Перейти…

VGil journal

Архив

RSS Feed

11.12.2018

Нефть Арктики. Будни Рассвета


Оригинал взят у   

Эту главу я посвящаю своим ботинкам, которые вместе со мной топтали снега на горе Килиманджаро в сердце Африки, а так же на палубе корабля «Арктический рассвет», в Баренцевом море, надпочечнике Арктики.

Если долго смотреть на море, свесившись за борт, то можно увидеть свое будущее. Особенно, если при этом сильно штормит. Сегодня море похоже на мраморную говядину. Перламутровые завихрения, спровоцированные винтом нашего ледокола, шлепками щедрого художника расплескались по ряби удивительной красоты моря, которое под нещедрым солнцем играет оттенками синего и стального, а окаймляющие эту красоту белые барашки, будто тонкие жировые прослойки, паутинкой разветвляются в хамоне. (Как вам предыдущее предложение, друзья? А то! Самому понравилось).

Но ассоциации с хамоном – исключительно визуальные, а не потому, что голодаем, напротив, еды на камбузе предостаточно.

Image Hosted by ImageShack.us

Я вам уже рассказывал о чайках, которые сопровождают нас от самого Мурманска. Так вот, я подружился с их вожаком, прикормив его апельсинами. Это самый большой и опытный чайк из команды, которая опекает наш корабль. Я назвал пернатого Джонотан. Оригинально, правда? Джонатан поведал мне, что в Мурманском порту действительно существует несколько бригад чаек. Они сопровождают суда в рейсе. Еще на берегу бригадиры групп чаек договариваются между собой: кто за каким судном пойдет. Наиболее авторитетные и сильные самцы выбирают ледоколы и научно-исследовательские суда: народу там побольше, иногда попадается туристня, так что с ежедневными отходами жизнедеятельности, что щедро выбрасываются за борт – проблем нет. (Тоже симпатичный речевой оборот, согласитесь!)

Пожелав хорошего дня своему новому клювастому другу я спускаюсь в трюм. У меня много дел. Во-первых надо убрать кают-компанию. Это — место моей приборки, так распорядилась боцман Джорджия. Каждое утро в 8:00 команда начинает драить судно. Я протираю столы и книжные полки. Аккуратно смахиваю пыль с четырех гитар, что надежно прикреплены к стенам. До блеска начищаю винные бокалы. Да, у нас на борту есть алкоголь: вино и пиво. Но употреблять его можно лишь в вечернее время, начиная с ужина. Это экстрапродукты. Банка пива стоит 1 евро, бутылка красного вина – 7 евро. Неплохой, кстати, чилийский «Пино Нуар».
Впрочем, у меня в рундуке припрятана бутылочка конька на случай серьезных холодов.

Image Hosted by ImageShack.us

Пока же достаточно тепло. Немного зябко. Свежо. И сыро. Но это и хорошо. Все новости, все заботы выдулись подчистую у меня из головы северным ветром. Хороший арктический бриз – лучшая антиспамовая программа в мире.

По дороге в кладовую я встречаю Гранта. Посмотрите: каков красавец! Мускулистый гигант с кудрявыми длинными волосами. Любимый типаж Наташи Королевой.

Image Hosted by ImageShack.us

Грант родом из Новой Зеландии. Он — профессиональный сёрфер. То есть спортсмен и инструктор. Обладатель множества призов и научивший вставать на доску и ловить волну несколько сотен человек. Считает океан своей родиной и потому находится здесь, в Арктике, вместе с greenpeace во спасение этого самого океана. Грант говорит, что через пару часов мы все собираемся в кают-компании, чтобы прослушать инструктаж перед встречей с норвежским пограничным катером. В территориальные воды Норвегии мы войдем завтра.

Image Hosted by ImageShack.us

Тем временем я заглядываю в каморку к Иану, нашему механику. Этот хохотун – кардиолог нашего корабля. В переносном смысле, конечно. Его владения – под трюмом, где расположилось машинное отделение. Здесь – шумно. Ходят поршни, стучат молоточки, на удивление – чисто, совсем мало масла. На удивление, потому что наше судно все-таки – не юноша. Оно 1975 года рождения (по гороскопу кролик) и много повидало на своем веку, не раз совершая кругосветки.

