Перейти…

VGil journal

Архив

RSS Feed

14.12.2018

Навального готовят на замену Жириновскому?


20130812OMJzIkfBklmujZGA_2McUr_large (1)

Главная московская интрига этого лета — зачем президент Владимир Путин сперва отправил оппозиционера Алексея Навального на 5 лет в колонию общего режима, а уже через день выпустил его из-под стражи — до вступления приговора в законную силу? И не просто выпустил, но дал возможность выступать по ТВ и активно участвовать в избирательной кампании по выборам мэра Москвы…

HarryHoudini1899, wiki(2)

«Чудо» Навального

А еще через несколько дней Путин сделал следующий демонстративный шаг в сторону опального оппозиционера. Публично выразив удивление по поводу слишком строгого приговора Навальному, Путин намекнул, что считает более справедливым не тюремный, а лишь условный срок по данному делу.

То, что за всей этой игрой в «слишком строгое», а затем «неожиданно гуманное» правосудие стоят не суд и прокуратура, а именно Путин — не сомневается практически никто. Вопрос в другом — что всё это значит?

Быть может, пришла пора показной либерализации, хотя бы временной? О, нет! Сразу после того, как из следственного изолятора вышел Навальный, были вынесены два крайне жестоких и резонансных судебных приговора.

Сельский учитель Илья Фарбер получил 7 лет колонии строго режима за взятку, которую, как считают правозащитники, он не получал. При этом в ходе одного из судов над Фарбером (их было несколько) прокурор задал риторический вопрос в духе идеологии Третьего Рейха, как бы намекнув присяжным, что виновность Фарбера «вытекает» из того факта, что он — еврей: «А может ли человек по фамилии Фарбер бесплатно помогать деревне?»

А еще через день по сфабрикованному делу (к подследственным применялись пытки) длительные сроки — от 8 до 13 лет колонии строгого режима — получили четыре члена Геленджикского правозащитного центра. Как полагают наблюдатели, истинной причиной жестокой судебной кары явилось то, что активисты этого правозащитного центра пытались публично противостоять незаконному строительству «дачи Путина» в поселке Прасковеевка и «дачи Патриарха РПЦ Кирилла» в селе Дивноморском на побережье Черного моря…

Все так же неумолимо продолжал в эти дни вращаться и маховик репрессий в отношении фигурантов т.н. Болотного дела — рядовых участников митингов на Болотной площади в Москве…

Так что никакой «частичной либерализации» в России нет. Наоборот, гайки завинчиваются всё плотнее. Но почему тогда Навальный — на свободе, а не в тюрьме? В чем причина этого парадокса?

Сам Алексей Навальный заявляет — и многие с ним согласны, — что «Путин испугался народного гнева». А именно, того, что в день оглашения приговора Алексею Навальному на улицы Москвы по призыву руководителей его предвыборного штаба (Навальный баллотируется на пост мэра Москвы) вышли примерно 10-20 тысяч возмущенных граждан. Вели они себя, впрочем, хотя и шумно, но для власти совершенно не опасно. Написали на дверях Государственной думы — «Государственная Дура», а на одном из окон парламента — «Путин — гей» и «Навального — в президенты!».

Поверить Навальному в то, что Путин устрашился такого малочисленного и, в общем, мирного «Народного схода» (так назвали его сами организаторы) невозможно, как минимум, по двум причинам.

Во-первых, Путин видал и не такое. В декабре 2011 года на Болотную площадь вышли 120 тысяч москвичей, разъяренных результатами нечестных выборов в Госдуму. А в феврале 2012 года по разным оценкам, вышло еще больше народа — от 120 000 до 200 000.
Однако в тот раз Путин не «испугался». Он не только не выполнил ни одного из ключевых требований революционной толпы (не отменил результаты фальсифицированных выборов, не отправил в отставку главу Центризбиркома и не выпустил политзаключенных), но демонстративно нахамил оппозиционерам, назвав символ протеста (белые ленты) — «контрацептивами», а самих протестантов — «бандерлогами» (сказочными мартышками из книжки Киплинга «Маугли»).

