АРТУР КОНАН-ДОЙЛЬ: Я ВЕРНУЛСЯ!

«Если вникнуть в суть дела, то именно наше представление о смерти определяет наши ответы на все вопросы, которые ставит жизнь».
Даг Хаммершельд, Генеральный секретарь ООН

Стоит только произнести вслух имя этого гениального человека — сэр Артур Конан-Дойль- и в памяти мгновенно всплывает имя другое, неразрывно и уже навсегда связанное со своим отцом-создателем- мистер Шерлок Холмс.

Великий сыщик и один из самых любимых персонажей в развлекательной литературе XX века. На столько любимых, что до сих пор, спустя более чем век после выхода в свет первого рассказа о нем, благодарные читатели со всего мира считают своим долгом приезжая в столицу  Объединенного Королевства обязательно посетить музей Шерлока Холмса, его квартиру на Бейкер стрит 221 б. Музей человека-мистификации, никогда не существовавшего на Земле в физическом воплощении. Возможно, особо эрудированные книголюбы, демонстрируя свое знание предмета, так же не упустят случая добавить, что, мол, творчество известного английского писателя гораздо шире и не ограничивается лишь рассказами о грозе преступного мира Лондона, к которому, по свидетельству современников Конан-Дойля, у самого автора было, мягко говоря, ровное, а подчас и откровенно снисходительное отношение. Не смотря на тот факт, что именно мистер Холмс и его коллега доктор Ватсон сделали сыра Артура одним из богатейших и известнейших людей не только на родине, но далеко за пределами Великобритании.

Вот, пожалуй, и всё, что вкратце было известно нам о Конан-Дойле до недавних пор. Я говорю «было», потому что нынешние эрудиты от литературы и — не удивляйтесь!- эзотерики ко всему вышеперечисленному смело могут добавить ещё один, весьма любопытный факт, позволяющий взглянуть на писателя с совершенно неожиданной стороны. Однако коротенькое упоминание об этой, неведомой нам до поры стороне жизни создателя легендарного Шерлока Холмса, было доступно нашим соотечественникам ещё полвека назад. В «сталинском» издании Большой Советской Энциклопедии буквально одной фразой упоминается, что в последние годы жизни Конан-Дойль увлекся мистикой и спиритизмом. И это — чистая правда. С той лишь разницей, что самое главное «расследование» своей жизни сэр Артур проводил с присущей его герою кропотливостью, вдумчивостью, скурпулезностью гораздо дольше, чем созданный им сыщик распутывал самое запутанное из преступлений.

Общению с загробным миром Конан-Дойль посвятил без малого пятьдесят лет жизни. Посвятил, чтобы однажды, имея на то все основания, поставив на карту свою мировую известность, свой авторитет и свое честное имя, сказать во всеуслышание буквально следующее: «Есть нечто более сильное, чем просто вера, — это знание. Я утверждаю эти вещи, потому что у меня есть знание о них. Я не верю, я знаю.» Согласитесь, когда подобные откровения звучат из уст не какого нибудь очередного прорицателя из бесчисленной во все времена армии «ясновидящих» и шарлатанов, а самого сэра Артура Конан-Дойля, есть повод углубиться в тему и попробовать понять, что привело известного писателя к такому выводу? Спиритизм, как факт общения с душами умерших, известен с древних времен. На столько древних, на сколько мы вообще можем заглянуть в глубь истории разумного человечества.

Связанные с ним явления и законы существовали за тысячи лет до нашей эры, о чем не раз упоминается в рукописях. Все эти явления естественным образом включались в жизнь людей и были одной из ее составляющих. Однако понимание природы их происхождения всегда было вотчиной избранных: магов, колдунов, оккультистов, жрецов и духовенства. И именно последние, к сожалению, с течением времени всё больше и больше теряли знания о законах мироздания, на коих и была воздвигнута башня религии и Веры.

Сэр Артур Конан-Дойль впервые публично заявил о своем общении с духами умерших в статье, которая появилась в газете «Light» 21 октября 1916 года. Это признание привело в шок консервативных британцев. Писатель рассказал, что первый спиритический сеанс, на котором он присутствовал, уже далеко не в качестве закоренелого материалиста и активного скептика состоялся не много — ни мало, аж в далеком 1886 году, когда Конан-Дойль был лишь начинающим медицинскую практику доктором. И в течении минувших с того дня тридцати (!) лет он посвятил все свои силы, время и не малые деньги тому, чтобы однозначно ответить на вопрос, мучавший человечество с изначальных времен: что находится по ту сторону последнего вздоха, за чертой физической жизни бренного тела?

