П. ПОРОШЕНКО: Нет, это не в ходе беседы с Лавровым, это в ходе предварительных консультаций. Что предполагала эта норма? Что в украинских школах, только в школах с украинским языком обучения на переменах в качестве рекомендационной нормы – т.е. рекомендация, ни в коем случае не ультиматум, нет никаких санкций – желательно, чтобы вы говорили на украинском языке, если вы пришли и обучаетесь в украинской школе, для погружения в среду. Я учился в английской спецшколе, и никого не удивляло, что у нас на переменах рекомендовали говорить по-английски. Более того, это поддерживалось всеми, начиная от родителей и заканчивая сочувственными взглядами наших одноклассников из других школ, которые говорили: «Вот им тяжело, их же заставляют». Но это абсолютно нормально воспринималось. Объясните мне, почему в русской школе можно говорить на русском языке на переменах, в английской спецшколе рекомендуется, и это всеми воспринимается с пониманием. Почему абсолютно аналогичная рекомендация…

С. БУНТМАН: Но это на уровне рекомендации органов образования?

П. ПОРОШЕНКО: Исключительно. И нет никаких ни санкций, ни наказаний, ни выговоров. Рекомендовано говорить.

С. БУНТМАН: Т.е. двойку не поставят, из школы не выгонят.

П. ПОРОШЕНКО: Это даже как шутка не воспринимается. Вы представьте, когда из такой абсолютно нормальной методической рекомендации можно раздуть какую-то проблему, особенно когда человек, о ней говорящий, сознательно или несознательно не знает сути вопроса.

С. БУНТМАН: Петр Алексеевич, есть одна очень большая проблема, которая звучала и в видеообращении президента. Это проблема третьей страны, страны Грузии, и проблема конфликта августа прошлого года. Как вы рассматриваете эту проблему? Проблема и поставок оружия Грузии со стороны Украины, и сведения о присутствии украинцев с той стороны, как говорят в России.

П. ПОРОШЕНКО: Первое – нами проведено самое детальное расследование. Обстоятельства этого расследования были переданы российской стороне. И мы не получили возражений по поводу данного расследования.

С. БУНТМАН: Что показали расследования?

П. ПОРОШЕНКО: Украинцы со стороны Грузии участия в вооруженном конфликте не принимали. Как регулярные части, как военнослужащие отдельные… Ни одно из этих обстоятельств не нашло своего подтверждения.

С. БУНТМАН: И добровольцы?

П. ПОРОШЕНКО: Мы четко заявляем об этом. Причем это расследование проведено открыто, публично, мы не собираемся спекулировать на этом, мы готовы предоставить любые материалы этого расследования. Более того, мы готовы самым детальным образом проанализировать любую информацию, которая будет нам подана. Но за год никакой дополнительной информации не поступало. И мы не хотели бы продолжать эту дискуссию. Эта страница перевернута. Украина действовала в абсолютно четком соответствии с международным правом. На сегодняшний день, и год назад никаких поставок никаких видов вооружения в Грузию не осуществляется, хотя запрета международного на это нет. И я глубоко убежден в том, что мы должны говорить о том, что объединяет наши страны. Я глубоко убежден в том, что в интересах наших стран найти точки соприкосновения со всеми соседними государствами. И Украина должна выстроить внятные, предсказуемые, понятные, дружественные отношения со всеми без исключения своими соседями. Я глубоко убежден, что это и в российских интересах.

С. БУНТМАН: Отношения с Молдавией, проблемы Приднестровья, нового руководства Молдавии. Насколько это важно для украинцев?

П. ПОРОШЕНКО: Очень важно. На границах нашего государства существует горячая точка, с непризнанным правительством, с большим количеством граждан Украины среди населения Приднестровья. Я могу констатировать, что у нас в 2005 году с Россией был очень конструктивный диалог согласованного сценария выхода из этого кризиса. И сегодня во время встречи с министрами мы договорились о том, что мы вернемся к совместной координации усилий по урегулированию приднестровского конфликта. Я не исключаю возможности того, что в результате заседания наших русско-украинских групп будут разработаны предложения по комиссии в формате, приемлемом для Кишинева и Тирасполя, потому что они заявили сегодня о приемлемости формата «пять плюс два». Я не исключаю определенных согласованных заявлений, которые будут способствовать продвижению в урегулировании этого конфликта. Сегодня в первую очередь от этого страдают жители Приднестровья. У них самый низкий уровень жизни. У них есть серьезные ограничения по их правам и свободам, начиная от свободы передвижения граждан непризнанной республики. Мы сегодня говорим о том, чтобы фактор безопасности… Там огромные склады вооружения, многократно повторяемый тезис о том, что политика контрабанды, политика экспорта вооружения… Мы не можем мириться с тем, что подобная угроза безопасности находится у самых границ Украины. Мы, безусловно, заинтересованы в том, чтобы эта проблема была решена. Мы, безусловно, видим Россию как нашего партнера в координации усилий по решению этой проблемы.

