Перейти…

VGil journal

Архив

RSS Feed

23.10.2018

Нешаблонно-авиационная Северная Корея


Оригинал взят у [info]dkphoto

1 По наводке уважаемого [info]yuri7751 набрел на весьма подробный отчет авиационного фаната и фотографа Сама Чуи (Sam Chui) родом из Гонконга, ныне проживающего в Абу-Даби, о недельном пребывании в КНДР в октябре прошлого года. Рассказ интересен тем, что в нем описана не знакомая по уже многочисленным отчетам отечественных блогеров стандартная для интуристов программа, а специализированный авиационный тур. Основной целью его участников было знакомство с раритетной (особенно по западным меркам) авиатехникой советского производства, к тому же до сих пор находящейся в эксплуатации. Разумеется, и в такую программу впихнули посещение шаблонных кимовско-революционных мест, но это уже вторично. Значительно интереснее снимки и комментарии о тех уголках страны, куда туристы добираются сравнительно редко.

2 Даю ссылки на обе части этого обширного рассказа – первая и вторая. Для тех же, кто по каким-то причинам не хочет читать полную версию на английском языке, ниже приведу краткие выдержки – примерно десятую часть фотографий и комментарии к ним, отчасти переводные, отчасти мои собственные.
Здесь, кстати, запечатлена посадка на борт Ил-62М, на котором Сам Чуи летел из Пекина в Пхеньян. Сам он подписал эту фотографию так – «Первый взгляд внутрь КНДР начался с приветствия на выходе с трапа стюардесс северокорейской авиакомпании Air Koryo».

 

3 Кресла салона бизнес-класса в Ту-204-100Б, на котором автор возвращался в Пекин восемью днями спустя.

4 Раритетный Ил-18 в аэропорту Пхеньяна, на котором Сам Чуи с другими членами группы авиационных фанатов летал в Оран, расположенный в северо-восточной части страны, недалеко от российской границы. Cам автор отметил, что при взгляде на мощные турбовинтовые двигатели (кстати, для фотографирования их он забрался на специально поданную лестницу) он ощутил ностальгию и одновременно чувство, будто попал в прошлое. Также Сам Чуи пишет, что в полете наслаждался гулом этих двигателей и шумом их гигантских винтов как настоящей симфонией.

5 Фотографироваться с экипажем после завершения рейсов у авиафанатов стало традицией. Кстати, по фотографиям заметно, что работниц в сферу обслуживания интуристов, будь то гиды, стюардессы или продавщицы, набирают с оглядкой на внешние данные. По подобным снимкам можно было бы заключить, будто все за малым исключением кореянки молоды и очень красивы.

6 Кокпит Ил-18, куда членов группы вполне легально впустили для фотографирования. Меня лично подобная открытость для в целом невероятно закрытой страны приятно удивила (хотя во многих других местах, разумеется, съемку сильно ограничивали). Сам Чуи отмечает, что кабина выглядит просто великолепно, особенно если учесть возраст самолета – более 46 лет. Состояние кокпита и приборов управления гораздо лучше, чем у однотипного Ил-18, который друзья Сама видели в Сомали.

7 В коротком – всего часовом – полете среди прочих напитков пассажирам предлагали сидр северокорейского производства. Интересно, это в самом деле то, что на Западе называют сидром, или же аналог одноименной японской газировки? К слову, мне вчера в «Твиттере» поведали, что в Хабаровске появился в продаже импортный сидр. Попробую на следующей неделе проверить этот факт и продегустировать напиток в случае его успешного обнаружения.

