Перейти…

VGil journal

Архив

RSS Feed

20.11.2018

Молодежь предчувствует, что ей придется пережить нечто похожее…


Областные хроники (общее и частное) 

Меня уже не раз подбивали написать о моей работе председателем последнего облсовета в 1991-93 годах. Вплоть до варианта издания книжки. Однако желания делать это не возникало. Поскольку частное казалось мне не интересным для публики. Но состоявшаяся 26 января с.г. встреча волгоградских блогеров показала интерес к периоду конца перестройки и начала постсоветской России у тех, кто был в то время детьми. Возможно потому, что живя в период «застоя-2», молодежь предчувствует, что ей придется пережить нечто похожее. Поэтому я написал в своем блоге серию постов о том периоде начиная с 1989 года. Этот — первый. Остальные: 2, 3, 4, 5, 6, 7. Пишу, как помню. Писать отстранённо не могу. Поэтому смиритесь с примесью в этих постах личного. Но на критику и вопросы отвечать буду. В первой заметке – период с 1989-го по середину августа 91-го.

      Начатая Горбачевым перестройка долгое время в Волгограде почти никак не чувствовалась. Кроме одного. В самом ее начале был сменен первый секретарь обкома КПСС. Им стал В.И. Калашников – бывший министр мелиорации РСФСР. Из его деяний я запомнил два. Начало строительства канала Волго-Дон – 2. Не судоходного, но оросительного. И массовый снос теплиц у жителей Краснослободска.

    Кроме того, перестройка нанесла удар и по народным обычаям. Так, защитив в апреле 86-го докторскую в Ленинградском университете, я на следующий день принес на кафедру по месту защиты несколько с великим трудом раздобытых бутылок спиртного. Казалось бы, святое дело! Но народ из-за антиалкогольной кампании Горбачева отказался их опустошать и послал меня за тортами.

     Однако с весны 89-го явно проявилась активность неформальных общественных организаций, озабоченных состоянием экологии в южных районах города. На Аллее Героев подолгу стояли охраняемые энтузиастами щиты с фотографиями творившегося. Я подолгу их разглядывал и не из праздного любопытства. Ибо за год до этого по хоздоговору с областным комитетом здравоохранения (тогдашний руководитель – В.В.Щучкин) на кафедре теоретической физики в ВолГУ начал разрабатывать компьютерные модели динамики выбросов промпредприятий в атмосферу. И к лету 89-го, когда эти модели были уже протестированы, как раз настала пора привязывать их к источникам выбросов в Волгограде. Построение полных моделей Волгограда и Волжского с учетом всех паспортизированных источников выбросов по данным органов охраны природы было завершено к концу 91-го. Но это уже другая история.

     В конце 89-го была обнародована политическая реформа в РСФСР, предусматривающая абсолютно свободные выборы в ВС, региональные и местные советы. И в конце декабря в ВолГУ проходило многолюдное собрание по выдвижению кандидатов в депутаты. Сначала в ВС, затем в областной, а потом и в городской советы. Пытались выдвинуть в ВС и меня. Но я отказался. А в перерыве ко мне подошел Александр Стризое и сильно попенял мне на мою несговорчивость. Я подумал и дал согласие ему, а затем и собранию, баллотироваться в областной совет. Выбрал округ в самом центре города. Всего кандидатов было шесть. И во втором туре с не очень значительным перевесом обошел областного военкома.

     Но месяца за два до выборов на центальной набережной города начались многолюдные митинги. Позднее получившие название «февральской революции». Масштабы митингов можно оценить по фотографиям в блоге alliruk. На мой взгляд на них собиралось до 10 – 15 тысяч человек.Реальным поводом для митингов было недовольство народа прогрессивно пустеющими полками магазинов, ширящимися привилегиями власть имущих и, конечно же, все возрастающими расхождениями между словами правящей и единственной партии и ее делами. После 1-го или 2-го митинга (точно не помню) Калашников ушел в отставку.

     В тот период я работал зав. кафедрой в ВолГУ и никакого отношения к властям не имел. Хотя уже и начал свою кампанию за депутатское «кресло» в облсовете. На эти митинги ходил, поскольку жил буквально в полукилометре от центральной набережной (с 1987-го по 2007-й). Но даже близко к трибуне не подходил, довольствуясь местом на верху лестницы. Размышляя впоследствии о причине столь высокого накала этих митингов в сравнении с относительно спокойной ситуацией во многих других регионах, пришел к выводу, что дело не обошлось без соучастия в нем некоторых местных партийных чиновников. Ибо иначе никак не понять регулярные разрешения на проведение митингов и весьма добротную их организацию.

