Перейти…

VGil journal

Архив

RSS Feed

20.09.2018

Человек-легенда — Целиковская.


Оригинал взят у [info]sadalskij

http://i019.radikal.ru/1303/c2/c927b37c63e9.jpg

У каждого поколения есть свои кумиры.

Целиковская была кумиром 40-х годов.
Солнечная женщина с лучистыми глазами.
Молодые люди присылали ей письма, где предлагали руку и сердце.
Однажды она шла по улице в Ленинграде, а навстречу шла рота солдат.
Когда они увидели Целиковскую, остановились, взяли ее на руки и несли несколько кварталов на руках.
А вся улица ей аплодировала.

Она любила жизнь во всех ее проявлениях.

Играла в теннис, любила лес, походы за грибами, ягодами.
Любила вязать, переводила с английского пьесу «Хэлло, Долли!» и пьесы Теннесси Уильямса.
Обожала принимать гостей, причем столы накрывались отменные.
Все готовила сама с мамой, любила угощать, поиграть в карты, спеть романсы. Обожала музыку, живопись, книги.

Вячеслав Шалевич, артист Вахтанговского театра: «В ней был азарт.
Она была легендой всей страны.
Со спектаклем «Деньги, коварство и любовь» по «Голубой книге» Михаила Зощенко мы объездили весь СССР. Украина, Молдавия, Грузия, Армения – повсюду ее встречали с восхищением: «Целиковская!».
Людмила Максакова:
«Она ничего и никого не боялась!
Однажды она мне рассказала: «Представляешь, мне предложили заниматься стукачеством! Я тут же нашлась и сказала: «Не могу! Вы знаете, я во сне разговариваю!».
Да, она действительно никогда и ничего не боялась.
Ни в творчестве, ни в жизни, ни трудностей, ни бедности, ни сильных мира сего.
Она, не задумываясь о последствиях, всегда делала так, как считала нужным.
И никогда ни о чем не жалела. Очень любила слова Кафки: «Стой под дождем, пусть пронизывают тебя его стальные стрелы.
Стой, несмотря ни на что. Жди солнца. Оно зальет тебя сразу и беспредельно».
Таким было ее отношение к жизни.
В фильме «Сердца четырех»
Режиссер Константин Юдин заметил молодую и красивую актрису, поверил в нее и в 1940 году предложил ей главную роль — Шурочки Мурашовой — в своей комедии «Сердца четырех». По словам актрисы, это была ее любимая картина, так как она играла саму себя. Например актриса также, как ее героиня, обожала сладкое, любила музыку и ненавидела математику.
В этой картине Целиковская буквально уговорила режиссера разрешить ей самой спеть песню, которую до этого предполагалось озвучить с помощью профессиональной эстрадной певицы.
Юдин разрешил, но во время записи случилось непредвиденное — Целиковская так перенервничала, что у нее пропал голос.
Запись пришлось отложить на неделю, что было делом неслыханным — из-за 19-летней студентки простаивал оркестр из 70 человек.
И все же эту песню она записала.
«Он поверил в меня! Он зажег мне зеленый свет! «- говорила позже Целиковская. С тех пор в кино, театре, на концертах Людмила пела своим голосом. Исключение составил лишь «Антон Иванович сердится», где поет знаменитая певица Пантофель-Нечецкая.
В силу «безыдейности» «Сердца четырех» увидели свет только в 1944-м

click.php (530x700, 122Kb)

click.php11 (700x667, 208Kb)
За романами и замужествами Людмилы Целиковской, затаив дыхание, следила вся страна.
Первым мужем актрисы был Юрий Алексеев-Месхиев, сын провинциальной актрисы.
Людмила и Юрий вместе учились в театральном, поженились, когда были на втором курсе.
Их брак продлился совсем недолго.