Image Hosted by ImageShack.us

Иан – подданный ее Величества, королевы Елизаветы. Житель Лондона, сбежавший из столицы на время Олимпиады. Это самый веселый человек на «Арктическом Рассвете», его веселит буквально все. Причем смеется он весьма характерным смехом: как мне представляется, такие звуки издают близорукие павлины, когда поперхнутся камнем, приняв его за сочное ячменное зерно. (Тоже неплохо сказано!) Я говорю Иану, что сауна не работает, что там что-то сломалось, и было бы здорово, если бы он сходил посмотрел. Иан хлопает себя по бокам и заходится смехом минуты на полторы. Вот скажите на милость, что такого смешного я сказал?

Потом его отпускает и он обещает разобраться с неполадкой. Кстати, наркотики на борту категорически запрещены, несмотря на то, что судно ходит под голландским флагом. У Иана сегодня день рождения. Я дарю ему крема для и после бриться (забыл взять в экспедицию бритвенный станок, представляете?) и желаю крепкого здоровья. И вы мысленно пожелайте ему счастья, читатели. От вас не убудет, а мысль, как известно, материальна.

Я с грустью прохожу мимо пустующего офиса. Обычно, когда есть интернет, здесь — многолюдно. Переговоры с близкими по скайпу. Переписка в фейсбуке. Ответы на письма… Но сейчас мы за Полярным кругом и спутники, мерцающие над экватором, просто не добивают до нас своим сигналом, даже по касательной. У нас, конечно, есть экстренная связь через особенный спутник «Иридиум», но его услуги слишком дороги.

Между палубами мы пересекаемся с Денисом. Он – профессиональный фотограф. Стрингер. Снимает в «горячих точках» планеты. В Афганистане, в Южной Осетии, в Кремле. Его рассказы очень интересны и познавательны. После них картина мира несколько меняется. Я шучу, что сейчас он снимает в «холодной точке» и тут же с опаской оглядываюсь: нет ли поблизости Иана. А то бы его смех еще полчаса сотрясал бы судно. А нас и так прилично качает.

Image Hosted by ImageShack.us

Перехватываю бутерброд на кухне и завариваю себе крепкий кофе. Там боцман Джорджия и два члена команды что-то оживленно обсуждают. Я не понял сути и контекста разговора, но расслышал несколько слов: «футболисты, череп, меридиан, мох, пиктограмма, Сальма Хайек, обезжиренный творожок».

Озадаченный вопросом: «о чем же они все-таки говорили?», я вхожу в кают-компанию. Уже почти все в сборе. Я, как человек, несколько часов назад все тщательно отполировавший здесь, считаю нецелесообразным устраивать тут подобные собрания. В столовой же места гораздо больше! Все смогли бы удобно там расположиться. Тем более, что столовая — место приборки Дениса.

На фотографии, ближе к объективу – уже знакомый нам сёрфер Грант, а в центре вы видите нашего судового врача Марчелло, уроженца Аргентины. О нем, как и о нашем удивительном поваре я расскажу в следующий раз.

Image Hosted by ImageShack.us

А сейчас несколько слов напоследок. О романтике Севера.

Знаете, меня так и подмывало начинать свои дневники вот такими символами:
70 градусов 08” cеверной широты
98 градусов 23” восточной долготы.

Но я не хочу развивать у вас комплекс неполноценности, друзья. Я и сам в этом ничего не понимаю. Не хочу писать о том, что вот мол холодный ветер шлифует наши лица, и мы, гордые и одинокие морские пастухи, стоим на палубе, широко расставив ноги в теплых ботинках и смотрим на качающийся горизонт. Мне не подаем виду, что грустим о доме, и не спешим смахивать сосульки с наших усов. Мы – самодостаточны и в меру романтичны. Мы – исследователи, созерцатели и стоики. И разговор с другом-китобоем для нас гораздо важнее светской трепотни с любым из вас…

Нет, я не буду поддерживать в вас этот миф. Как видите сейчас за полярным кругом дрейфуют совершенно обычные люди. Из самых разных стран. Да, работать здесь, в Арктике, тяжело, не зря же существуют так называемые «северные надбавки». Но энергозатраты здесь не больше, чем у какого-нибудь жирдяя в фитнес-центре, который всерьез решил покончить с лишним весом.
Работа на Севере, это просто одна из дорог, которые люди сознательно выбирают. Но, (и это – главное) такая работа — невероятно красива. И если где-то и стоит искать романтику – то именно здесь, в Арктике.

Image Hosted by ImageShack.us

И если вы дочитали этот длинный текст до конца – то вот вам небольшой бонус. Помните, вначале я сказал, что разглядел будущее в темных водах? Так вот слушайте мое предсказание, друзья. Оно касается всех нас. Всего рассказать не могу (мы провидцы умеем интриговать), но намекну о главном: конца света не будет!

 

Метки:

Добавить комментарий