    Хочу отметить еще одно отдаленное по времени следствие этих митингов. На них весьма интенсивную обкатку прошли многие «демократические» кандидаты в депутаты областного и городского советов. Такие, как Буш, Ющенко, Лукашев, Лосев и другие. Возможно поэтому их доля в облсовете и горсовете оказалась заметно выше среднероссийской. Что привело к поражению на выборах председателей этих советов представителей партноменклатуры. В отличие от ситуации во многих других регионах.

     Выборы в ВС РСФСР, областной и городской советы прошли в марте 90-го. В облсовет было избрано 250 депутатов (в предыдущем созыве – 350). Председателем облисполкома сходу был избран Иван Петрович Шабунин. Но начиная с новых составов советов председатели исполкомов уже не могли одновременно исполнять функции председатей советов. Заработала, если хотите, концепция разделения властей. И на пост председателя облсовета возникла куча мала претендентов. Во второй тур вышли представитель КПСС Михаил Харитонов и директор Камышинского стеклотарного Валерий Махарадзе (тоже член КПСС). Вот здесь и сработал фактор обкатки «демократов» на предшествующих митингах. Победил Махарадзе. По образованию он – филолог. Возможно поэтому потом долго ходила частушка, оканчивающаяся рефреном «выбирали казака – выбрали грузина».

     Последующий год с лишним особо ярких воспоминаний не оставил. От должности председателя бюджетной комиссии облсовета я отказался – не хотел уходить из университета. Но от последующего предложения ректора занять должность проректора по науке с сохранением заведования кафедрой отказываться не стал. Взял лишь двухмесячный тайм-аут для перебазирования мамы из Новосибирска в Волгоград. Шабунин сформировал президиум облисполкома, в который кроме ряда его заместителей (Егин, Зацаринский и другие) вошли предоблсовета Махарадзе, два председателя комиссий облсовета (Шкодич и Лосев), автор этих строк и два друга Шабунина – ректор ВолГУ Максим Загорулько и директор НЭТ Отар Джангишерашвили.

    Между тем, жизнь народа в стране, хоть и не катастрофически быстро, ухудшалась. На предприятиях выбранные трудовыми коллективами директора в условиях потери контроля со стороны государственных органов постепенно становились фактическими владельцами их финансовых потоков. На самом верху начались инициированные Горбачевым разговоры о новом союзном договоре между республиками СССР. В части из них ярко проявился сепаратизм, не очень явно, но достаточно сильно поддерживаемый местными элитами. Дело дошло до разгона демонстраций с жертвами среди демонстрантов, особенно в прибалтийских и закавказских республиках. Начались межэнические столкновения в густонаселенных районах среднеазиатских республик. Еще раньше разразилась первая межэтническая война между азербайджанцами и армянами за территорию населенной преимущественно армянами Нагорно-Карабахской АО (по армянски – Арцах) в составе Азербайджанской ССР.

     Становилось ясно, что СССР стал неустойчивым государственным образованием и его развал неизбежен. В этих условиях в марте 91-го был проведен всесоюзный референдум, на котором более 70 % избирателей высказалось за сохранение СССР. Но когда мнение народа было для наших властей определяющим? Недолго думая о последствиях вслед за многими другими республиками Союза и Съезд народных депутатов РСФСР объявил о независимости России (от кого – до сих пор не ясно). В августе 91-го во время отпуска в Фаросе (Крым) Горбачев был на несколько дней неизвестно кем заблокирован и в стране была объявлена власть ГКЧП (государственного комитета по чрезвычайному положению). В стране наступило двоевластие. Длилось оно три дня. Но об этом – в следующей заметке.

Фото: Лето 1991-го. Депутат Морозов блокирует попытку предоблсовета Махарадзе ввести налог на перепродажу персональных компьютеров.

P.S.Слово демократия в дальнейшем я буду употреблять как без кавычек, так и в кавычках. Без кавычек – в отношении способа принятия решений в рамках заранее оговоренной процедуры, в кавычках – в отношении системы политических воззрений, сводившихся в то время в основном к противостоянию позициям партноменклатуры.

Оригинал взят у moralg

 

 

Метки:

Добавить комментарий