После этого Целиковская вышла замуж за писателя Бориса Войтехова. тому времени Целиковская была уже очень известной, ее окружало множество поклонников, однако в мужья она выбрала не самого заметного из них, но, по воспоминаниям современников, искренне ее любящего.
Этот брак продлился несколько лет.
Причиной его распада стала встреча с Михаилом Жаровым… .
В фильме «Антон Иванович сердится»
Профессор консерватории, фанатичный приверженец классической музыки, с ужасом узнает, что его дочь мечтает о карьере опереточной певицы…
Партийные идеологи пребывали в растерянности: нужна ли столь легковесная комедия фронту?
Оказалось ? нужна.
Уже после войны летчики одной из эскадрилий признавались, что это была «самая военная картина, в которой показано именно то, ради чего стоило воевать». «Когда ребята после сражений видели на экране Симочку, эту очаровательную любящую девушку, им хотелось жить, ? спустя годы вспоминала одна из подруг Целиковской.
? Фронту нужны были именно эта улыбка, именно этот характер.
Рассказывали ? и это не выдумки ? что после фильма солдаты поднимались в бой со словами:
«За Родину! За Сталина! За Целиковскую!». Кто из актеров еще удостоился такой воинской чести?».


Брак с Жаровым

Война застала актрису в Ленинграде – на съемках последних сцен фильма «Антон Иванович сердится».
Она вернулась в Москву, но пробыла в ней недолго – 14 октября вместе с театром она эвакуировалась в Омск.
Вскоре туда пришла телеграмма из Алма-Аты – режиссер Леонид Трауберг приглашал актрису на съемки фильма «Воздушный извозчик
которого был написан Валентином Катаевым специально для нее.

На съемках «Воздушного извозчика» судьба свела Целиковскую с Михаилом Жаровым.
У знаменитого актера тогда были проблемы в личной жизни.
Его жена Люда Полянская, под влиянием своей матери, откровенно игнорировала мужа, считая, что он ей не ровня. Рассказывает племянница Михаила Жарова Светлана: «Люда Полянская предпочитала по вечерам раскладывать с матерью пасьянсы, и когда кормилец возвращался домой после двух смен в павильоне, то заставал скучающих дам и… никакого ужина.
При этом теща делала еще недовольное лицо».
Михаил Иванович без памяти влюбился в молодую актрису.
Он создал для Целиковской (в военное время!) голливудские условия для съемок.
На свет всегда ставили дублершу, а макияж был американский, максфакторский.
Людмиле Целиковской тогда было 23 года, Михаилу Жарову – 42,
но их не смущала разница в возрасте, не смущало то, что оба женаты и для молоденькой актрисы это будет уже третий брак.

Не желая обманывать своего супруга – писателя Бориса Войтехова, – Людмила написала ему со съемок в Алма-Ате письмо, что жить без Жарова не может.
В ответ оскорбленный муж стал закидывать актрису телеграммами с угрозами:
«Берегитесь!», «Ждите беспощадности». А уж когда свою связь с Целиковской обнародовал для своей жены Жаров, началось что-то страшное.
В конце концов не выдержало здоровье Михаила Ивановича, и он на полтора месяца слег в больницу.
Именно в этом браке к ней пришла настоящая страсть.
С Михаилом Жаровым Целиковская прожила пять лет.
Довольно долго снимали номер в гостинице «Москва».
Потом получили небольшую квартиру, окна которой выходили на гостиницу «Астория».


Вспоминает племянница Михаила Жарова Светлана Жарова: «Люся была необыкновенно красива и кокетлива.
Михаил Иванович с превеликим удовольствием выполнял все ее капризы.
Он много тогда мог себе позволить – даже покупал ей старинные украшения.
Иногда я оставалась у них ночевать. Дядя Миша относился ко мне как к дочери, да и Люся баловала неимоверно – даже растирала меня благовониями.
К ней приходили парикмахер, маникюрша, она любила принимать хвойные ванны.
Характер у Люси был необычайно легкий.
Часто в их доме собирались друзья.
Правда, дед, приходя от них, иногда ворчал: «Люська меня обедом сегодня не кормила!»».

