Перейти…

VGil journal

Архив

RSS Feed

19.06.2018

Путин всегда умел объяснять Дерипаске, по каким правилам государство играет с бизнесом


к теме: Господин Дерипаска: «Мы вами недовольны… Верните завод обратно!» (видео)

Никель в бок


Владимир Путин всегда умел объяснить Олегу Дерипаске, по каким правилам государство играет с бизнесом
Фото: Дмитрий Азаров / Коммерсантъ

На прошлой неделе Олег Дерипаска в интервью Financial Times рассказал, что, кроме Владимира Путина, управлять страной некому. А чуть раньше стало известно о выводе 25% акций «Норильского никеля», принадлежащих его компании «Русал», из российской юрисдикции на Кипр, несмотря на планы президента по деофшоризации экономики.

Несостоявшееся слияние

В конце февраля Следственный комитет провел обыски в московском офисе «Русала». Дежурившие на входе в здание на Николоямской улице омоновцы привычно отгоняли журналистов, пытавшихся заснять смущенные лица охранников и силуэты сотрудников компании, мелькающие в окнах. Целью следователей была «Русал Фольга», «дочка» крупнейшего в мире производителя алюминия. Формальным поводом — обвинение в уклонении от уплаты налогов на 200 млн руб. Сумма для «Русала» ничтожная, к обыскам такие претензии обычно не приводят. Поэтому появление следователей было воспринято нервно: рождались не самые радужные аллюзии на тему ЮКОСа.

Обыск сразу связали с корпоративными конфликтами, в которые не первый год втянут гендиректор и основной владелец «Русала» Олег Дерипаска. Речь идет прежде всего о многолетней борьбе за «Норникель», которая только в начале этого года завершилась. «Обыски в «Русале» вполне можно рассматривать как четкий сигнал Дерипаске от его оппонентов, в первую очередь от Потанина»,— считает директор Института национальной стратегии политолог Станислав Белковский.

Конфликт между крупнейшими акционерами «Норильского никеля» — «Интерросом» Владимира Потанина и «Русалом» Олега Дерипаски — начался еще в 2008 году. Обе компании на тот момент владели равными долями «Норникеля» — по 25%. Свой блокирующий пакет Дерипаска купил у Михаила Прохорова до кризиса на пике стоимости, заплатив более $5 млрд наличными и отдав 17% акций «Русала». С тех пор акции «Норникеля» никогда не стоили столько, сколько за них заплатил Дерипаска.

Практически сразу Олег Дерипаска увяз в спорах с Потаниным об эффективности работы менеджмента «Норникеля», потом поставил под сомнение независимость независимых директоров. Несколько лет работу компании сопровождали внеочередные собрания акционеров и смены совета директоров. Дерипаска не раз говорил, что покупка акций «Норникеля» — инвестиция не портфельная, а стратегическая. Аналитики уверяли, что он заинтересован в слиянии «Русала» и «Норникеля» и в образовании крупнейшей металлургической компании в мире.

Но контроль в «Норникеле» оставался за «Интерросом» и менеджментом комбината. Сам Владимир Потанин о слиянии с отягощенным долгами «Русалом» отзывался всегда с иронией. «»Норникель» добывает металлы на одном из лучших в мире месторождений с наименьшей себестоимостью — в этом его основное конкурентное преимущество. Преимущество «Русала» в том, что он продает дешевую электроэнергию в форме алюминия. Не факт, что в случае объединения компании свои преимущества не утратят»,— говорил он в интервью «Известиям» в ноябре 2011 года.

Потанин не просто блокировал действия оппонента, но буквально указывал ему на дверь: «Нужно, чтобы один из крупных акционеров выкупил другого». И продолжал скупать на рынке акции «Норникеля», непрозрачно намекая, что акционер, который должен выйти из игры, не «Интеррос».

В 2010-2011 годах Потанин и операционно подконтрольный ему «Норникель» несколько раз делали предложения по выкупу принадлежащих «Русалу» акций «Норникеля». Сначала «Интеррос» предложил $9 млрд за 25% акций, затем — $12 млрд. Потом сам «Норникель» предложил выкупить 20% своих акций за $12,8 млрд, что на тот момент было на 47% выше рыночной стоимости.

Все оферты были отклонены, что разожгло новый акционерный конфликт, на этот раз уже в самом «Русале». За продажу выступили SUAL Partners Виктора Вексельберга и Леонарда Блаватника, а также ОНЭКСИМ Михаила Прохорова, суммарно контролирующие 32,82% акций «Русала». Но Дерипаска заручился поддержкой еще одного акционера, швейцарской Glencore, и заблокировал сделку.