И, как показали дальнейшие события, именно такая «железная» позиция Путина оказалась эффективной — через некоторое время «революция белых лент» пошла на спад. Конечно, здесь сыграло свою роль и то, что лидеры оппозиции не предложили протестно настроенным гражданам никакой позитивной программы, и вся энергия протеста бесполезно ушла в песок.

Но ясно одно: Путин проявил жесткость и непреклонность — и в итоге победил. Точно так же и в случае с Навальным — ничто не мешало Путину снова проявить эти свои качества и, перешагнув через уличный протест (к тому же сравнительно малочисленный), отправить Навального туда, куда за 10 лет до того он отправил Михаила Ходорковского…

Но есть и вторая причина, по которой гипотеза о «испуге Путина» кажется абсурдной. Дело в том, что, пойдя навстречу ожиданиям толпы и выпустив Навального из-под стражи, Путин, как нетрудно понять (и как наверняка понимает он сам!) не только не уменьшил, но напротив, увеличил опасность большого московского бунта. Ведь ясно, что если через несколько недель приговор вступит в законную силу и Навального снова арестуют, чтобы отправить в тюрьму, — на улицы выйдут уже не 10-12, а в десятки раз больше москвичей, поверивших в то, что они в самом деле могут «как следует напугать» Путина и заставить его освободить Навального окончательно. Это, так сказать, аксиома социальной психологии.

А раз так, стало быть, одно из двух.

Первый вариант. Путин сознательно хочет устроить москвичам «показательный Тяньаньмэнь», чтобы надолго отбить у них охоту к уличной фронде. В пользу этого варианта осторожно высказываются некоторые наблюдатели — в частности, известный экономист, экс-советник Путина Андрей Илларионов. Но тогда вопрос — почему Навальный не предупреждает об этом своих сторонников? Зачем он де-факто провоцирует их на новое выступление, если понимает, что в этом случае москвичей ждет не победа над полицейским государством, а кровавая баня? Но о мотивах поведения Навального — чуть позже. А пока рассмотрим второй вариант.

Сразу скажу, что второй вариант, по-моему, более вероятен. Он заключается в том, что Путин и не собирается возвращать Навального в тюрьму и провоцировать москвичей на бунт. «Удивившись» по поводу приговора, вынесенного Навальному, Путин, как можно предположить, анонсировал пересмотр приговора в благоприятном для Навального духе.

Но почему? Почему хрупкие девушки из группы Pussy Riot, которые всего лишь один раз позволили себе спеть: «Богородица, Путина прогони!» — сидят на зоне и мотают реальный срок, а здоровый и крепкий мужчина, на протяжении многих лет громко называющий Путина коррупционером, а недавно и вовсе пообещавший отправить президента РФ в тюрьму (правда, в неопределенном будущем) — не пробыл в тюрьме и двух суток? И, возможно, избежит ее вовсе? В чем же секрет этого чуда?

741px_Pied_Piper2_800

Гамельнский крысолов для оппозиции

Секрет «чуда», как водится, в вере. А точнее, в массовом стремлении людей — притом не только протестующих россиян, но и сочувствующих им западных либералов — видеть то, что хочется видеть, а не то, что есть на самом деле.

На самом же деле яркий «путинский» (а лучше сказать, секретно-служебный) след Алексея Навального тянется за ним уже очень давно. И «чудо 19 июля», когда Навальный вместо вонючей тюремной параши вдруг оказался рядом с гламурной телеведущей единственного в России «оппозиционного телеканала» (подробнее — см. http://echo.msk.ru/blog/daniel_kotsubinsky/1125956-echo/), — просто кульминация того, что развивалось все эти годы. Просто самое яркое звено в той цепи «чудес», из которых состоит вся история политического восхождения Алексей Навального, спродюсированного Кремлем, а попросту говоря, Путиным.
Для того, чтобы понять смысл и вектор «траектории Навального», необходимо принять как данность тот факт, что команда Путина — это люди, работающие в традициях КГБ-ФСБ. То есть, в режиме перманентного проведения разного рода «спецопераций» (не все из них, впрочем, проходят успешно — спецоперация с «рокировкой» Путина и Медведева, как известно, политически провалилась и спровоцировала в Москве уличный политический протест).