Внешне это была благополучная пара, но близкие семьи знали: развод не за горами.
Целиковская очень хотела детей, а Людмиле, которой было уже под тридцать, очень хотелось иметь ребенка и в этом была причина размолвки актеров.
Вспоминает Светлана Жарова:
«Рассказывали, что как-то Целиковская призналась друзьям: «О чем я жалею, так это о том, что рассталась с Мишей Жаровым.
Он был в моей жизни самым настоящим».
Разрыв с Целиковской закончился для дяди бессоницей, сердечными спазмами, отменой спектаклей и микроинфарктом».
После брака с Целиковской он женился на Майе Гольштейн, молодой хохотушке, которую встретил в одном санатории.
Разница в возрасте у молодоженов была 30 лет. Михаил Жаров всетаки стал отцом.
От этого брака у Жарова – две дочери.
Спустя много лет Целиковская назовет первые два замужества ошибками молодости, а о Жарове всегда будет отзываться тепло и по-доброму.
И скажет: «Он любил меня больше всех… А я больше всех любила Алабяна».

Вместе с Жаровым и Любивомым
В фильме»Воздушный извозчик»

Премьера «Воздушного извозчика» состоялась на фронте, фильм показывали в землянках.
Когда бойцов на передовой спрашивали, какой фильм им привезти, они заказывали: «Кино с Целиковской!».
Жаров и Целиковская отправились на фронт под Орел в воздушную армию М.М. Громова в полк Марины Расковой.
Там они провели три месяца, выступая перед бойцами.
Часто во время сеанса раздавалась команда: «Воздух!».


в фильме «Иван Грозный»1944 г.

В 1943 году после съемок в «Воздушном извозчике» Целиковская была приглашена на главную роль в картину легендарного режиссера Сергея Эйзенштейна.
Роль царицы Анастасии в «Иване Грозном» Целиковская сыграла благодаря Михаилу Жарову.
Первоначально роль предназначалась Галине Улановой.
Во время войны Большой театр тоже эвакуировали в Алма-Ату, и Эйзенштейн несколько дней уговаривал великую балерину, приносил ей рисунки с набросками. Галина Сергеевна согласилась и серьезно готовилась к съемкам, но Большой театр спешно отозвали в Москву.
После Улановой претенденток на роль Анастасии было очень много, но Жаров, снимавшийся в «Грозном» в роли Малюты Скуратова, настоял на кандидатуре Целиковской.
Хотя, признаться, уговаривать Эйзенштейна долго не пришлось – он сам был в плену ее таланта еще после фильма «Сердца четырех».
«Радостью сияют глаза Анастасии, ? объяснял ей роль Эйзенштейн.
? Ее глаза сияют счастьем… Пойми главное, Людочка: не надо играть царицу.
Она просто девочка, которая попала в золотую клетку.
Она, как и ты, любит бегать по саду, собирать цветы и сидеть у окошка, терпеливо ожидая своего господина…».
в образе «кроткой голубицы» :

Картина «Иван Грозный» принесла актрисе отлучение от театра и другие неприятности.
Во время съемок неправильно были установлены софиты и ей «сожгли» хрусталики глаз (вот откуда секрет искрящихся васильковых глаз Целиковской).
Кроме того, она оказалась единственной из всей съемочной группы, кому не вручили Сталинскую премию.
Иосиф Виссарионович со словами: «Такими царицы не бывают», – собственноручно вычеркнул ее из списка.
Естественно, спорить с ним никто не посмел.
Сейчас трудно сказать, было это продиктовано его мнением относительно роли, или просто неприязнью к самой Целиковской – со Сталиным у Людмилы Васильевны были непростые отношения.
Ей вообще удавалось стоять в стороне от власти, не заигрывая с ней.