В своих последующих выступлениях сэр Артур не раз упоминал о фразе, произнесенной разглядывающим звездное небо Наполеоном и обращенной к сопровождавшим его во время египетского похода ученым: » Скажите, господа, кто, по вашему мнению, создал все это?» Тот же извечный, как мир, вопрос волновал и писателя. Первое, что открылось Конан-Дойлю, подвергло сомнению разумное предположение о бренности всего земного, это телепатия. Его логически оправданный материализм профессионального врача дал заметную трещину. Будущий писатель с изумлением обнаружил, что способен читать чужие мысли. Сидя позади своего друга- архитектора, чертившего на листе бумаги графики, настроившийся на его мыслительные образы сэр Артур воспроизводил их с максимальной точностью. И, напротив, обратный процесс так же не представлял для Конан-Дойля сложности.

Это открытие подвигнет Конан-Дойля на новые поиски истины и когда в 1886 году один из пациентов молодого врача предложит ему стать участником сеанса «столоверчения», Артур с готовностью примет столь интригующее предложение. Что слегка смущало, признается позже великий писатель, так это сопутствующий процессу антураж и полумрак, способный при должных навыках сделать возможной любую мистификацию. Примеров тому было достаточно, и именно случаи разоблачения мошенников, ставшие широко известными, способствовали более чем скептическому отношению в обществе к подобным, не достойным образованного человека, забавам. Однако первые же результаты общения с потусторонними силами навсегда развеивают скепсис ещё совсем юного последователя Гиппократа и позволяют забыть о мишуре, сосредоточившись на главном. Единственное, что вскоре начинает разочаровывать всё больше и больше посвящающего себя спиритизму Конан-Дойля, так это скудность, а не редко и полная ничтожность получаемых из загробного мира сообщений. На основании чего Артур делает вывод, что состав участников мистического действа, их мысленный настрой, имеет прямое отношение к результатам общения с умершими. Окончательно его убедил в этом вызванный на сеансе дух, сообщив, что Они приходят не для баловства, а для передачи живым бесценных знаний об устройстве Мироздания. В дальнейшем Конан-Дойль более тщательно относится к подбору участников действа и привлекает к диалогу с загробным миром известного медиума по фамилии Хорстед.

В 1891 году писатель вступает в Общество Психических Исследований, оккультную организацию, досконально изучающую все случаи проявления потусторонних сил. Лично сталкивается с огромным их количеством, не имеющим объяснения с точки зрения чистого материализма, и видит что лишь малую часть событий составляли разоблаченные позже мистификации. Казалось бы, доказательств существования души после физической смерти более чем достаточно. Но от природы пытливый, любознательный, как две капли воды похожий на созданный им образ сыщика,  Конан-Дойль с жадностью и ненасытностью требует всё новых и новых впечатлений, способных раз и навсегда воздвигнуть на месте зыбкой, призрачной и бездоказательной Веры стоящее на прочном и не зыблемом фундаменте Его Величество Знание. Очередные подтверждения, словно по заказу, сыпятся на писателя как из рога изобилия. Однако Конан-Дойля не покидает чувство, что в возводимом им здании не хватает самого главного, окончательного, центрального кирпича, на вроде тех, которые были использованы строителям горбатых арочных мостов ещё в глубокой древности.

Конан-Дойль чувствует, что окончательно и бесповоротно убедить и обратить его в Новое Откровение сможет лишь событие глубоко личного, интимного характера. Этого события он ждет и оно случается. Что именно произошло — до сих пор точно не известно. Однако предполагают, что толчком к публичному заявлению писателя послужило бесследное исчезновение некой Лили Лодер-Саймондс, близкой подруги его жены. Дамы, с которой сэр Артур совместно проводил опыты по автоматическому письму, когда рукой пребывающего в трансе участника спиритического сеанса с необычно большой скоростью управляет потусторонняя сила, в результате чего из-под пера адепта выходят поистине невероятные послания, никак не могущие быть нарочно придуманными и тем более изложенными в таких обстоятельствах. Так или иначе, но, получив столь необходимое ему Откровение, обладающий к тому времени более чем внушительным состоянием (по разным сведениям от 750 тыс. до двух миллионов фунтов стерлингов) Конан-Дойль окончательно и бесповоротно становится адептом открывшегося Знания и активно сочетает сочинительский труд, всё больше и больше меняющийся параллельно с изменениями в жизни самого автора, с просветительской деятельностью.

На смену жажде Знания приходит всепоглощающая потребность поделиться им с как можно большим количеством людей, не только в Великобритании, но и в других странах. Обращенный в новую веру сэр Артур бросается на передний край борьбы, которую вело спиритическое движение, подвергавшееся все более резким нападкам со стороны общества и власть имущих. Сделавшись проповедником, он объезжает мир с апостольской миссией, поддерживая учение о загробной жизни, как словом, так и своим виртуозным пером. Именно в этот период претерпевает кардинальные изменения и его литературный стиль. «Страна туманов» — финальная уступка издателю, который буквально умоляет его продолжать приключения старых героев. Тщетно. Отец легендарного Шерлока Холмса и доктора Ватсона уже далеко ушел от своих персонажей, сделавших его известным и богатым. Сэр Артур сообщает издателю, что теперь его жизнь посвящена единственной цели. Единственный мир, который он теперь хочет описывать — это мир загробный, мир духов.