С. БУНТМАН: Петр Алексеевич, была ли у вас программа минимум и программа максимум перед визитом в Москву? На сколько процентов удалось осуществить?

П. ПОРОШЕНКО: Я удовлетворен визитом. Я благодарен Сергею Викторовичу Лаврову за совершенно открытые, совершенно конструктивные подходы к визиту. Я удовлетворен теми наработками, которые мы задекларировали в ходе визита. У меня не осталось ни одного вопроса, решением которого я бы не был удовлетворен. Потому что мы подходили, исходя из тех реалий, которые на сегодня мы можем активизировать после достаточно длительного периода отсутствия диалога между нашими странами. И поэтому тот алгоритм, который был сегодня предложен, та дозагрузка, о которой мы говорили, те шаги по построению доверия, о которых мы сегодня договорились, задекларировали и реализовали, дают возможность смотреть в будущее российско-украинских отношений с оптимизмом.

С. БУНТМАН: Петр Алексеевич, наметили вы календарь встреч министров иностранных дел?

П. ПОРОШЕНКО: Да, безусловно. Еще раз говорю – на сегодняшний день у нас существует целый ряд подкомиссий, которые должны подготовить нашу следующую встречу. Все подкомиссии, начиная от подкомиссии безопасности Приднестровья, подкомиссии экономического сотрудничества, они активизированы. Первый тест – это подготовка качественных документов к заседанию комитета экономического сотрудничества на уровне премьер-министров. Второе – это подготовка международных мер, международных мероприятий, которые будут сегодня реализованы по согласованию Украины и России по Приднестровью. Решение вопроса по Черноморскому флоту, совместное заседание об информационной политике. Даже решение о том, что мы готовим комплекс мероприятий по совместному празднованию 150-летия Чехова в Ялте, которые в том числе будут обсуждены на заседании комитета международного сотрудничества как один из пунктов повестки дня, показывает, что спектр сотрудничества России и Украины весьма широк и весьма позитивен.

С. БУНТМАН: Спасибо большое, Петр Алексеевич. В виде постскриптума – еще один сюжет появился, пока не было министра иностранных дел в стране, пока не было визитов и контактов. Появился сюжет после отказа в Чехии и Польши размещать ПРО, сюжет ПРО на Украине. Это как-то возникало в виде знака вопроса или поднятых бровей?

П. ПОРОШЕНКО: Нет, не возникал. К Украине никто с инициативой по ПРО не обращался. Украина имеет высокий потенциал своих возможностей радиоэлектронных, своих возможностей космических. Мы сегодня обсуждали вопрос использования этого потенциала в нашем взаимодействии с Россией. Мы абсолютно не исключаем, что это взаимодействие может быть и трехсторонним, и четырехсторонним. С моей точки зрения, эти направления имеют под собой определенную перспективу. Но я констатирую, что на сегодняшний день предмета подобной дискуссии не существует.

С. БУНТМАН: Спасибо большое, Петр Алексеевич. Петр Порошенко, министр иностранных дел Украины. Я не знаю, как вы будете сохранять такой темпоритм, как говорят в театре. Одиннадцать дней вы министр иностранных дел. В перерыве вы сказали, что уже состоялось семь визитов.

П. ПОРОШЕНКО: Да. Я считаю, что стиль работы должен быть эффективным, должен быть напряженным, потому что от внешней политики в значительной степени зависит политика внутренняя. Поэтому мы будем заниматься тем, что будем умножать количество друзей Украины. Я уверен, что стратегическое партнерство с Россией нам тоже дает все основания для оптимизма.

С. БУНТМАН: Спасибо. В «Развороте» был Петр Порошенко, министр иностранных дел Украины.

Источник Эхо москвы
Время выхода в эфир: 23 ОКТЯБРЯ 2009, 15:08

Добавить комментарий