Рассказывает сын Людмилы Целиковской Александр Алабян:
«Ей действительно никто не помогал.
Но при этом она заставляла уважать себя.
В конце 40-х годов ее и еще одну артистку пригласили в особняк Берии «посмотреть кино». «И мы, дурочки, пошли», – смеялась потом мама.
После фильма к ним стали приставать.
Мама, не думая, одному из замов Берии Кобулову по «оливковой роже» врезала и побежала к выходу.
Бежит, а сама боится: сейчас начнут стрелять.
Но ее не тронули. Раз, думали, посмела замахнуться на такого человека, может, Сам покровительствует.
А вот вторая актриса осталась в особняке и спустя несколько лет попала в лагерь».
После войны
После войны амплуа Целиковской в кино почти не изменилось.
Она снялась в комедиях «Близнецы» (1945) и «Беспокойное хозяйство» (1946).
А вот что рассказывала сама актриса о том времени: «Меня правительство не поддерживало.
Например, когда выходила какая-нибудь комедия Александрова, во всех газетах появлялись статьи. И всех действующих лиц расхваливали. Когда же выходили фильмы Юдина («Сердца четырех», «Близнецы»), их ругали.
И я всегда чувствовала, что для руководства почему-то я актриса второго сорта.
Мода, видно, была такая. Но меня очень любили простые люди, и это было огромной поддержкой…»
Действительно, несмотря на огромную популярность у зрителей, Целиковская долгое время была обделена официальными почестями.
Стоит также отметить, что ее экранный имидж был совершенно иным, чем у признанных звезд кино – Любови Орловой и Марины Ладыниной.
Героини Целликовской не несли никакого идеологического начала.
В фильме»Близнецы»

click.php1 (521x700, 97Kb)



В фильме»Беспокойное хозяйство»
Идея фильма «Беспокойное хозяйство» родилась у Михаила Жарова еще во время войны, когда он представлял картину «Воздушный извозчик» на передовых.
Тогда он и решил взяться за режиссуру и поставить фильм специально для своей новой жены.
В картине снималось целое созвездие актеров. Людмила Целиковская сыграла в фильме главную роль ефрейтора Тони, в которую влюблены два летчика
– Герой Советского Союза Крошкин (Виталий Доронин) и французский офицер Лярошель (Юрий Любимов), которые навещают девушку между боями.
Но она отдает предпочтение Огурцову (Александр Граве), который, успешно выполнив первое задание, ухитрился привести в часть пленных немцев.
Сам Жаров с блеском сыграл старшину Семибаба, в роли диверсанта снялся замечательный актер Сергей Филлипов, в крошечном эпизоде дебютировал в кино Михаил Пуговкин. Играл даже Алексей Аджубей, зять Хрущова.
Фильм подвергся нелицеприятной критике за безыдейность и потрафление невзыскательным вкусам зрителей, жаждущим лишь развлечения в кино.
Зато среди зрителей он пользовался большим успехом, заняв седьмое место среди советских фильмов в прокате 1946 года.




Единственной драматической ролью Целиковской в кино, причем эпизодической, в те годы была лишь медсестра Зиночка в картине Александра Столпера «Повесть о настоящем человеке».
Большинство критиков именно эту роль считают поворотной в карьере актрисы.
Это была работа творчески зрелой актрисы. Однако режиссеры так и не разглядели в Целиковской этих изменений.
Ей продолжали поступать предложения играть роли наивных героинь, но от всех этих предложений она отказывалась.
В результате за последующие 9 лет актриса не снялась ни в одном фильме.
В фильме «Повесть о настоящем человеке» (1948)


Брак с Каро Алабян
495_16546 (475x542, 51Kb)

preview.php21 (286x374, 67Kb)
На пути Целиковской возник еще один поклонник. Им оказался 50-летний Каро Алабян – знаменитый архитектор, автор Ленинградского проспекта и Центрального Театра Советской Армии в Москве. С 1937 года Алабян был депутатом Верховного Совета СССР.
Помимо прочего он был еще отличным певцом и заядлым театралом.
Познакомил их Рубен Симонов. Буквально при следующей встрече Алабян взял Целиковскую за руку, внимательно рассмотрел линии на ладони, потом улыбнулся и сказал: «А знаете, вы будете моей женой». Так оно и случилось.
Целиковская ушла от Жарова к Алабяну – не в ее характере было совмещать семейную жизнь с тайными любовными приключениями.
В 1948 году Алябян и Целиковская зарегистрировали свои отношения, а через год у них родился сын Саша. По воспоминаниям знакомых, Людмила была фанатичной, сумасшедшей матерью, посвящавшей всю себя ребенку. Окруженная многочисленными поклонниками, Целиковская всегда оставалась верна своему единственному любимому мужчине, как она его называла, – сыну. «Сын, – говорила она, – это ни с чем не сравнимо, и даже внук не может занять такое место в сердце, как Саша».
С обожаемым сыном

