Перейти…

VGil journal

Архив

RSS Feed

19.12.2018

Ошибки кандидата-уголовника-«недоучки»


Forbes: Пять ошибок избирательной кампании Алексея Навального

В свое время Национальный демократический институт (NDI) — сильная американская неправительственная организация, помогающая «опериться» институтам гражданского общества в разных странах, — разработал руководство по ведению политических кампаний. Эксперт института Брайен О’Дэй написал первый вариант документа к выборам в Госдуму 1995 года, вполне еще демократическим. С тех пор руководство использовали на многих выборах в разных странах. Это не идеологический учебник от «Вашингтонского обкома», а сборник технологических советов для кандидатов и активистов; если погружаться в тему управления кампаниями некогда, его вполне достаточно, чтобы сфокусироваться на главном.

В штабе у Навального сидят не дураки и наверняка что-то подобное читали. Только не уверен, что видят свои действия со стороны. С точки зрения методички NDI, да и просто здравого смысла, у кампании Навального следующие проблемы:

1. Кампания не нацелена на те группы избирателей, корорые могли бы обеспечить успех кандидату. Начальник штаба Леонид Волков признается в интервью «Ленте.ру», на которое я еще не раз сошлюсь ниже: «На сегодняшний день группа поддержки Навального ? это мужчины 25-35 лет с высоким уровнем доходов. Это аудитория полностью наша. А все остальные ? это пока для нас сложно». Дальше он объясняет, что проблема отношений с мигрантами, самая важная в Москве по соцопросам, для разных социальных групп москвичей выглядит по-разному и «сформировать какой-то единый месседж, который не обижал бы нашу аудиторию и добавлял бы нам голосов в другой, практически невозможно».

Но О’Дэй и не советует делать ничего подобного: он предлагает сконцентрировать усилия на самой важной для кандидата части аудитории — тех, кто потенциально может его поддержать. На этих людей надо нацеливать и месседж. Укрепление уже имеющейся базы поддержки — задача второстепенная.

Это значит, что основным посланием Навального по миграционной теме могло бы стать быть некое обещание тем, с кем мигранты конкурируют на рынке труда, — и нет, это не введение виз для таджиков, всем же понятно, что эту систему коррупция победит в момент.

Такого послания, однако, нет: штаб погряз в позиционной борьбе, снова и снова пытаясь разъяснить, насколько Навальный — националист. Толку-то! Либералы все равно не простят ему то, что он в 2008-м назвал грузин грызунами, а настоящие «нацики» Навального своим никогда не считали и не станут: он для них либерал.

2. Основной месседж кампании не привязан к проблемам, которые волнуют избирателей. О’Дэй приводит в пример кампанию Билла Клинтона против Джорджа Буша в 1992 году. Тогда у победителя было самое что ни на есть ясное послание: «Результат 12 лет республиканского руководства — социальная стагнация и экономическая рецессия, так что американский народ готов к переменам. Выбор 1992 года ясен: перемены или продолжение застоя». Нечто подобное пытается сказать и Навальный про 13-летнее правление Путина: «Измени Россию, начни с Москвы».

Но как это послание связано с тем, что по-настоящему беспокоит жителей города?

Что это, Навальный отлично знает. В интервью Ксении Собчак он перечисляет важные для москвичей темы: мигранты, рост коммунальных платежей, пробки. Так и есть. Про застой и сменяемость власти в России в длинном списке того, что на самом деле тревожит потенциальных избирателей, нет ни слова.

Штаб Навального расставил на московских улицах «агитационные кубы» с фотографиями кандидата, слоганом «Измени Россию» и наглядными статистическими выкладками. Про что эти выкладки? Опять не про мигрантов, пробки и цены на услуги ЖКХ. На кубах написано: «Честный бюджет» (О’Дэй конкретно предупреждает: не говорите с избирателями о бюджете, говорите отдельно об образовании, здравоохранении и пр.); «Чиновник, о котором вы знаете всё» (данные опросов не показывают, что москвичи хотять хоть что-нибудь знать о чиновниках); «В вашем дворе власти больше, чем в мэрии» (во дворах нужен скорее порядок, чем власть, но и это волнует лишь 6% избирателей). Еще кубы обещают улучшить условия для бизнеса — как будто бизнесмены только и ходят по улицам, останавливаясь почитать, что написано на заборах. Да и если бы останавливались, лишь 9% москвичей тревожит бюрократическая волокита в городских органах управления.