8 Крохотный пассажирский терминал в Сондоке, куда авиафанаты летали уже на транспортном Ил-76, а обратно некоторые из них возвращались на Ан-24. Объем внутренних пассажирских авиаперевозок в КНДР ничтожен, по сути выполняются только редкие чартерные рейсы для интуристов и партийных бонз, поэтому развитая инфраструктура тут и не требуется. Вообще, насколько я понимаю, этот аэропорт по сути своей является военной базой, на которой развернуты военно-транспортная авиация и учебно-тренировочные самолеты. И все же лет десять назад отсюда даже пытались организовать регулярное авиасообщение с Южной Кореей.
Впрочем, сам автор относительно аэропорта и его терминала лишь меланхолически констатирует, что это обычное для КНДР дело, когда аэропорты украшены портретами Ким Ир Сена, – исключений в этом смысле нет.

9 Кабина штурмана в Ил-76. Как известно, кокпит у этого транспортного трудяги двухуровневый – пилоты сидят наверху, а навигатор – внизу, в знаменитой, по словам авиационного фаната, застекленной кабине с отличным обзором вперед и вниз.
В конце Сам Чуи пишет, что прилет в Пекин после КНДР стал для него в авиационном смысле возвращением в реальность. До этого он целую неделю провел в окружении непривычной авиатехники, выпущенной исключительно русскими. При этом у него осталось от нее наилучшие впечатления, причем как от раритетной, так и от относительно новой.

10 Последовав примеру своих туристов, очаровательная гид мисс Пен улеглась отдохнуть во время полета на предназначенной для десантников скамье вдоль борта огромной грузо-пассажирской кабины Ил-76. Чуть позже Сам даже уговорил ее сплясать с ним диско под музыку турбореактивных турбин на высоте 6500 метров.

11 Один из друзей Сама Чуи, Феликс, совершил еще более экзотический перелет на обратном пути из Сондока в Пхеньян – все время в пути он провел, сидя в багажном отделении Ту-134. Когда перед вылетом его не досчитались в салоне, Сам бессовестно соврал такому симпатичному гиду, будто его друг засел в туалете. Сам же автор, насколько я понял, залез в багажник уже после посадки.

12 Совершенный раритет – Ил-14, подаренный Советским Союзом Ким Ир Сену. Автор снимка отмечает, что непохоже, будто этот самолет еще вернется в небо. Тем не менее, и снаружи, и внутри, он содержится в образцовом состоянии.

13 Салон, в котором летали Ким Чен Ир и другие северокорейские бонзы. Никакого сравнения с современными роскошными салонами бизнес-авиации. Впрочем, и времена были другие.

14 Это помещение тоже наверняка знавало «великого вождя, маршала, товарища и вечного президента» КНДР. 🙂

15 Одна из многочисленных фотографий пленных американских военнослужащих, широко используемых северокорейской пропагандой. К слову, на заднем плане фигурирует вертолет Bell 47. Такие трудились во время войны в Корее главным образом на поисково-спасательных и медико-эвакуационных ролях, что позволило значительно снизить статистику смертности после получения тяжелых ранений в армии США. Правда, под конец войны, принимая во внимание живучесть этих машин под огнем и высокую маневренность, делались попытки создания и легких штурмовых модификаций. Вообще именно войне на Корейском полуострове вертолеты обязаны своим мировым признанием – до 1950-х годов винтокрылые машины и военными, и бизнесом считались дорогими экзотическими игрушками.

16 Каюта со шпионским оборудованием на захваченном северокорейцами в 1968 году американском разведывательном корабле «Пуэбло», притворявшимся океанографическим судном. Это событие вылилось для США в уникальный позор – впервые за 160 лет американский корабль был сдан врагу (?), а Вашингтону пришлось официально извиняться перед Пхеньяном, чтобы добиться освобождения захваченного в плен экипажа. Северокорейская и американская версия событий, конечно, расходятся, но главным образом в том, где именно оказался застигнут «Пуэбло»; согласно первой, это случилось в территориальных водах КНДР, согласно второй, – за их пределами. Вместе с тем отрицать шпионскую сущность «мирных гидрографов» было бессмысленно. Часть захваченного на борту оборудования в итоге досталась СССР, что здорово помогло в будущем советской разведке и контрразведке. Ну а сам «Пуэбло» стал важной туристической достопримечательностью Пхеньяна и по совместительству отличным пропагандистским инструментом Северной Кореи.