Почти сразу после их свадьбы Каро Семенович попал в немилость к Берии.
Людмила Целиковская вспоминала: «Алабян всю жизнь занимал очень большие посты, в течение 30 лет был секретарем Союза архитекторов.
Когда у нас решено было начать строительство высотных домов, Алабян выразил несогласие в присутствии Берии. До этого он год провел в Америке и прекрасно понимал, что строительство высотных домов в нашей стране в те годы – показуха, нет ни необходимой технологии, ни моральных прав. И обо всем этом Алабян сказал в своей речи».
Естественно все это закончилось для Алабяна печально.
Вскоре ему приказали принять на работу двух архитекторов, и как он ни сопротивлялся, сделать ему это пришлось. А через пару недель объявили, что они – шпионы. Это был давно отработанный сценарий. После этого вышел приказ, подписанный Сталиным: освободить его от всех занимаемых должностей.
Рассказывает Александр Алабян: «Он пришел домой, встал перед мамой на колени и сказал: «Прости меня, Люся. Если бы я только мог представить, что такое произойдет, никогда бы не посмел жениться на тебе».

Целиковская никогда ни в чем не упрекала Алабяна.
Наоборот, в те трудные годы, когда их лишили жилья, и им приходилось скитаться по друзьям, она всячески его поддерживала.
Вдвоем они жили на ее зарплату в 120 рублей.
Вспоминает Александр Алабян: «Через 2 года, когда стало невмоготу, родители написали в правительство письма и отправили Молотову, Булганину, кому-то еще. В результате в 1953 году нам дали квартиру, а папе – работу.
Едва родители начали обустраиваться в новой квартире, у меня обнаружили полиомиелит.
Рука и нога были на десять сантиметров короче другой руки и ноги.
Врачи сказали – единственное, что может меня спасти – это массаж и физические упражнения.
И мама не плакала, а сама делала мне массаж, по 15 раз в день!
Заставляла меня через силу бегать, прыгать и лазать по деревьям. Мама забросила театр, кино, все свое время посвятив борьбе за мое выживание. Хотя и признавалась потом, что если бы сразу узнала все про болезнь, наверное, выбросилась бы с балкона – так было страшно.
К счастью, у меня оказалась редкая форма, которую удалось побороть».
Недолго продолжалась их совместная жизнь. В 59-м Алабян умер от рака легких.
Позже его именем назовут одну из улиц в Москве в районе метро «Сокол».

В кино Целиковская по-прежнему практически не снималась. Лишь три фильма в середине 50-х. Самой заметной работой стала роль Ольги Ивановны – жены Дымова в драме Самсона Самсонова «Попрыгунья».
До сих пор в активе актрисы были лишь две драматические роли – в «Иване Грозном» и «Повести о настоящем человеке».
И вот новый настоящий успех.

В 1955 году на кинофестивале в Венеции за эту работу Целиковская была удостоена премии «Серебряный Лев Святого Марка» и приза «Пизанетти»
(за лучшую зарубежную картину).


В 1963 году актриса, наконец, дождалась признания у себя на родине – ей было присвоено звание народной артистки РСФСР.
В фильме»Попрыгунья»


