Перейти…

VGil journal

Архив

RSS Feed

19.12.2018

Коррупция и слабая власть провоцирует конфликты повышенной социальной опасности.


к теме:
Пугачев. Провокатором межнациональной розни является власть.
Вся правда о случае в Пугачеве. Монолог чеченского парня.
Шевченко: «Нашей с вами Родине угрожают твари…»

Пугачев показал слабость местной власти

Власть на местах не способна остановить столкновения между старожилами и национальными диаспорами в России
Незатихающий конфликт в саратовском Пугачеве в очередной раз поднял межнациональную тему, несколько последних лет активно обсуждаемую СМИ. Кавказские и среднеазиатские диаспоры стали ежедневной реальностью не только мегаполисов, но и далеких медвежьих углов необъятной страны. Все резонансные столкновения последних лет пришлись как раз не на столицу, а небольшие населенные пункты – донские Сальск и Ремонтное, карельскую Кондопогу, уральскую Сагру, иркутский поселок Бильчир, кировский Демьянового…

Географическая разбросанность и системность говорят о том, что не только на федеральном, но и на местном уровне власть сегодня не способна оптимально решать столкновения между старожильческим населением и диаспорами. Этому способствует и слабость правоохранительной системы, ржа коррупции, пробелы в законодательстве. О том, почему конфликты, тут же приобретающие окраску межнациональных, стали неизменной составляющей общественно-политической повестки нашей страны, «Кавказская политика» расспросила известных политологов.

Чиновники, силовики и СМИ не умеют работать с межнациональной темой

«Было бы неправильным говорить о том, что это конфликт на межнациональной почве, — отметил в интервью «Кавказской политике» исполнительный директор Института политических исследований Григорий Добромелов. – Серия громких конфликтов последнего времени, подававшаяся в СМИ как межнациональные, это бытовые истории не с межнациональной, а межкультурной составляющей. В них участвовали люди с разной культурой, разной системой ценностей». По мнению собеседника, перерастание подобных конфликтов в межнациональную почву, в первую очередь, является искусственно подогреваемым результатом политики СМИ и некоторых политиков. В качестве примера Григорий Владимирович привел заявления руководства Москвы и Краснодарского края о необходимости более жесткой межнациональной политики.

«На государственном уровне нет осознанного понимания того, что игра на межнациональных отношениях – хождение по лезвию бритвы. По сути, нет даже понимания это проблемы, над которой нужно планомерно и плодотворно работать, — считает политолог. — Так, федеральная целевая программа «Укрепление единства российской нации», несмотря на прямое поручение Путина, данное в конце прошлого года, до сих пор не принята правительством. Существуют серьезные разногласия с рядом чиновников и, прежде всего вице-премьером Дмитрием Козаком, которые категорически против ее принятия».

По мнению Григория Добромелова необходима и продуманная работа с медийным сообществом, чиновниками, которые не умеют оптимально решать межнациональные противоречия, с которыми ежедневно сталкиваются на муниципальном уровне, правоохранительными органами, не понимающие специфику подобных конфликтов.

Говоря о различии между бытовым и межнациональным столкновением, собеседник указывает на его мотивацию – когда конфликт построен на неприятии одним человеком национальности другого, речь идет о межнациональном столкновении, когда же речь идет об исключительно личностных историях, недопонимания, присущей всем народностям внутренней агрессии, зачастую в состоянии опьянения, говорить о национальной стороне не приходится.

«Каждый день в стране происходят бытовые драки. Но получается, что когда подрались, условно говоря, удмурт с чувашом, это не считается межнациональным конфликтов, а когда тот же удмурт с осетином, сразу дают межнациональную оценку» — сравнил политолог. Разница в том, что последние годы не микшировались угрозы, которые идут от разжигания проблемной кавказской темы. «Очень просто мыслить в парадигме свой-чужой или друг-враг. В какой-то момент такая оценка была политически целесообразной, ситуативно необходимой для мобилизации и решения сиюминутных политических задач. Зато теперь не знают, как из этой ситуации выйти», — подытожил исполнительный директор Института политических исследований.

Тысячи участников в бытовом конфликте быть не может

По мнению политолога Глеба Кузнецова, со времен Кондопоги, конфликтов в Кировской и Ростовской областях вообще ничего не изменилось в отношении власти к столкновениям представителей разных народов. «Власть занимается тем, что уговаривает себя и окружающих – это бытовой конфликт и никогда дружба и мир между народами России не были так крепки. С самого первого публичного громкого конфликта в Кондопоги происходит калька».

Эксперт отметил, что при изучении конфликтов между коренным населением и приехавшими диаспорами «убеждаешься в том, что везде есть недоработка местной муниципальной власти. Практически в каждой ситуации она покровительствовала, потворствовала или сделала возможным развитие именно такого сценария. Объективно ситуация такова – когда в город заезжает диаспора, она заключает пакт с муниципальной властью. Народ на это смотрит, спустя время происходит резонансное преступление. Местные жители начинают бунтовать, вмешивается губернатор и федеральный центр, ситуация успокаивается – ждем следующего райцентра». По мнению Кузнецова, вопрос не в межнациональной политике, а взаимодействии низового уровня власти с диаспорами, которые зачастую управляют значительной частью экономики поселка или города. Поэтому такие конфликты вероятны практически в любом населенном пункте, где есть сильная диаспора.

Говоря о грани между бытовыми и межнациональными конфликтами, Глеб Сергеевич считает, что главный критерий здесь количество участников: «Когда, условно говоря, десять человек дерутся стенка на стенку, это можно списать на бытовой конфликт. А когда счет идет на сотни, списывать все на бытовой конфликт близоруко, это не позволяет решить проблемы и анализировать ее корни. Тысячи участников в бытовом конфликте быть не может».

Конфликты повышенной социальной опасности

«Говорит о том, что ситуация после Кондопоги и других резонансных конфликтов не изменилась, мы не можем. Потому что конфликты, имеющие межнациональную окраску или межнациональную составляющую, превратились в постоянный фактор», — прокомментировал «Кавказской политике» политолог Алексей Зудин.

По словам эксперта, такие столкновения сигнализируют о слабости муниципальной власти и правоприменительной системы на местах – они не работают таким образом, чтобы у людей возникало чувство восстановления справедливости и законности. «Пора перестать заниматься академическими изысканиями на тему является данный конкретный конфликт этноконфессиональным, этническим или бытовым. Все конфликты, в которых участвуют представители разных национальностей, должны квалифицироваться как конфликты повышенной социальной опасности», — заявил Зудин. И реакция властей на них должна быть соответствующей – никаких УДО, вязких переговоров с диаспорами, суд и отбывание наказание обязательно по месту совершения преступления.

Говоря о том, почему конфликт между, например, русским и татарином СМИ не раздувают как межнациональный, а если речь идет о народах Кавказа, тут же вешают ярлык, политолог отметил, что это следствие «социальных процессов на Северном Кавказе, след войны в Чечне и резонансная ситуация с присутствующей в регионе политической нестабильностью, связанной с клановостью власти, распадом традиционных форм жизни, коррупцией».

 

источник

Метки:

Добавить комментарий