Главной целью всех этих спецопераций является сохранение status quo — то есть, «вечная» консервация авторитарной вертикали во главе с ее великим архитектором и главным хранителем — Владимиром Путиным.

В этой связи центральная задача Кремля с самого начала путинского правления заключалась в том, чтобы предотвратить возможный ремейк событий Перестройки 1990-1991 гг. То есть, не допустить появления «неуправляемых» лидеров оппозиции, а также не допустить того, чтобы под антиимперскими и общелиберальными лозунгами объединились бы все оппозиционные силы в крупнейших городах страны.
Эта сверхзадача распадалась (и продолжает распадаться) на две части. Во-первых, следовало «заразить» либеральное движение вирусом русского национализма и тем самым внести в оппозицию заведомый раскол. Во-вторых, — требовалось создать «своего», то есть , управляемого и не опасного для системы, и в то же время популярного лидера оппозиции. (Быть может, это простое совпадение, но именно в 2000-2001 гг. будущий активный «русский националист» Алексей Навальный вступил в либеральную партию «Яблоко»).

Активно работать в этом направлении Кремль начал сразу после украинской «оранжевой революции» осени-зимы 2004 года, которая спровоцировала несколько волн уличного протеста в крупных российских городах в 2005-2007 гг.

В ноябре 2004 года Кремль ввел новый государственный праздник — День народного единства. А начиная с 2005 года в этот день стали регулярно проводится квази-оппозиционные «Русские марши», на которых националисты всех оттенков, включая самые экстремистские, заявляют о своих претензиях к «продажной» власти и требуют проведения более жесткой политики в отношении азиатов и кавказцев на территории РФ. С 2006 года регулярным участником «Русских маршей» стал Алексей Навальный. (Подробнее — см. http://www.echomsk.spb.ru/blogs/kotsubinsky/14893.php)

В эти же «пост-оранжевые» годы, когда команда Путина активно стремилась разжечь в обществе ксенофобские страсти и перевести конфликтную энергию масс из «вертикали» — в «горизонталь» — близкий к Кремлю политтехнолог Станислав Белковский энергично «скрещивал» либерализм с русским национализмом. Он даже придумал специальный термин — «национал-оранжизм». Тогда же появилось несколько «национал-оранжистских» информационных сайтов.

А весной 2007 года, когда в Петербурге неожиданно прошел очень мощный и в целом успешный антипутинский «марш несогласных» и возникла коалиция, объединившая на либеральной антиимперской платформе основные оппозиционные силы, Белковский — через близких ему «национал-оранжистских» по духу активистов — внес в эту коалицию раскол. С этой целью было создано движение НАРОД — «Национальное русское освободительное движение», лидерами которого стали беспартийный депутат петербургского парламента Сергей Гуляев (один из главных организаторов петербургского марша несогласных) и московский «яблочник» Алексей Навальный. НАРОД сделал целый ряд резко националистических заявлений (например, о том, что все жители России должны считать себя русскими) — и в итоге петербургская антипутинкая коалиция тут же развалилась.

Конечно, это значит, она была изначально не очень прочна. Но важно подчеркнуть то, что на создание движения НАРОД Сергей Гуляев получил деньги непосредственно от Белковского (подробнее — см. http://kotsubinsky.livejournal.com/245495.html). Важно и то, что в дальнейшем, когда Кремль потерял интерес к Гуляеву (он оказался недостаточно талантливым и ловким актером) и полностью переориентировался на Навального — тот тоже получал деньги от Белковского (подробнее — см. http://www.opendemocracy.net/od-russia/daniil-kotsyubinsky/is-alexei-navalny-sent-to-spoil-democratic-party).
Вопрос — откуда деньги у Белковского, который не бизнесмен и не миллионер, а просто близкий к Кремлю «идейный алхимик»? Вопрос, полагаю, риторический. И еще один риторический вопрос — стал бы Кремль давать деньги «чужому»? И еще один — самый главный — вопрос: может ли активист, взявший деньги де-факто у Кремля, в дальнейшем использовать их против того, кто их дал?..