Жизнь с Юрием Любимовым


1035a0ea10c9 (466x600, 78Kb)
С 1959 г. Целиковская связала свою жизнь с режиссером знаменитого Театра на Таганке Юрием Любимовым. Знакомы они были давно: когда Целиковская училась на первом курсе театрального училища, Любимов был на четвертом курсе. Они вместе работали в Театре имени Вахтангова, в 1945 году снялись в фильме «Беспокойное хозяйство».Через пятнадцать лет судьба их соединила. Правда в пятый раз замуж она не вышла – с Любимовым Целиковская стала жить в гражданском браке.
В 1963-м третий курс Щукинского училища под руководством Юрия Петровича показал на сцене театра им. Вахтангова «Доброго человека из Сезуана» (Идею поставить эту пьесу предолжила мужу Целикоская). По старой дружбе Целиковская уговорила посетить спектакль, поставленный мужем, Анастаса Ивановича Микояна. Министры, замы министров, начальники всевозможных управлений культуры — весь московский бомонд потянулся на Старый Арбат взглянуть на студенческий театр, которому уже разрешили выступать на своей основной сцене вахтанговцы.
Впервые, наверное, за многие годы пресса дружно восторгалась спектаклем без подсказки свыше. Летом и осенью 1965 года газеты и журналы наперебой хвалили молодых актеров и режиссера. Театр открылся не «сам собой».
Звездное имя Людмилы Целиковской воздействовало не в последнюю очередь на давших «добро» на открытие Театра на Таганке. Жёсткий характер Людмилы Васильевны, совсем не соответствовавший её несколько легкомысленной внешности, её целеустремленность, острый ум, связи, идеи – всё это легло в фундамент молодого театра. Сам Любимов о ее вкладе в открытие «Театра на Таганке» предпочитал не упоминать.
preview.php (536x382, 177Kb)
«Из дверей начальника всемогущего в 60-е годы Реперткома мы вышли глубоко возмущенными, – вспоминает первый директор Театра на Таганке Николай Дупак. – Нам зарубили очередную, кровью и потом политую постановку. Любимов кипел. Он был загнан в угол и просто не знал, как бороться дальше. И вдруг навстречу появилась Людмила Васильевна. Она взяла нас обоих под руки и своим мелодичным голосом сказала: «Пошли, ребята, отсюда. Я нашла людей, которые возьмут на себя решение нашей проблемы». Целиковская была очень тонким человеком. Зная взрывной и независимый характер своего мужа, никогда не вмешивалась напрямую в дела театра. Наши конфликты – режиссёра с директором – разрешала очень просто, отведёт меня в сторону и мягко скажет: «Не обращай внимания, это у него пройдёт». И напряжение снималось. Её влияние было очень велико. Людмила Васильевна прекрасно знала литературу, музыку. Умела деликатно «подсунуть» свежую идею, никому ничего не навязывая. Мы дружили домами, часто встречались. Целиковская вообще любила собирать друзей, в их доме всегда было весело и интересно, приходили самые выдающиеся люди. Пользуясь своим умом и обаянием, она привлекала и «нужных» для дела персон. Вообще это была светлая личность… Людмила Васильевна знала поэзию как настоящий пушкинист. Актёры получали от неё уникальные советы и чисто актёрские, и литературоведческие. Жаль, что Целиковская и Любимов расстались, ведь она отдала ему столько любви, тепла и поддержки… Из-за него забросила свою карьеру».Ходили упорные слухи, что знаменитые таганковские поэтические композиции и инсценировки повестей и романов (в театре их пренебрежительно называли «болванками») писала Целиковская. Именно на их основе Юрий Петрович поставил свои самые лучшие спектакли. На премьере спектакля «Деревянные кони» Фёдор Абрамов сказал: «Этого спектакля не было бы, если бы на отдыхе в Прибалтике Людмила Васильевна не прочла мою книгу». Та же история приключилась и со спектаклем «…А зори здесь тихие» – за одну ночь Целиковская прочла в свежем номере «Юности» повесть Бориса Васильева, и к утру болванка была почти готова. Официально же она работала вместе с Любимовым только над одним спектаклем – композицией по стихам Пушкина «Товарищ, верь!».
16-61-2b (400x272, 32Kb)
«Мама прожила с Юрием Любимовым 20 лет, хотя они так и не оформили официально свои отношения, – рассказывает сын актрисы Александр Алабян. – Внешне всё выглядело нормально, мне интересна была их жизнь, компании, которые здесь собирались, – Пастернак, Высоцкий, Бакланов, Можаев, Вознесенский, Евтушенко, Фёдор Абрамов, Борис Васильев, Пётр Капица… «
Кстати, в их с Любимовым квартире Владимир Высоцкий впервые исполнил свою знаменитую песню «Я не люблю»:
…Я не люблю насилье и бессилье,
И мне не жаль распятого Христа.
— Володя, – сказала тогда Людмила Васильевна, – так нельзя. Людмила Целиковская
После этого появилась новая строчка, кардинально меняющая смысл песни:
…Вот только жаль распятого Христа….
Однажды в разгар многолюдного обсуждения спектакля в Театре на Таганке она так рассердилась на Любимова, что громко сказала: «Юра, ты дурак!». Все остолбенели. А она на секунду задумалась, и: «Нет, это слишком сильно сказано. Юра, ты гений!» Полная бурных событий, скандальная жизнь Таганки не только прошла у Целиковской перед глазами, но и втянула её в свой водоворот. В театре её в шутку звали генералом, а Любимова – полковником.