3. Кандидат не отточил формулировки своих сообщений. Ответы Навального на вопросы интервьюеров выглядят чистой импровизацией. Это трогательно и человечно, но позволяет делать вот такие ролики.

Что именно Навальный имеет в виду под отказом от строительства крупных транспортных развязок ради улучшения «капиллярного» собщения внутри районов? Как выглядит развязка, знает каждый, кому Собянин сейчас изо всех сил демонстрирует результаты своей работы. А что за капилляры такие — поди разберись. Основные идеи и обещания должны отскакивать у кандидата от зубов и постоянно повторяться, учит О’Дэй вслед за всеми, кто вообще когда-либо писал на эту тему. Говорить четко и всегда одно и то же получается у Навального только на антикоррупционную тему, но коррупция стоит у москвичей слишком низко в списке приоритетов: на 16-м месте.

4. Менеджер кампании не имеет профильного опыта. Достаточно прочитать интервью Волкова «Ленте», чтобы понять, что этот человек никогда не вел кампаний сравнимого масштаба и с большинством проблем столкнулся впервые. При этом он делает политические заявления, угрожает развешать политологов на крючках, высказывает неясные угрозы в адрес провластных медиа. Помогает ли он этим своему кандидату? Скорее, подставляет его под удар. И пользователи соцсетей постят уничижительные комментарии вхожего в Кремль, но знающего и авторитетного политолога Николая Злобина: «В Америке такое интервью было бы последным актом человека в качестве начальника чьего-либо избирательного штаба». О’Дэй замечает: «Как и в любом деле, в политических кампаниях важен опыт. Чем больше кампаний провел человек, тем лучше он готов к следующей». Волков учится на собственных первых ошибках, продвигая кандидата, которому грозит тюрьма.

5. Не видно работы с гражданскими организациями и другими союзниками. Какие организации поддерживают кандидата Навального? Какие заметные люди сочувствуют его кампании и высказываются в его поддержку? О’Дэй считает, что даже простые заявления о поддерждке кандидата со стороны авторитетных фигур и групп могут повысить его рейтинг. Но никаких организованных усилий по привлечению союзников не видно. А так, как иные стихийно поддерживают Навального, лучше бы они этого не делали. Вот Альфред Кох в своем фейсбуке: «У меня просьба: идите на ***. Не голосуйте. … Сучье вы семя: помесь пикейных жилетов с Васисуалием Лоханкиным».

Этот пост лайкнули больше 1600 человек. Но что-то я не уверен, что он добавил Навальному популярности хоть среди «сучьего семени» (интеллигентов), хоть среди остального народа.

Собственно, часть этой же ошибки — отсутствие видимой команды кандидата Навального.

В интервью Собчак слова о том, что прежних крупных чиновников кандидат, став мэром, уволит, не были поддержаны обещаниями назначить вместо них кого-нибудь конкретного — получше. Ответы, показавшие, что Навальному некого позвать на ключевые политические должности в городе стали, пожалуй, самыми громкими выстрелами кандидата в самого себя в этом совершенно неподготовленном интервью.

Мне не впервой голосовать за тех, кому не суждено победить. Собственно, я ни разу не поддержал победителя ни на одних российских выборах — разве что того же Навального, когда выбирали Координационный совет. Но сейчас мой кандидат борется за нечто большее, чем политический пост, — за свою свободу, чтобы потом побороться и за общую. Поэтому я надеюсь, что за оставшееся время он сумеет собраться и все же провести кампанию как потенциальный победитель, а не как герой-недоучка.

 

источник

Метки:

Добавить комментарий