Перейти…

VGil journal

Новости и события, люди, история...

Архив

RSS Feed

12.12.2019

Зона для малолеток. Вольская воспитательная колония…


Два ряда колючей проволоки. Трёхметровый забор. Вышки и часовые с оружием, заряженным боевыми патронами. С трудом верится, что это зона для малолеток. Вольская воспитательная колония (Саратовская область). Фотографии Геннадия Михеева:

DSCN4008_resize

 

В последнее время в детской зоне все более заметна становится особая каста заключенных. Сильно поношенная одежда, разбитые ботинки, какая-то загнанность в лицах. Это каста малоимущих. В сущности, и отличаются-то они от остальных только тем, что к другим, более счастливым, приезжают родители, снабжают их одеждой и сигаретами. Естественно, они делятся с «малоимущими», но здесь большую роль играет психологическое преимущество. Да, собственно, чем этот мир подростков и юношей за решеткой отличается от Большого мира? Но удручает здесь другое. При выходе из заключения, юноше – сироте (а именно из сирот и детей из неблагополучных семей образуется клан малоимущих) просто некуда деваться. Администрация колонии старается пристраивать парней в ПТУ, но при массовой безработице они снова могут стать готовым материалом для преступного мира… Стараются так же как можно позже переводить во взрослые зоны (это, естественно, при длительных сроках). И даже, презрев возрастной ценз (с 14 до18 лет) держать парня у себя до 21 года, а там при условии хорошего поведения светит УДО (условно-досрочное освобождение).

DSCN3985_resize

 

Диме Зернову (фамилия по его просьбе изменена) девятнадцать. Тому, что он еще здесь (а не во взрослой зоне),помогли семь благодарностей в личном деле. А срок у него немалый – 9 с хвостиком лет. И преступление его слишком характерно для нашего времени. Он, и еще несколько парней насмерть забили мужчину. За джинсы. Его удар следствие признало смертельным. А джинсы все равно не подошли.

1266991710_3

Вот он, малолетний убийца сидит передо мной, хмуро глядя исподлобья. Чем, в сущности, я от него отличаюсь? Только, разве, тем, что находимся с ним по разные стороны решетки… Я – относительно благополучный московский журналист, он же – малолетний преступник. Я довольно свободен в своем поведении, даже веду себя несколько вальяжно, он же до предела напряжен. Вообще в обычной жизни нетрудно «вычислить» даже бывшего зека по этой всегдашней напряженности. Никаких откровений я от Димы не жду. Да и не смогу залезть в душу к парню. Разговор идет о привычных вещах. Под УДО он, как тяжелостатейник, попадает, но в отличие от вора, сидеть ему как минимум две трети срока.

DSCN4012_resize

Да и не будет он ни на что жаловаться, в этом состоит принятая в зоне игра, приз в которой – сокращение срока. Естественно, главная мечта Димы – о воле, хотя сам он с трудом представляет, чем он там будет заниматься. Задели любимую тему тюремного фольклора – о «черных» и «красных» зонах. И важно не то, кто в какой зоне держит власть – «менты» или «паханы» – а то, что малолетние преступники, еще изолированные от мира большого криминала, уже вполне осведомлены о законах и правилах, в нем творящихся.

DSCN3986_resize

Дима давно уже понял, что матери он не нужен. Помогает то, что в зоне строятся отношения по принципу землячества, а посему на отсутствие одежды и курева ему не приходится жаловаться. В общем, не получился у нас разговор по душам.
А почему – я понял, только выйдя за зону. Просто потому, что испытал чувство неимоверного облегчения. Все-таки воля – это все.