Жизнь с опальным режиссером имела и свои минусы: ей стали меньше давать ролей в театре, не приглашали в кино. Вспоминает сын Целиковской А. Алабян: «Мама отдала Любимову много прекрасных, творческих лет жизни, а он в одночасье оставил ее. Из-за него она так и не стала народной артисткой СССР. Только из-за него! Театр несколько раз подавал на звание, но было мнение – раз в гражданском браке с Любимовым, ходу не давать. На мой взгляд, Любимов – достаточно эгоистичный человек, который по-настоящему любит только себя. Не только ко мне – и к своему сыну Никите, который заходил к нам, он не проявлял человеческого тепла. Тем более что в те годы большую часть времени отдавал своему театру».

Разошлись они, как интеллигентные люди – без скандалов и выяснения отношений. Любимов – натура увлекающаяся, и «доброжелатели» постоянно докладывали Целиковской о новых романах супруга. Однажды актриса не выдержала и сказала супругу: «Уходи». И потом долгое не вспоминала о нем. Лишь незадолго до смерти она призналась сыну: «Чтобы жить с гением, нужно быть душечкой. Я же – совсем наоборот, упрямая, со своим характером. Мы стали друг друга немножко раздражать. Наверное, нужно было все время Юрия Петровича хвалить, а я хвалить не умею… Помню, однажды Любимов сказал: «Когда мы разойдемся, у тебя в доме будет праздник». Ну, в общем, так и получилось: праздник продолжается до сих пор. Тем не менее, с Юрием Петровичем мы жили хорошо и расстались хорошо».
Следующей женой Юрия Любимова стала венгерка Каталина (Катя, как он ее называл), с которой режиссер познакомился во время заграничной поездки. Любимову тогда было 60, Каталине – почти 30. Их сын Петр на русском говорит с акцентом.

Ю.Любимов с новой семьей
В телеспектакле «Дамы и гусары» (1976)

kino-teatr.ru (500x377, 59Kb)
Об её невероятной скромности ходили легенды.
Ей, кумиру нескольких поколений, были чужды любые проявления звёздной болезни: Людмилу Васильевну совершенно не волновало, в какой машине она едет, какое ей заказали купе или номер в гостинице.
«Она была необыкновенной женщиной из особой породы людей-астраханцев , – рассказывает Людмила Максакова, актриса Театра имени Е.Вахтангова (Целиковская была родом из Астрахани).
– Всесторонне развитая, необычайно одарённая, писала пьесы, великолепно пела. И при этом в ней не было и тени зазнайства.
Недаром говорят, что надо пройти огонь, воду и медные трубы.
Последнее далеко не каждому дано пройти. Многие становятся павлинами…
Общаясь с ней, вы бы никогда не почувствовали её славы.
Она всегда умела определить для себя – что главное, а что нет.
Главным для неё были дом, семья и театр. Она умела радоваться жизни, её не смущали никакие неудобства и мелочи жизни.
Когда мы вместе ездили на гастроли, она брала с собой кипятильник, кружку, плиточку, кастрюльку и пачку «Геркулеса «.
При всех её талантах у неё была единственная робость – перед техникой.
За границей она первой решительно влетала в номер и сразу же кидалась «наводить порядок «: нажимала какие-то кнопки, что-то включала, выключала…
Но всё это не очень поддавалось ей.
Я ей тогда говорила: «Люся, техника в руках дикаря мертва «.
Она была преданным и искренним другом.
Когда критики разгромили роман Пастернака «Доктор Живаго» и по московским улицам ходили толпы «протестующих трудящихся» с транспарантами, Целиковская не побоялась – купила огромный букет цветов и бросилась на дачу к писателю – знала, что именно там он прячется от всего мира.
Увидев наглухо занавешенные окна, забарабанила маленькими кулачками в дверь:
«Борис Леонидович, откройте, это я – Люся Целиковская!».