17 Слева изображен японский милитарист, в центре – американский военный, а справа, видимо, собирательный образ западного империализма.

18 По словам автора, так жители Пхеньяна развлекают себя стрельбой. Ну а помогают им в этом упомянутые выше образы.

19 Сценка, снятая по дороге из аэропорта Сондока в прибрежный Мажон, где туристам показывали некое революционное место, название которого автор даже не запомнил.

20 Этот кадр был сделан в Кэсоне после посещения Демилитаризованной зоны. Сам Чуи с друзьями внезапно заглянули в обычный, а не образцово-показательный жилой дом, чем вызвали замешательство его жителей (полагаю, также и гидов), занятых своими повседневными делами.

21 Покупка холста местного художника, названного автором талантливым, за 20 евро. К слову, картина и в самом деле выглядит очень неплохо. Я сам ее с удовольствием купил бы как сувенир из Северной Кореи.

22 Лучшее, по словам Сама Чуи, что нашлось для группы авиафанатов из пассажирских автобусов в городе Кьонсон (не уверен, что правильно транскрибировал на русский название ‘Kyongsong’) для поездки к очередному революционному месту на берегу Восточно-корейского моря (именно так автор назвал привычное нам море Японское, то есть в соответствии с корейской географической традицией).

23 Переполненный троллейбус в Пхеньяне. Автор отметил, что этот вид транспорта свойственен главным образом коммунистическим и социалистическим странам. Любопытно, что он понимал под государствами, построившими коммунизм. 🙂 Но вообще, если задуматься, я действительно не припомню троллейбусы в западных странах. Мне лично доводилось встречать этот вид транспорта только в Китае и на постсоветском пространстве. Интересно, почему так сложилось.

24 Про этот троллейбус Сам Чуи написал, что он явно пережил свое время, но в то же время отметил восторг, который вызвала у него и его спутников возможность сфотографировать подобный раритет.

25 Снятый во время поездки по улицам Пхеньяна двухэтажный автобус. Судя по всему, рейсовый и достаточно новый.

26 Жилые кварталы северокорейской столицы, снятые из окна номера в гостинице «Корё».

27 Вид на город с вершины монумента идеям чучхе.

28 Попытка угостить пхеньянцев шоколадом на станции метро – фактический единственный прямой контакт автора с обычными жителями КНДР, то есть не гидами, не авиаторами и не обслуживающим персоналом гостиниц, магазинов и отелей. В дальнейшем Сам Чуи отметит, что граждане Северной Кореи отличаются огромной застенчивостью и сильно стесняются иностранцев, которых им практически не приходится встречать. К слову, во времена Ким Ир Сена отсутствие упомянутой застенчивости упомянутым гражданам могло стоить весьма и весьма дорого.

29 Завод химической промышленности в Хамхыне. Как отмечает автор, на улицах этого индустриального центра сильно пахло аммиаком, а заводское оборудование было самым старым из всего, что Саму Чуи приходилось видеть в его жизни. Он сделал предположение, что агрегаты были выпущены еще в 50 или 60-х годах прошлого века с помощью СССР или Китая.

30 Этим снимком завершаю свой краткий пересказ фотоотчета Сама Чуи. Очень рекомендую прочитать его целиком или хотя бы просмотреть фотографии – материал того стоит. В нем не так уж много оценок северокорейского режима с политической и даже экономической точек зрения, автор главным образом фиксирует увиденное, реже – вызванные увиденным впечатления, но нечасто пускается в рассуждения. В конце он пишет, что посещать КНДР лучше без предустановки насмешливо фыркать над этой страной, а открытым для информации, но при этом составляющим собственное мнение.

 

Метки:

Добавить комментарий