Перейти…

VGil journal

Архив

RSS Feed

16.10.2018

Ну, что, старцы… продолбали по второму разу?


Распалась Россия

Про политику 

Два месяца назад возвращался я по Пятницкой улице с собрания. Это был круглый стол в известном московском think tank. На нем один из выступавших, клеймя политику уничтожения всего, в том числе культуры, образования, науки и проч., как водится, закончил тем, что, мол, угроза «национальной безопасности». И если так дело пойдет, то Россия «распадется». На этих словах он многозначительно зыркнул бдительными очами, давая понять: «А мы-то с вами знаем, кому выгоден распад России». Это была дежурная риторика. Никто обычно и не вступает в полемику по этому вопросу. Потому что к «распаду России» нет никаких предпосылок: региональные элиты нуждаются в центре, все хотят денег от общей нефти, без благословения в Кремле никакие чечня-дагестан руководимы быть не могут. Китайцы хотят жить, где тепло, и осваивают Африку. 6-й флот США как был далеко, так и стоит.

И вдруг, оглядевшись — а Толмачевский переулок в Замоскворечье — место моего детства — я впервые конкретно задумался: а ну распадется?! Я даже остановился в Климентовском переулке и замер, как турист, упершись взглядом в храм Божий. И представил, что Россия уже распалась. И что это значило бы для меня? И вдруг я ясно вспомнил 1991 год. Ведь уже один раз распалось государство, в котором я жил. И вот мне теперь не 32 года, а 54. И я продолжаю тут жить, с той же непрерывной биографией. Тут — дети, и даже уже внук… То есть ничего «катастрофического» в моей собственной жизни не случилось. Людей много, судьбы разные. Вероятно, распад СССР, как и, например, распад Австро-Венгрии, дал примеры разной глубины разреза и швов в биографиях людей, которые это пережили. Но в моей жизни никакого перелома в 1991 году не было. Тут надо пояснить – поскольку вокруг много идеологически возбужденных людей – я просто рассказываю о коротком переживании, которое меня посетило. Оно сводилось к тому, что я вдруг отчетливо представил себе: вот мне 70 лет, стою я у Климентовского храма, а Уральская республика… ну, и т.д. А тут у нас какая-нибудь «Залесская республика» (в пределах двух федеральных округов), как любит говорить поэт Широпаев…

И мысль моя полетела в «интерпретации и аналогии». Сразу я представил себе, что захожу в какую-нибудь редакцию, а там сидят Игрунов и Павловский (оба – противники беловежской пущи и сторонники сохранения реформированного СССР), им уже по 90 лет, и у них паспорта Залесской республики. «Ну, что, — говорю я им, — старцы. Продолбали по второму разу?». Встречаю на улице Игоря Задорина – его ЦИРКОН и через 50 лет будет участвовать в общеевропейском каком-нибудь опросе типа «евромонитор», – и он мне говорит: «Посмотри, какие цифры поддержки нашего президента Залесской республики в соседних землях. Это здесь у него рейтинг ниже Гитлера, а в Уральской республике и Исламской республике Дагестан его почитают, как освободителя… Он по опросам там числится вторым крупнейшим политическим деятелем XXI века, обрати внимание!» На телеэкранах новая когорта молодых хорошо одетых политиков восточно-европейского типа. Они так вскользь, без педалирования, но в публичной риторике иногда напоминают телезрителю, что в те довольно «мутные» и «лихие» нулевые и десятые годы, когда, «как вы помните, тут у нас кто попало танцевал восточные танцы на улицах и проводилась ошибочная миграционная политика» и т.д.

Ну, конечно, глядя из наших северных мест, мы будем скорбеть, что в Дальневосточной республике жестокий энергетический кризис, население вынуждено собираться во дворах и готовить еду на печках-буржуйках. Ну, как-нибудь у них там наладится. Главное, чтобы у них там правительство было, наконец, нормальное. Как у нас тут… Это же только первые пять лет неразбериха. И, допустим, каким-то оборзевшим руководителям из Западно-Сибирской российской демократической республики наш президент вынужден будет сказать, грустно глядя на нефтяные вышки, «да берите вы суверенитета, сколько хотите!». Может, они возьмут, а может, и нет… Отсюда глядя, трудно предсказать: предпочтут ли нефтяники с быть с нами — коренными залессцами – в одном государстве. Или отложатся в отдельное русскоговорящее.

«Если отложатся, — подумал я (поглядывая на колокольню, которую не могут отреставрировать уже 50 лет на моей памяти при трех государствах), — то по заказу Администрации Президента будут проводиться экспертные «круглые столы», в которых надо будет обосновывать, что мы – такой этнос, типологически близкий к арабам или немецкоговорящим европейцам».
«Мы расселены на территории восьми государств. Но у нас есть общие культурные традиции»… — подумал я. И в этот момент очнулся. И вспомнил, что я, собственно говоря, и иду с экспертного круглого стола. Как раз и проводимого каким-то мозговым трестом, ухватившим бюджетец в Администрации Президента.

02.08.13 12:31
Александр Морозов

источник

Метки:

Добавить комментарий