Перейти…

VGil journal

Архив

RSS Feed

11.12.2018

Андрей Грязев: об арт-группе Война


Оригинал взят у  

Сэнки огромное френдессе за ссылку на очень интересное интервью режиссера фильма "Завтра" Андрея Грязева о скандально-известной группе "Война" для редакции LJ. Оригинальный пост тут. Режиссер полтора года прожил с героями картины и рассказал о том, чему его научил этот фильм и что ему дала позиция наблюдателя.

Вытянула самые на мой взгляд симптоматичные моменты:


Андрей Грязев:

— То, что в остальном мире считается уголовным преступлением, у нас принимается как современное искусство.

— Война это мастера, прежде всего жестоких спекуляций на волнующие темы. Люди, которые пытаются самоутвердиться через тотальный эпатаж.

— Если разбирать акции, с точки зрения художественного акционизма, то это по стилистике ближе всего к постановочному шоу с заранее известным результатом и привлеченной публикой.

— Любой журналист, берущий у группы интервью, был вынужден согласовывать каждое напечатанное слово. В результате журналисты писали о группе только лестные статьи. Так работает манипуляция общественным мнением посредством СМИ.

— Министерство культуры, давшее группе Война премию Инновацию, стало неким серым кардиналом. Теперь все кто раньше считал Войну хулиганами, загадочно говорят: “а вот Министерство культуры, считает это искусством” и беспрекословно принимают их как художников.

— Есть же пример, который лежит просто на поверхности. Pussy Riot, за панк концерт, могут дать реальный срок, а Войне Дворцовый переворот просто простили, признав ущерб в 8000 рублей не существенным для государства.

— Я хочу заметить, что только в России ждали от фильма некоего героического эпоса, а Европа давно приняла фильм как срез еще неокрепшего гражданского общества в загадочной России, в которой безнаказанно переворачивают полицейские машины и жгут автозаки, а преследуют за пощечину букетом цветов или песню в храме. Почему такая разница? Просто акции Войны никогда не несут в себе открытое послание или призыв, всегда присутствуют трактовки и варианты.

— Группа Война именно такая на самом деле, как это показано в фильме, художники-провокаторы, а не такая как этого хотят показать сами участники группы – революционеры-подпольщики.

— Я всегда спокойно снимал разборки ребят с охранниками после воровства в магазинах, потому что для них это было чем-то игрой, поддержкой себя в тонусе. Но вот когда один из активистов группы Олег Воротников, не совладав с нервами, начинал бить свою беременную жену ногами, я просто откидывал камеру в сторону и вмешивался.

— То, что Война поступит просто по-свински и откажется от своих слов, то этого и следовало ожидать. Это все равно, что не заплатить бабке, которая принимала роды у КЗ. Причем так обстояло дело и с Каспером и со вторым ребенком.

— Я стал лучше разбираться в людях. Во время съемок я увидел на примере Войны, насколько легко можно играть на заблуждениях людей. Когда документальный фильм, описывающий недавние известные события, вызывает такой шквал обсуждения, это хорошо показывает общество, склонное к пропаганде.

— Я понял, что у нас, может быть, и есть свобода слова в прессе, но у многих журналистов нет желания для свободы высказывания. Не могут же журналисты, получающие деньги от государства в своих статьях постоянно хвалить фильм. Вот и приходится оправдывать повышенный коэффициент трения самой темы фильма, тем, что фильм просто трусливый и плохой.

— Главный мой аргумент — после выхода фильма я стал больше ценить Закон. Невероятные метаморфозы произошли и с моими героями, членами группы Война. Во время своей деятельности они сознательно переступали закон в той или иной степени, не шли ни на какое сотрудничество с судебной системой и на слуху было их известное высказывание “Судьи идите на х..”. Зато после Мировой премьеры на Берлинском кинофестивале, они уже во второй раз пытаются подать на меня в суд, цитируя Уголовный и Административный кодекс и фактически упрашивая Фемиду о своей защите (чес слово смеялась на этом месте в голос). Можно сказать, что фильм, показав Войне истинное ее лицо, изменил их бунтарскую натуру. Это равносильна тому, что если бы мышонок Микки Маус, пытался доказать Диснею, что он злобная крыса.

Метки:

Добавить комментарий