DSCN4028_resize
DSCN3987_resize
DSCN3988_resize
DSCN3989_resize
DSCN3990_resize
DSCN3992_resizeDSCN3993_resizeDSCN3994_resizeDSCN3995_resize

DSCN3996_resize

DSCN3997_resize

DSCN3998_resize

DSCN3999_resize

DSCN4000_resize

DSCN4001_resize

DSCN4002_resize

DSCN4003_resize

DSCN4004_resize

DSCN4005_resize

DSCN4006_resize

DSCN4007_resize

DSCN4009_resize

DSCN4010_resize

DSCN4011_resize

DSCN4013_resize

DSCN4014_resize

DSCN4015_resize

DSCN4017_resize

DSCN4018_resize

DSCN4019_resize

DSCN4020_resize

DSCN4022_resize

DSCN4023_resize

DSCN4024_resize

DSCN4025_resize

DSCN4026_resize

DSCN4027_resize

источник

Европейцы, особенно шведы, финны, — спецы по трудным подросткам, без конца наезжают в Санкт-Петербург в попытках хоть что-то у нас исправить. Соседство с трудной страной не дает им покоя за собственную безопасность. Недавно в центр «Контакт» прибыл шведский специалист, сорокалетний блондин и красавец Трюгве. Собрал здешних барышень, облачившихся в лучшие одеяния по этому поводу, и, поразивши всех джентльменской честностью, пронес по рядам первым делом фото своей жены. Отчего стало ясно, что в Швеции все без обмана. А уж после рассказывал слегка загрустившей дамской общественности о шведском опыте.

— Основная преступность в Швеции исходит от семей эмигрантов, — пояснил Трюгве, не уточняя этноса оных, — и правительство не жалеет средств на работу по этой линии. У нас с каждым трудным подростком работают три специалиста. Один спортивный мужчина до тридцати лет занимается непосредственно с парнем. Второй, постарше, работает с его родителями. Третий, более опытный, является начальником над двумя первыми. …Каждый день расписан по плану: подъем в одно и то же время. Поход в школу. После футбол, хоккей, бассейн, зоопарк… и подросток к концу дня умается так, что ему не до глупостей! …Если ребенок спит до полудня, это уже потенциальный преступник, потому как его потянет к ночным приключениям… Да, это затратно, но дешевле, чем потом хоронить или лечить людей, ставших жертвами уличных претуплений…

Снимаю шляпу пред шведским правительством, которое не жалеет денег для безопасности своих граждан. У нас же доселе считается, что главную опасность для россиянина представляет НАТО, и потому мы тратим деньги на производство ракет. На деле же вероятность налета на вашу семью натовской армии практически равна нулю, а вот вероятность нападения пьяных, жестоких недорослей на вас и на ваших близких чудовищно велика и продолжает расти. Потери гибнущих от уличной преступности россиян сопоставимы с войной, в которой российская власть терпит все большие поражения. Все логично — подрастающее поколение мстит стране за «достойное» воспитание.

Коли нету в России ни денег, ни умов для работы с трудными пацанами, если за кражу, например мотоцикла, их надобно отправлять на зверские издевательства, а после ждать мести с их стороны, то, может, гуманнее их расстреливать? Гуманнее и для них, и для нас! Иль еще вариант — этапировать молодых преступников прямиком в европейские тюрьмы. Должно быть, тамошние власти и на это пойдут, размышляя в отличие от нас о будущем человечества. Россия все больше превращается в ту страну, которую по правилам совести и морали уже пора лишать материнства…

Источник

Государству их проще держать за решёткой. Россия — не Швеция, много проблем, а денег постоянно не хватает. Да и какие с малолеток работники? Выгоднее и безопасней нанимать гастарбайтеров. А что невыгодно бизнесу, то невыгодно государству.

Завтра кому-то выпадет случай — повстречаться в тёмном проулке с выпускниками детских исправительных учреждений великой России. Например, с таким «милым» хлопчиком:

Сергей Степанов убил четырнадцатилетнего мальчика, за что осужден в детскую колонию на 8 лет. В тюремной парикмахерской его готовят к этапу.
Сергей Степанов убил четырнадцатилетнего сверстника, за что осужден на 8 лет.
В тюремной парикмахерской его готовят к этапу.

 

Фото 2004-го года. Вполне вероятно, сегодня Серёжа уже гуляет на свободе. Полагаете его исправили в исправительно-трудовой колонии для малолетних преступников? Я очень сильно сомневаюсь.

источник

Метки: ,

Добавить комментарий