В марте 2012 года Виктор Вексельберг, в том числе из-за этого, покинул пост председателя совета директоров «Русала». В своем заявлении Вексельберг указывал на глубокий кризис в компании и на свое несогласие с позицией менеджмента. Претензий было действительно немало, например заключение «Русалом» долгосрочных контрактов со своим же акционером, трейдером Glencore, на общую сумму $47 млрд. Вексельберг обвинил Дерипаску в том, что тот довел «Русал» до глубокого кризиса, превратив крупнейшего производителя алюминия в «перегруженную долгами компанию, вовлеченную в большое количество юридических тяжб и социальных конфликтов».

Олег Дерипаска (слева) и Владимир Потанин заключили новое перемирие, но смогут ли они сработаться, неизвестно
Фото: Александр Миридонов, Коммерсантъ

Вынужденное перемирие

Дерипаске и Потанину все же пришлось договориться. Сначала мирить акционеров отправили руководителя Ростуризма и бывшего сослуживца Путина Владимира Стржалковского. Но в итоге менеджмент предприятия занял сторону Потанина. Стржалковский, проработав гендиректором «Норникеля» четыре года, ушел с рекордным бонусом $100 млн. Кстати, на помощь ему отправляли бывшего главу кремлевской администрации Александра Волошина, он за эти годы успел дважды возглавить совет директоров «Норникеля», но в миротворческой миссии тоже не преуспел.

К осени 2012 года на горизонте замаячило очередное разбирательство в Лондонском арбитражном суде по иску Олега Дерипаски к Владимиру Потанину о нарушении акционерного соглашения от 2008 года. А Владимир Путин обратил на конфликт пристальное внимание и выразил надежду, что «споры между собственниками «Норникеля» будут закончены в скором времени».

Помирить Дерипаску и Потанина получилось в результате у Романа Абрамовича. Его компания Millhouse Capital должна стать акционером «Норникеля». После погашения квазиказначейского пакета «Норникеля» (17,3%), находившегося под управлением менеджмента, доля «Интерроса» составит 30,3%, «Русала» — 27,8%, Millhouse Capital — 5,87% акций. Потанин занял пост гендиректора, но в совете директоров — равное число представителей «Интерроса» и «Русала». В качестве гарантии исполнения все участники соглашения задепонируют на спецсчет в целом около 20% акций и подпишут lock-up на продажу бумаг сроком на пять лет. А Дерипаска наконец дождется выплаты дивидендов: за 2012-2014 годы они должны составить не менее $9 млрд.

Возможно, миротворчество Романа Абрамовича имело успех потому, что у него уже был опыт успешного сотрудничества с Олегом Дерипаской. О нем ему весьма подробно пришлось рассказать во время судебных разбирательств с Борисом Березовским в Лондоне. Как оказалось, договорившись в 2000 году о покупке трех алюминиевых заводов, которые выпускали 65-70% российского алюминия, Абрамович сразу же заключил соглашение об их слиянии с «Сибирским алюминием» Дерипаски в компанию «Русский алюминий» и фактически профинансировал сделку за счет будущего партнера.

В недавнем интервью Financial Times Олег Дерипаска, естественно, опроверг слухи, что рукой Абрамовича в сделке с «Норникелем» водил Кремль. «Это был чистый бизнес»,— сказал Дерипаска. Но, смогут ли акционеры «Норникеля» сохранить статус-кво, большой вопрос. «Эта история затянулась, но наступившее перемирие достаточно призрачно, конфликт просто перешел в латентную форму,— считает Станислав Белковский.— Не стоит зацикливаться на договорах, Дерипаска привык действовать неконвенциональными методами и любыми способами, да и партнеры платят ему той же монетой». Но, даже если Дерипаска, Потанин и Абрамович будут выполнять договоренности, это все равно не гарантирует сохранения статус-кво, ведь в этой партии есть и другие игроки.

Неоднозначное отношение к примирению высказал крупнейший миноритарий «Норникеля» Алишер Усманов, контролирующий 4% акций компании: «Мы всегда приветствовали достижение договоренностей между крупнейшими акционерами «Норникеля». Но сегодняшнее соглашение было достигнуто келейно, мы не участвовали в его обсуждении». В итоге представители «Металлоинвеста» в совет директоров «Норникеля» не вошли, но зато одним из независимых директоров стал выдвинутый «Металлоинвестом» гендиректор «Ростеха» Сергей Чемезов.

Пока «Ростех» никакого отношения к «Норникелю» не имееет, однако госкорпорация должна стать партнером «Металлоинвеста» по освоению крупнейшего в стране Удоканского медного месторождения, и уже обсуждался вариант обмена Удокана на долю в «Норильском никеле». Решения о такой сделке нет, но если она состоится, расстановка сил снова поменяется: тогда совместная доля Усманова и Чемезова превысит долю Абрамовича. А затраты на освоение Удокана, по оценке Олега Петропавловского из БКС, составят как минимум $8 млрд, что идет вразрез с закрепленной в соглашении политикой направлять на выплату дивидендов около $3 млрд ежегодно. Так что мир пока временный.