В 1917 году, не за долго до октябрьского большевистского переворота в России, выходит его новая книга — «Новое Откровение». Конан-Дойль объясняет читателю, как Откровение к нему пришло, и как он его принял. Он приводит доводы в пользу истинности своих выводов и помогает другим стать на путь настоящей религии, основанной на Знании. Писатель проводит ряд конференций, более чем успешных. Менее чем за полгода, на рубеже 1918-1919 годов сэр Артур более шестидесяти раз проводит публичные встречи, общаясь с людьми в самых разных уголках Объединенного Королевства. Позже он выезжает в Соединенные Штаты, намереваясь воздвигнуть гигантский монумент на родине сестер Фокс, имя которых знаково для каждого адепта. Идея была с радостью воспринята последователями спиритизма по обе стороны Атлантики. В результате вместо памятника в 1928 году была воздвигнута спиритическая церковь.

Лишним будет говорить, что огромное финансовое участие в проекте принял лично Конан-Дойль. В 1925 году Конан-Дойль открывает на родине спиритическую библиотеку, и сам руководит ею вместе с дочерью Мэри. В 1926 и 1927 годах выходят два тома его «Истории Спиритизма». Движение последователей общения с духами уже не остановить. Проводятся Международные Спиритические Конгрессы, на которых присутствуют адепты течения из 27 стран. Известного писателя выбирают бессменным председателем мероприятий. Это был триумф. Когда создатель Шерлока Холмса и доктора Ватсона просил слова, огромный зал в котором шло заседание, не мог вместить всех желающих, тысячи последователей и любопытных стояли в дверях. Именно тогда Конан Дойль признес свою вошедшую в историю фразу: «Есть нечто более сильное, чем просто вера, — это знание. Я утверждаю эти вещи, потому что у меня есть знание о них. Я не верю, я знаю». Зал рукоплескал стоя.

Отстаивая шагающую по миру идею, Конан-Дойль выказывает всё крепнувшую твердость, теперь она уже направлена на политических деятелей и власти, упорно преследующие спиритизм. После лондонского Конгресса проводится выставка спиритической фотографии — новое слово в доказательстве присутствия рядом с живыми духов умерших. Британская пресса уже не жалует звестного писателя. Всё чаще появляются издевательские статьи, открыто намекающие на то, что пожилой человек просто сошел с ума. Но Конан-Дойля это не волнует. Он продолжает полемику, высказывая приверженность оккультной идеи всюду, где появляется.

Вместе с тем здоровье писателя уже далеко не то, что несколько лет назад, когда он разъезжал по миру. Проделав, по его же подсчетам, вояж длиною в 80 тыс. миль, успев провести проповеди не только в США и Канаде, Бельгии, Дании, Швеции, Голландии, Норвегии, но даже в самых далёких уголках планеты, таких как юг африканского континета. Душа создателя гениальнейшего из сыщиков покинула физическое тело 7 июля 1930 года. Свой путь на земле Конан-Дойль прошел до конца, убедившись в реальности существования души, а значит — отсутствии смерти как окончательного приговора, как финальной точки нашего существования в Мироздании. Но гораздо более удивительное событие произошло 27 января 1931 года, когда душа сэра Артура передала своим последователям первое из своих загробных сообщений, продолжавшихся без малого два года и легших в основу книги под названием «ThyKingdomCome». Вот так, ни больше, ни меньше.

Поверим мы великому писателю или рискнем пройти тернистой дорогой от Веры до Знания самостоятельно — каждый решает для себя индивидуально. Многим, допускаю, это вообще не нужно, их вполне устраивает текущее положение вещей, а дальше — будь что будет. Но стоит лишь на мгновение задуматься: что бы произошло в земном человеческом мире, если бы однажды, в день Икс, на смену материализму, бездуховности и больше похожим на театральное шоу культовым ритуалам тысяч религиозных сообществ вдруг действительно, раз и навсегда, бесповоротно, пришло всеобщее Знание?  Знание о том, что жизнь не заканчивается с последним вздохом. Что мы- вечны. И что там, за разделяющей миры чертой, каждому однозначно воздастся по делам его. Рискну предположить, что мир наш как минимум не потерял бы от этого своей привлекательности, но зато однозначно стал чище, уютнее и светлее. А как Вы думаете?

Автор: Валерий Домбровский

Добавить комментарий