Создание движения НАРОД, однако, позволило решить лишь одну из задач — внесло раскол в единый антипутинский фронт. Но не могло решить второй задачи — породить популярного оппозиционного лидера. Идеология русского национализма слишком отпугивала в целом умеренно-либерально настроенных горожан. И личность Алексея Навального, которого, как можно понять, уже с 2007 года решено было «как следует раскрутить», по-прежнему оставалась в тени.

И тогда, как можно догадаться, решено было зайти с другой стороны. То есть, позиционировать Навального, в первую очередь, не как национал-популиста, а как социал-популиста. То есть, не как борца за «национальные русские интересы», а как уникально яркого и бескомпромиссного борца против коррупции.

И вот с весны 2008 года, когда Путин на время как бы ушел в тень президента Дмитрия Медведева, Навальный начал активную борьбу против крупнейших российских нефтяных кампаний и против власти, покрывающей их коррупционную политику. Для этого, к слову, он купил акции крупнейших нефтетрейдеров. Как выяснилось позднее, Навальный приобрел акций на общую сумму около $ 10 тыс., хотя в интервью в тот момент скромно заявил о том, что потратил всего $ 2 тыс. Вопрос: «Откуда у скромного борца с авторитарной системой такие немаленькие деньги для «выбрасывания на ветер» (ведь никакой прибыли по акциям Навальный, как он сам жаловался, не получил)?» — задавать пока не будем. Равно как не будем спрашивать — откуда у него нашлись деньги на создание дорогостоящих видеороликов? И почему у этих роликов оказалась точно такая же «зомбирующая» стилистика, включая даже музыкально-звуковое оформление, как у типичных продуктов «путинского» ТВ-агитпропа? Ответ на все эти вопросы будет ясен из дальнейшего…

Самое интересное случилось в ноябре 2010 года, когда Алексей Навальный опубликовал сенсационные данные о многомиллиардных хищениях в компании «Транснефть» при строительстве трубопровода «Восточная Сибирь — Тихий Океан». В основу сенсации легли данные внутреннего аудита «Транснефти» и не опубликованные (точнее опубликованные лишь частично) результаты проверки Счетной палаты РФ. Таким образом, если поверить в то, что Навальный и вправду «добыл» всю эту информацию на свой страх и риск, в России назревало что-то вроде опережающего время «дела Ассанжа» или «дела Сноудена». То есть, во-первых, сам «блогер Навальный» должен был встретиться с полицейской властью во всей ее красе и мощи, а кроме того, должен был немедленно начаться поиск «предателей» — тех, кто «слил» компромат на высшее политико-нефтяное руководство страны и кто должен быть показательно и жестко наказан. Но…

Но Путин отреагировал совершенно неожиданно. Примерно так же «нежно и чудесно», как и 19 июля 2013 г. 30 декабря 2010 г. он заявил, что информация блогера Алексея Навального о злоупотреблениях при строительстве нефтепровода «Восточная Сибирь — Тихий Океан… заслуживает проверки (!): «Нужно проверить, если миноритарий чем-то недоволен… Пусть прокуратура проверит, другие проверяющие органы». И всё!

Стоит ли специально пояснять, что в дальнейшем «при съемках фильма про скотобойню ни одно животное не пострадало»? Ни приближенные Путина, ни миллиардеры-олигархи, на которых яростно нападал Навальный, ни допустивший «страшную утечку информации» руководитель Счетной палаты Сергей Степашин, ни — и это главное — сам Навальный. Не повезло только мелкому статисту этого гигантского рекламного шоу — одному из ревизоров ООО Транснефть-Финанс Руслану Глазунову, который был уволен.

Равным образом до сих пор не имел никаких проблем ни с полицией, ни с судом ни один из тех бизнесменов, кто давал Навальному деньги. Ни миллиардер (а в прошлом — полковник КГБ) Александр Лебедев (его недавний суд по факту драки в прямом телеэфире, разумеется, не в счет), ни миллиардер Михаил Фридман (формально он, правда, заявил, что не финансирует Навального, но один из близких ему людей — Владимир Ашурков — является ведущим помощником Навального), ни вице-президент «Росгосстраха» Роман Борисович, ни директор по стратегическому планированию «Альфа-групп» Алексей Савченко, ни другие видные бизнесмены и топ-менеджеры.