Избрание Сергея Чемезова (слева) по представлению Алишера Усманова в совет директоров «Норильского никеля» стало первым за много лет примером полного согласия всех акционеров компании
Фото: Юрий Мартьянов, Коммерсантъ

Законная награда

Между тем главные действующие лица остановленной битвы пытаются получить поощрение за состоявшееся примирение. Владимир Потанин уже попросил президента отменить экспортные пошлины для «Норникеля», который 90% продукции отправляет на экспорт. Ежегодные платежи компании за ее вывоз составляют около 15 млрд руб. Сэкономленные деньги Потанин обещает направить на модернизацию производства и выполнение социальных обязательств.

Бонус за нехарактерную для него сговорчивость получил и Олег Дерипаска. После завершения конфликта ему наконец-то позволили закрыть два нерентабельных производства: Надвоицкий завод в Карелии и Волховский в Ленобласти. По предварительной оценке, их суммарный убыток за 2012 год составил около $25 млн. Однако до примирения власти считали социальные последствия достаточно значимым фактором, чтобы не давать согласия на закрытие градообразующих предприятий. Помимо этих заводов в августе 2012-го «Русал» заявлял о планах по сокращению производства на Богословском заводе в Свердловской области и Новокузнецком в Кемеровской. Но разрешения на это пока не получил.

Воодушевленный уступками властей совет директоров «Русала» уже одобрил план по дальнейшему сокращению производства: в 2013 году на 300 тыс. т. Только такой радикальный шаг позволит компании сохранить конкурентоспособность на рынке в условиях высоких тарифов на электроэнергию и низких мировых цен на металлы. Часть года «Русал» работал на грани рентабельности, отсюда и столь печальные результаты: несмотря на рост продаж алюминия в физическом объеме, по итогам 2012 года выручка компании снизилась на 11,4%, до $10,9 млрд. Также впервые с кризисного 2008 года был зафиксирован убыток — $55 млн. Но и прибыль в 2011 году была невелика — всего $237 млн. Публикация отчетности расстроила инвесторов: акции «Русала» на гонконгской бирже упали на 3,4%, депозитарные расписки (GDR) на московской бирже — на 3,36%. А за последние 12 месяцев GDR потеряли около 40% стоимости.

Мировые цены на алюминий находятся пока на уровне 60% докризисного значения. Как следствие — снижение рентабельности и кризис перепроизводства в отрасли. И пока проблемы в еврозоне и замедление китайской экономики остаются главными угрозами, спрос и цены на алюминий не вырастут.

«Русал» вынужден сокращать мощности, но закрытие практически любого завода чревато социальными последствиями. Работники уже ходят на митинги и пишут письма Путину с просьбой уладить ситуацию в ручном режиме. Но решит ли он снова попросить Дерипаску вернуть ручку, как это было в Пикалево, пока не ясно.

Старые долги

На фоне таких сценариев удручающим выглядит чистый долг «Русала» — $10,8 млрд, это почти годовая выручка. Однажды долги уже чуть было не довели компанию до дефолта: в разгар кризиса 2008 года она была должна 73 кредиторами в общей сложности $16,8 млрд, в том числе $7,4 млрд — пулу иностранных банков.

Тогда алюминиевого гиганта спасло государство в лице ВЭБа, который принял в залог подешевевшие акции и предоставил «Русалу» кредит в размере $4,5 млрд для рефинансирования старых кредитов, взятых как раз на покупку тех самых 25% акций «Норникеля». Взволнованным кредиторам было направлено «комфортное письмо» за подписью тогдашнего помощника президента Аркадия Дворковича. Через два года «Русал» успешно перекредитовался в Сбербанке под залог этих же акций «Норникеля».

Государство получило в залог значительные куски бизнеса Олега Дерипаски. А «Русал» вопреки заверениям собственного гендиректора в лояльности и будто специально в пику недавним заявлениям Владимира Путина о необходимости деофшоризации экономики переводит свои акции «Норникеля» из российской юрисдикции на Кипр. Впрочем, решение было принято еще до того, как начался кипрский банковский кризис.

Формальная причина для перевода на Кипр: необходимо рефинансировать в западных банках кредит Сбербанка на $4,5 млрд, по которому заложены те самые акции. А западные банкиры хотят, чтобы предмет залога находился вне российской юрисдикции.

С этим часть экспертов и связывают недавние обыски в «Русале». Если цены на алюминий упадут и у компании начнутся трудности с обслуживанием и выплатой кредитов, то находящиеся в залоге акции «Норникеля» могут перейти в собственность иностранных банков. «Во-первых, во власти есть довольно консервативные фигуры, которые не хотят, чтобы пакет такого важного физического актива потенциально мог уйти за границу,— говорит Дмитрий Абзалов из Центра политической конъюнктуры.— А во-вторых, сами акционеры «Норникеля», и Потанин в первую очередь, вряд ли хотят столкнуться с риском обрести новых непредсказуемых партнеров».

источник

Метки:

Добавить комментарий