Перейти…

VGil journal

Архив

RSS Feed

15.11.2018

Уроки истории. Президента Алжира убили в прямом эфире. Самоубийство алжирской нации.


20 лет назад, 29 июня 1992 года произошло одно из самых трагических событий в истории современного Алжира – убийство президента Высшего Государственного Совета Мохаммеда Бодиафа во время выступления по национальному телевидению.

[youtube]oxnzuWHveCk[/youtube]

Убийство положило конец попыткам демократических реформ в Алжире. После убийства начался один из самых черных периодов современной истории – самоубийство алжирской нации.

Мир ни тогда, ни сейчас, полностью не оценил значения того, что происходило в Алжире в 90-х. “Социалистический” строй рухнул, не выдержав демографического взрыва и совпавшего с ним резкого падения цен на нефть. Диктатура одной партии была заменена диктатурой военной хунты, столкнувшей страну в пропасть гражданской войны, продолжавшейся 10 лет. В войне погибли около 200 тысяч человек. Это стало ценой победы хунты над политическим исламом.

Алжирский паттерн во многом предопределил последующую историю арабских стран – расшатывание устоев однопартийной (социалистической или националистической) диктатуры демократическим движением, после чего плоды “революции” немедленно прибирают к рукам исламисты, а затем следует или гражданская война, или добровольно-принудительное выдавливание светской элиты из страны. Пример Алжира особенно актуален в свете сирийского конфликта – он показывает, что диктатура может выстоять, хотя бы и ценой моря пролитой крови и разорения страны.

Судьба Мохаммеда Бодиафа – трагедия, которая не снилась и Шекспиру. Потомок разорившегося знатного рода, он был одним из основателей Comit? R?volutionaire d’Unit? et d’Action (CRUA), которое впоследствии превратилось в боевое крыло Фронта Национального Освобождения (FLN). К 1954 году Бодиаф, выживший в результате покушения бывших товарищей по оружию, стал фактическим лидером восстания FLN против французов. Он руководил террористической войной против колонистов из Каира. В 1956 Бодиаф, вместе с верхушкой FLN (включая будущего первого президента Алжира Ахмеда Бен Белла) был захвачен в результате дерзкой операции французского спецназа. Он оставался в плену до 1962 года.

В этот период Бодиаф начал осознавать, что FLN намерен строить тоталитарную однопартийную систему. Немедленно после освобождения он создал подпольное движение Parti de la R?volution Socialiste, которое попыталось поднять мятеж против FLN. За это он был сначала посажен в тюрьму, затем изгнан из страны. До 1992 года он жил в Марокко.

В результате процесса, получившего название “алжирская гласность” ( который был следствием краха постколониальной экономической однопартийной модели) основания алжирского государства совершенно расшатались. В результате первого раунда свободных выборов шокирующую победу одержал Исламский Фронт Спасения (FIS). Запаниковавшие генералы, перед которыми открылась перспектива потери власти и влияния, устроили путч. Власть в стране присвоил себе самоназначенный Высший Государственный Совет. Хунта, однако, оказалась в жестком политическом кризисе из-за аннулирования результатов выборов.

Генералам, ведущую роль среди которых играл министр обороны Халид Низзар, необходимо было срочно найти человека, который стал бы гражданской физиономией режима военной диктатуры. Гражданский им нужен был для того, чтобы сохранить поддержку Запада, травмированного латиноамериканско-пиночетовскими экспериментами. Кандидатура должна была отвечать жестким критериям: избранник хунты обязан был быть “муджахидом” – ветераном войны за независимость, жертвой режима президента Бенджадида (инициировавшего “гласность”), и , по возможности, как можно более далек от болота алжирской политики.

Сидевший в изгнании 72-летний Бодиаф, владелец кирпичной фабрики и друг марокканского короля, как нельзя лучше вписывался в картину “нового Алжира”, возникшего в воспаленном воображении генералов. Они не учли только одного – того, что безупречная революционная репутация кандидата была выражением глубоких убеждений, что превращало его в неуправляемую политическую силу.

Хунта направила своих посланников в Марокко, которые описали Бодиафу положение в Алжире как “катастрофическое”. Бодиафу предложили стать президентом Высшего Государственного Совета ( в видении военных – глава государства и аналогом президента). Бодиаф некоторое время размышлял над предложением, и, после консультаций с алжирскими оппозиционными фигурами и марокканскими друзьями, принял его. Король Марокко Хассан испустил вздох облегчения – для него Бодиаф во главе Алжира означал прекращение многолетнего конфликта из-за Западной Сахары.

Бодиаф пообещал “продолжить демократический процесс” – демократический процесс, который перестал существовать, вместе с парламентом и выборами. Он оказался трудным, не склонным к компромиссам человеком. Он быстро осознал, что у Алжира есть два врага – исламисты и коррупция, и начал с ними безжалостную борьбу. Он не осознал, или не хотел осознавать того, что коррупция была частью системы.

Люди Бодиафа начали собирать компромат на лидеров коррупции, которые по совместительству были лидерами страны. По приказу Бодиафа был арестован бывший начальник генштаба алжирской армии генерал-майор Мустафа Белосиф. Белосиф обвинялся в спекуляции субсидированными государством продуктами и в контрабанде. Над ним начался процесс, который мог завести очень далеко. Нити вели к бывшему президенту страны Бенджадиду и теневому алжирскому кукловоду – шефу канцелярии президента Бенджадида Ларби Бельхейру.