Здесь стоит напомнить, что, как известно, миллиардер Михаил Ходорковский в свое время оказался в тюрьме именно за то, что «самовольно» — то есть, без «разрешения» Путина — решил финансировать оппозицию. Так что остается предположить только одно: финансирование Навального и его оппозиционной деятельности, как в 2007 году, так и позднее велось и ведется с негласного одобрения Кремля…

Таким образом, единственным реальным результатом скандала с «Транснефтью» стало то, что Алексей Навальный в одночасье превратился в самого популярного и загадочного российского оппозиционера. То есть, такого, которого Путин — по не вполне понятной (и оттого еще больше захватывающей воображение!) причине — «боится даже трогать».

Следующий этап раскрутки Навального был связан с начатой им в феврале 2011 года кампанией критики «партии жуликов и воров» — то есть, партии «Единая Россия». Случилось это как раз накануне создания «Народного фронта» — движения, которое возглавил Путин и которое в тот момент, как предполагали кремлевские махинаторы, должно было заменить собой «Единую Россию» в качестве главной политической опоры «национального лидера».

Критика Навального, таким образом, убивала сразу «целое стадо зайцев»: помогала Путину осуществить организационно-имиджевый ребрендинг; демонстрировала готовность власти «идти навстречу оппозиции в борьбе с коррупцией»; возносила самого Навального на еще большую рейтинговую высоту.

Но все эти расчеты рухнули осенью-зимой 2011 года, когда в результате циничной и трусливой «рокировки» Путина и Медведева в Москве и некоторых других городах стихийно началась антипутинская революция. В этой ситуации Кремль был вынужден отказаться от игры в «раскол в верхах» и, наоборот, демонстративно сплотил ряды. «Единая Россия» в итоге уцелела, а «Народный фронт» надолго отошел в тень.

И вновь давайте проследим траекторию Навального. Когда готовился первый московский митинг 10 декабря 2011 г., Кремль был очень напряжен, поскольку не знал, сколько народа придет. «Самый популярный оппозиционер» Навальный на это время был отправлен на несколько суток под арест, так что митинг готовился и прошел без него. Оказалось, однако, что на Болотную площадь пришло, хотя и много людей, но не «пол-Москвы». В итоге уже на втором декабрьском митинге Навальный выступил с крайне агрессивной речью, фактически провозгласив участников акции «властью» и сказав, что в следующий раз их будет уже миллион и они заставят Кремль выполнить все их требования. При этом никаких программных требований Навальный не выдвинул. Его единственной «кричалкой» был вполне авторитарно-популистский слоган: «Один за всех — и все за одного!!!»

При желании Кремль мог интерпретировать это выступление Навального как призыв к экстремистским действиям и возбудить уголовное дело, но…

Но на следующем, февральском митинге, на который пришло даже чуть больше людей, чем на декабрьский, Навальный… вообще не поднялся на трибуну и ни на какой Кремль народ не повел.

И именно в тот момент стало ясно, что повестка дня революции белых лент — исчерпана. Никакой перспективной программы лидеры оппозиции так и не предложили. Кремль по-прежнему отказывался выполнить те требования, которые были выдвинуты. Что дальше делать и, главное, во имя чего — было неясно. И активность протестных масс с этого момента стала довольно быстро угасать.

Таким образом, именно Навальный (как, впрочем и другие лидеры московской оппозиции) фактически слил протестную энергию в песок (точнее, в снег), хотя при этом и укрепил за собой ореол «героического вождя». Это позволило ему в дальнейшем набрать наибольшее число голосов интернет-пользователей и занять ключевое место в Координационном совете оппозиции.

11153_seminar crowd

«А ты веришь в Навального?»

В идейном арсенале Навального было — и остается по сей день — очень много трескучих и яростных антикоррупционных фраз, но нет ни одного по-настоящему опасного для Кремля требования. Нет требования «Путина — в отставку!», нет лозунга слома президентской вертикали власти и проведения парламентарной политической реформы, нет требования прекращения проведения силовой политики на Кавказе, нет даже простого словосочетания «права человека», которое ненавидят в Кремле, как горькую микстуру.