click.php99 (700x446, 140Kb)
Станислав Садальский, снимавшийся с Целиковской в фильме «Лес» в подмосковном Николо-Прозорове, вспоминал:
«Для меня олицетворение женственности – несравненная партнёрша Люся Целиковская.
На съёмках я разбился (как потом выяснилось, отбил печень и почки), вызвали местных фельдшеров, и они решили везти меня в сельскую больницу.
Но прибежала Люся и сказала им буквально следующее: «Я – артистка Людмила Целиковская.
Я вас всех нах@й расстреляю! Только в Склифосовского!»

click.php88 (700x433, 128Kb)
При этом она… материлась, как сапожник!
Никогда я от неё такого не слышал, ведь Люся была очень интеллигентной женщиной, цитировала Пушкина.
Но благодаря ей меня отвезли к лучшему травматологу Москвы и подняли почти из пепла».

Свою последнюю роль в кино Целиковская сыграла в 1980 г. – это была роль Раисы Павловны Гурмыжской в экранизации пьесы Островского «Лес».
На телевидении её последними работами стали «Невероятное пари…», «Портрет» и «Репетитор».
В экранизации пьесы А. Островского «Лес»



В 1989 г. у Целиковской обнаружили рак.
Но диагноз от неё скрывали.
Сын просил врачей и медсестёр не говорить матери, какие лекарства ей колют.
Знал: она непременно возьмёт энциклопедию и всё узнает сама.
Ей сделали операцию, после которой она прожила ещё полтора года – даже в театре играла, только последние четыре месяца своей жизни провела в больнице. Близкие знали, что болезнь не отступила, но виду не подавали.
Даже навещая Людмилу Васильевну в больнице, сын шутил и смеялся, и она говорила улыбаясь:
«Если Саша хохочет, значит, всё в порядке». Оптимисткой она оставалась до конца своих дней…
Скончалась Людмила Целиковская 4 июля 1992 г. в возрасте 72 лет.
Похоронили её на Новодевичьем кладбище, рядом с любимым мужем – Каро Алабяном. Юрий Любимов на похороны не пришёл…
Одна из 10 заповедей Людмилы Васильевны, которые она оставила своему внуку, звучит так:
«Иди своим путём и старайся радоваться каждому дню, каждой минуте, как это делала я.
Жизнь похожа на зебру. Чёрная полоса чередуется со светлой. С этим нельзя ничего поделать.
Нужно уметь радоваться жизни, иначе она превратится в кошмар сумасшедшего…

Ее имя всегда окружали легенды.
Целиковская, как сказали бы сейчас, была подлинным секс-символом своей эпохи.
Казалось, без ее участия не обходилась ни одна картина того времени, а ведь на счету актрисы всего пятнадцать художественных фильмов.
Из воспоминаний сына Людмилы Васильевны:
Удивительный случай произошел во время открытия памятника на Новодевичьем кладбище.
Собрались друзья, артисты Вахтанговского театра, вспоминали маму добрым словом.
И вдруг кто-то, кажется Михаил Ульянов, подняв голову вверх, воскликнул:
— Смотрите! Как здорово!
На небе расцвела радуга, уходящая своими концами вверх (перевернутая). Словно улыбка появилась на голубом лице небосклона. Все тотчас принялись обсуждать чудесное видение и говорить:
— Значит, Люся нас видит!
— Она нас приветствует!
— Ей нравится, что мы собрались вместе и говорим о ней!
Эта сверкающая на голубом небе радуга – улыбка Целиковской. Она до сих пор стоит у нас перед глазами.


Гладиолусы «Людмила Целиковская»

personid11132_7 (400x600, 29Kb)

Правнук Целиковской Митя Алабян

Метки:

Добавить комментарий