Бодиаф опирался на поддержку бывшего могущественного шефа алжирской спецслужбы Касди Мербаха (сам Мербах был убит в августе 1993 года). С помощью агентов Мербаха Бодиаф надеялся полностью очистить структуру власти Алжира от коррупции. Был собран серьезный материал, против самых могущественных людей страны. Бодиаф намеревался устроить громкий публичный процесс. Речь шал о 65 миллиардах долларах, выведенных из Алжира на частные счета в Швейцарии и Франции за 12 лет. Внешний долг страны тогда равнялся 28 миллиардам долларам.

Доверенный человек Бодиафа, полковник Мюрад, отправился в Париж – получать от французских властей информацию о счетах алжирской верхушки. Французы информации не дали, но предупредили своих алжирских партнеров о надвигающейся чистке. Через неделю после возвращения в Алжир полковник Мюрад был застрелен. Также были убиты все сопровождавшие его в Париж лица (два капитана и лейтенант).

За неделю до убийства Бодиафа все компрометирующие материалы, собранные Мербахом и Мюрадом исчезли из президентского дворца. В день убийства, Бельхейр и его брат силой прорвались в кабинет президента и забрали все обнаруженные там документы.

29 июня Бодиаф выступал в доме молодежи в городе Аннаба, на востоке страны. В своей речи он говорил о важности развития востока Алжира, и еще раз повторил свой слоган: “Алжир – превыше всего”. Выступление считалось важным, и транслировалось национальным телевидением. Президента убил его телохранитель, лейтенант президентской гвардии Лембарек Бумарафи. Бумарафи сначала кинул из-за кулис ручную гранату в зал. В результате взрыва были ранены несколько человек, и внимание других охранников был отвлечено на зал. Бумарафи подошел сзади к президенту, и сделал из пистолета Беретта три выстрела в упор: два в голову и один в спину. Клип с убийством в прямом эфире был показан по всему миру. Ветераны алжирского ТВ утверждают, что запись была отредактирована. Выступление Бодиафа снимали на 4 камеры. Из записи вырезали сам момент убийства, когда Бодиафу выстрелами разнесло голову.

Бумарафи в суматохе выбежал из холла через заднюю дверь – его никто не остановил. Он перелез через двухметровый забор, и бросился в первый поавшийся жилой дом. Молодая женщина открыла ему дверь – несомненно, под впечатлением его нарядного мундира и грозного оружия. она подумала, что идет полицейский рейд. Бумрафи приказал ей позвонить в полицию и сказать, что убийца президента хочет добровольно сдаться.

Бумарафи гордо заявил в камеры: “Я убил Бодиафа, зная о его героическом прошлом, и зная о том, что он был достойным человеком. Но он недостаточно боролся с мафией. И он противился выбору людей. Я не принадлежу ни к какой политической партии. Я – член исламского движения”. Заявления Бумарафи также вырезали. Лейтенант выглядел слишком убежденным и харизматичным.

президентская гвардия

Ликвидация Бодиафа чуть не сорвалась в последний момент. Один из командиров президентской гвардии отказался подписать бумаги Бумарафи на сопровождение Бодиафа в Аннаба. В дело был вынужден вмешаться лично руководитель тайной операции по ликвидации президента – начальник службы внутренней безопасности Управления Безопасности и Разведки (GIS) полковник Смэйн Ламари, по настоянию которого документы были оформлены.В организации убийства президента обвинили группировку “Исламский джихад”. Сначала все поверили в исламистскую версию – она была достаточно логичной. Никто не обратил внимания на то, что о такой группе в Алжире того времени никто никогда не слышал. “Исламский джихад” существовал в то время в Египте и на палестинских территориях. Независимо от того, кто реально спланировал и осуществил убийство, оно было использовано хунтой для того, чтобы развязать беспрецедентную войну с “исламистским террором”, в ходе которой обе стороны совершили ужасающие злодеяния, которые большей частью остались неизвестными внешнему миру. Новым “президентом” назначили генерала Лиамина Зеруаля. Зеруаль только что покинул пост посла Алжира в Румынии. Он был свидетелем краха режима Чаушеску, и он знал к чему приведет коллапс государства. В “войне с террором” у генерала не было никаких ограничителей и барьеров.

Бумарафи, необъяснимым образом, отказался судить военный трибунал. Он был передан гражданскому суду. В 1995 году его приговорили к смерти, но исполнение приговора было отложено. В 1995 году в тюрьме Секарджи вспыхнул мятеж арестованных исламистов. Две алжирские газеты сообщили о том, что мятеж был организован Бумарафи, и что он был убит, вместе с 99 другими заключенными. Через две недели, однако, алжирское ТВ показало клип с Бумарафи. Он, улыбаясь сказал в камеру: “Да. Это я , Бумарафи. Я жив”. В такой стране, в которую превратился Алжир, никто не знал, стоит ли верить показанному. Многие говорили, что власти продемонстрировали двойника.

По материалам:
James D. Le Sueur. Between Terror and Democracy. Algeria since 1989
Robert Frisk. The Great War for Civilization
algeria-watch.com
 
источник 

 

 

 

 

Метки: ,

Добавить комментарий