Перейти…

VGil journal

Архив

RSS Feed

23.09.2018

«Русские не уезжайте! Нам нужны рабы!»… Куда делись 200 тыс. славян из Грозного?


Вообще-то Крепость Грозная была заложена по приказу генерала Ермолова 22 июня 1818 года — на берегу реки Сунжа. «В чеченской земле между тем приступлено к построению крепости, которая по положению своему, стесняя жителей во владении лучшими землями, стоя на удобнейшей дороге к Кавказской линии и недалеко от входа чрез урочище Хан-Кале, названа Грозною, — писал сам Алексей Петрович Ермолов в своих «Записках». — В производстве работ сколько могли чеченцы делали препятствия. Нередко случалось, что солдаты, оставляя шанцевый инструмент, тут же брали ружья и отражали нападение. Но когда чрез реку Сунжу сделана была переправа и на противоположном берегу устроено укрепление, чеченцы менее появлялись на нашей стороне. Все ближайшие к урочищу Хан-Кале селения, или те, к коим полагали они, что войска удобнее пройти могут, вывезли лучшее свое имущество; жены и дети оставались в таком положении, чтобы при первой тревоге удалиться в ближайшие леса, где приготовлены были шалаши. На ближайших полях брошен был хлеб, который по боязни не собирали, и уже в летнее время чувствуем был в оном недостаток…»

Вскоре эти села были брошены. «Возвратясь в крепость Грозную, — писал Ермолов, — нашел я Сунженскую деревню, одну из богатейших, которой жителей особенно ласкал я, с намерением оберегая деревню, дабы лежащая поблизости крепость могла получать из нее все необходимые потребности, уже разоренною. Один из жителей оной выстрелил из ружья в солдата посланной за покупками команды, когда не отдавали ему вола из казенной повозки, которого называл он своим. Офицер приказал схватить преступника, но самого офицера лошадь схватили за повода, и он едва избавился от смерти. Команда должна была возвратиться. Начальник корпусного штаба послал успокоить жителей, чтобы за вину одного мошенника не боялись они мщения, но чтобы выдали преступника для должного наказания, которое он и потому заслуживает, что дерзостию своею подвергал опасности всю деревню. Посланный нашел жителей поспешно выбирающихся из домов и удаляющихся в лес, и ему ответствовано, что стрелявшего по солдату не отдадут и будут защищаться, если войска придут. Начальник корпусного штаба пошел сам с несколькими ротами, желая однако же уговорить их, но встречен был выстрелами; жены и дети и лучшее имущество были уже отосланы, оставались одни люди для защиты домов. Когда атаковали деревню, части же войск приказано было обойти, дабы отхватить отступление в лесу, все бросились бежать с такою скоростию, что догнать было невозможно. Деревня взята, хлеб, фураж и годный лес на строение вывозились несколько дней. После сего происшествия деревни, лежащие на левом берегу Сунжи недалеко от крепости, все были оставлены жителями без всякой с нашей стороны причины. В них были многие благонамеренные люди и которые весьма желали спокойствия, но как между чеченцами совершенное безначалие, и ни воздерживать своевольных, ни наказывать преступных никто не имеет права, ибо все почитают себя равными, то люди порядочные боятся подвергнуться ответственности за мошенников, и оттого удаляются от места пребывания русских. Выдавать же злодеев в руки неверных, каковыми христиан разумеют, почитают погрешением против своего закона…»

Так крепость Грозная стала не только главным военным форпостом империи на Северном Кавказе, но и самим символом покорения кавказских племен и народов. Так что, нет ничего удивительного, что нынешний глава Чечни Рамзан Кадыров предпочитает праздновать День города не в июне, а в день своего рождения. Впрочем, вряд ли это кого-то может возмущать: ведь сегодняшний Грозный не имеет никакого отношения к русскому городу Грозный, который канул в историю вместе с распадом СССР. И именно на руинах русского города, стертого с лице земли ковровыми бомбардировками, Кадыров и построил свою новую чеченскую столицу – с мечетью «Сердце Чечни», фонтанами и аравийскими небоскребами, с шариатскими ресторанами и проспектом имени Путина.

Вплоть до середины ХХ века чеченцы в Грозном было очень мало. Причина проста: чеченцы начала прошлого века – это сельские жители, живущие большими тейпами, городская жизнь была им в диковинку. Но затем случилось Сталинское Выселение 1944 года, которое радикально изменило жизнь кавказских народов.

И когда в 1957 году председатель президиума ВС СССР Климент Ворошилов подписал Указ «О восстановлении Чечено-Ингушской АССР в составе РСФСР», в город стали прибывать множество чеченцев, не желавших возвращаться к прежней жизни в аулах. Более того, большая часть их возвращавшихся чеченцев была одержима идеей кровной мести русским, которых они считали виновными в преступлениях советского режима. Также началось и постепенное вытеснение из республики жителей других национальностей.

Это повлекло за собой резкий рост уголовных преступлений среди молодежи: только за 9 месяцев 1957 года в Грозном было совершено 22 убийства. В первой половине 1958 года по сравнению с аналогичным периодом 1957 года количество убийств увеличилось в 2 раза, а случаев разбоя и хулиганства, повлекших за собой тяжкие телесные повреждения, в 3 раза. По всей республике стали обыденным явлением ссоры из-за домов и приусадебных участков, скандалы и групповые драки с применением холодного и огнестрельного оружия. В конце 1957 года в Грозном распространялись антирусские листовки, были зафиксированы и нападения чеченской молодежи на русских.