Работа в Координационном совете оппозиции, однако, довольно быстро зашла в тупик и все его лидеры, включая Навального, стали терять популярность. Многие попросту стали разбегаться из Совета кто куда. «Вождь» рисковал в скором времени остаться в вялом одиночестве и полузабвении.

И вот здесь, как можно понять, вступила в действие самая рискованная и одновременно самая эффектная фаза раскрутки «чудесного и неуязвимого вождя протестных масс». Стартовало сенсационное уголовное дело по «Кировлесу». Эта история, впрочем, тянулась еще с 2009 года, но оказалась нужна Путину только сейчас. И вот — Навальный осужден на 5 лет. И вот — он на свободе, активно работает с общественностью и неуклонно повышает свой рейтинг.

Итак, что в сухом остатке?

Во-первых, сегодня Навальный — бесспорный лидер популистски настроенных протестных масс в Москве и других городах. Повсеместно на улицах начинают появляются агитационные «кубы Навального», чем-то напоминающие Каабу в Мекке, а популярным вопросом среди политизированных людей становится: «А ты веришь в Навального?»

Во-вторых, не популистски настроенная часть оппозиции все больше противопоставляет себя Навальному и его адептам. Таким образом, налицо сразу и возгонка протестной энергии (с последующим ее сливом по окончании выборов московского мэра), и внесение долгоиграющего раскола в ряды оппозиции.

В-третьих, — и это, быть может, самое важное для Кремля, — произошел успешный запуск проекта «нового Жириновского» — на смену старому, давно утратившему былой провокаторский потенциал. Не случайно, полагаю, самым активным критиком Навального сегодня является не его электоральный противник мэр Москвы Сергей Собянин, а именно Владимир Жириновский — истинный, а не мнимый конкурент Навального. Собянин ведет себя по отношению к Навальному весьма лояльно — даже помог ему зарегистрироваться кандидатом на выборах. Жириновский же отчаянно нападает на Навального, пытаясь, в частности, доказать незаконность его предвыборных финансовых схем…

Все это позволяет весьма обоснованно предположить, что в лице Навального в Москве и России в целом появляется новый спродюсированный Кремлем системный национал- и социал-популистский лидер. Думаю, со временем он получит возможность иметь в Госдуме небольшую фракцию и будет бесконечно «громить» коррумпированную власть, включая даже президента (как это делал Жириновский в 90-е годы). Но он никогда не предложит обществу такую программу действий, которая сплотит его и поможет опрокинуть авторитарную власть. Ибо агрессивный вождизм и национал-популизм в начале XXI века заведомо не могут быть популярными среди большей части общества. Особенно в такой многонациональной стране, как Россия. Особенно в крупных городах, настроенных, в целом, умеренно-либерально и мечтающих не о новом фюрере, а о нормальной буржуазном благополучии и правовой защищенности.

Так что со временем число поклонников Навального, полагаю, уменьшится, но не исчезнет полностью. И он, как, вероятно, рассчитывают в Кремле, органично врастет в путинскую систему власти, как когда-то «врос» в ельцинскую систему ее «непримиримый оппонент» Жириновский.

А либеральную политическую революцию в России придется начинать заново. Без фейковых «героических вождей». И с правильной программой комплексной политической реформы.

Даниил КОЦЮБИНСКИЙ

P.S.

Статья была написана неделю назад и отправлена в несколько редакций в СПб и Москве. Но публикации пока так и не дождалась. В одних случаях редакторы ссылались на то, что пока идет избирательная кампания, такой материал они ставить не могут, в других — сперва оживленно соглашались, но потом, после консультаций в издателем, отказывали, в третьих — до сих пор размышляют о каких-то астральных материях и сомневаются.
А вот традиционный оппозиционный сиквел идет на ура — про Мизулину с оральным сексом, Путина со щукой или Собянина с «не учтенными» квартирами — такие тексты выпекаются целыми партиями и никаких сомнений и страхов у редакторов-издателей не вызывают.
Впрочем, лично я ничего странного в этом не вижу.
А вы? ))

P.P.S.

Вот и от «Эха Москвы» ответ подоспел: «Спасибо, но текст нам не подходит».

:))))

источник

 

Метки: ,

Добавить комментарий