«Дела совсем плохие, — писала одна из русских жительниц Чечни своей родственнице в Россию, — приезжают чеченцы, творят что только вздумается, бьют русских, режут, убивают, ночью поджигают дома. Народ в панике. Многие уехали, а остальные собираются».

И действительно, в результате запугивания, при полном попустительстве республиканских властей в течение 1957 года за пределы ЧИ АССР выехали 113 тысяч русских, осетин, аварцев, украинцев и граждан других национальностей.


Но тогда неспособность власти реально защитить русских жителей Грозного спровоцировали горожан на массовые беспорядки, произошедшие в городе 26 и 27 августа 1958 г. Поводом для «русского бунта» стало убийство чеченцами одного русского парня. Несмотря на то что убийца и его сообщники были сразу задержаны милицией, реакция общественности была необычайно бурной, особенно среди молодежи. Стали раздаваться требования сурово наказать убийц. (Страсти, кстати, кипели нешуточные – так, во время митинга были захвачены двое чеченцев Матаев и Темиров, которых тут же подвергли избиению. И от полученных побоев Матаев вскоре скончался. То есть, представляете себе, как нужно было довести пуганых советских граждан, что б они решились на такую расправу?)

В итоге похороны вылились в митинг в центре Грозного — на площади Ленина у здания обкома. Главным требованием митингующих было принудительное выселение чеченцев из Грозного. Определенный интерес представляет и резолюция митинга: «Учитывая проявление со стороны чечено-ингушского населения зверского отношения к народам других национальностей, выражающегося в резне, убийствах, насилии и издевательствах, трудящиеся города Грозного от имени большинства населения республики предлагают:
1. С 27 августа 1958 года переименовать ЧИ АССР в Грозненскую область или же в Межнациональную советскую социалистическую республику;
2. Чечено-ингушскому населению разрешить проживать в Грозненской области не более 10% от общего количества населения;
3. Переселить передовую прогрессивную комсомольскую молодежь различных национальностей из других республик для освоения богатств Грозненской области и для развития сельского хозяйства…»

Бунт в итоге был подавлен войсками. После чего органами милиции и госбезопасности начались интенсивные розыски активных участников беспорядков. Каждый день происходили все новые и новые аресты, число которых перевалило за сотню. В течение ближайших двух месяцев местный суд едва успевал оглашать приговоры: от года условно до 10 лет лишения свободы. Среди статей обвинения у 91 осужденного фигурировала статья 59-2 (массовые беспорядки). Так расправлялась власть с теми, кто посмел усомниться в правильности ее курса.

Чеченцам же был дан «зеленый свет» на заселение русской крепости, чем они не преминули воспользоваться. Так, в 1959 году доля чеченцев в населении Грозного составляет менее 7%.. В 1970 году чеченцев уже 17,4%. В 1980 году чеченцев уже 24%, а в 1990 – уже больше 30%. Такой неконтролируемый приток мигрантов и привел в итоге к кровавой драме, когда чеченцы с восточным коварством начали резать своих соседей и все русскоязычное население города – вернее тех, кто не успел спастись.

«События в Грозном таковы: чеченцы провозгласили новое Чеченское государство,— писал в 1991 году собственный корреспондент журнала «Огонек» Марк Штейнбок.— Первый чеченский президент заявил, что Ингушетия, которая в выборах не участвовала, в любой момент может присоединиться к новой республике, которая будет называться единая Вайнахская республика. Однако Ингушетия претендует на часть своих бывших земель на территории Северной Осетии — еще один международный спор… Требование Ельцина разоружиться имело здесь обратное действие: генерал Дудаев заявил о «политическом бандитизме российского руководства и продолжающемся геноциде чеченского народа»». На черном рынке поднялись цены. Пистолет стал стоить 28 тысяч, один патрон — 15 рублей. Об этом рассказал один министр, закупавший партию оружия для своих людей «на случай нападения России». Также был произведен вооруженный захват зданий силовых министерств и ведомств, разоружение российских воинских частей — дудаевцы захватили 80 процентов военной техники и 75 процентов стрелкового оружия от общего количества, имевшегося в распоряжении военных на территории Чечни.

Символом тех мрачных времен навсегда останется плакат на площади Минутка в центре Грозного: «Русские не уезжайте! Нам нужны рабы!»

Дальнейшее хорошо известно. Вот несколько официальных цифр. В 1989 году в Грозном проживало 400 тыс. человек. Из них больше половины — 55% — это славяне, т.е. русские и украинцы. А вот данные 2002 года: в Грозном, население которого в этот момент 211 тысячу человек, живет почти 201, 6 тысяч чеченцев и лишь 5295 русских. Украинцев в Грозном и того меньше — 92 человека. Если это не геноцид, то что же тогда такое геноцид?

И не надо говорить про две войны. В 1989 году чеченцев в Грозном было не более 120 тыс. человек, тогда как в 2002 году чеченцев в Грозном стало больше 200 тыс. То есть, их стало больше на 80 тыс., несмотря на бомбежки, обстрелы и русские танки. А русских грозненцев стало меньше на 205 тыс.

Вряд ли хотя бы у одного федерального ведомства России есть какие-либо сведения о судьбе этих тысяч россиян. По сути, Россия как бы «не заметила» исчезновения столь большой части своего населения.

Впрочем, похожая судьба постигла и всех прочих «нетитульных» жителей Грозного: армян, ногайцев, ингушей, татар, евреев, украинцев… Сегодня в Грозном их просто больше нет.

источник

Метки: ,

Добавить комментарий