Перейти…

VGil journal

Архив

RSS Feed

23.10.2018

«Разве допустимо, чтобы человек, приехав на Олимпиаду, патронов для тренировок не имел?»


Чемпион Афин и бронзовый призер Пекина в трэпе Алексей Алипов, оставшийся без медали на Играх в Лондоне, дал интервью, в котором рассказал, в чем он видит причины провала российской стрелковой команды на этой Олимпиаде. Интервью получилось откровенное и даже жесткое, зато многое становится понятно.

— Я не курю, но сейчас с удовольствием покурил бы — нервы, — сказал Алипов, когда разговор подошел к концу.

— Вы сейчас так откровенно и жестко высказались. Не боитесь репрессий?

— А я, к счастью, от нашего Стрелкового союза не завишу. У меня личное оружие, свои патроны, которые привожу себе сам по контракту с итальянцами. Сам себя обеспечиваю и не жалуюсь на судьбу. Но смотрю на ребят и вижу, что они много недополучают и недобирают из-за этого. Знаете, на душе просто противно. Разве допустимо, чтобы человек, приехав на Олимпиаду, патронов для тренировок не имел?

— Ничего себе. О ком вы конкретно?

— Не буду говорить. Но такой человек был. Ему покупали патроны прямо здесь. Такие вещи крайне негативно сказываются! Условия, обеспечение, мотивация — всего этого нашим стрелкам не хватает.

— Коллеги рассказывали, что стрелкам было строго не рекомендовано общаться с прессой во время Игр. Это правда? И почему заговорили вы?

— Было такое. Что еще раз свидетельствует об ущемлении прав спортсменов. Что значит — не общаться? Мы разве кому-то чем-то обязаны, что нам затыкают рот? Вот вы ко мне подошли, и я открыт для общения. Сейчас у всех накипело. Все заговорят.

— Стрелки приучили болельщиков, что для России Олимпиада начинается с их медалей. Но в Лондоне удалось завоевать всего-то одну бронзу. Все удивились и расстроились. А вы?

— Для меня нет ничего удивительного. Все происходит так, как должно было произойти. Да, обидно за ребят на стенде. У них была возможность взять больше, чем бронзу. Но в целом ситуация что в пулевой стрельбе, что в стендовой не располагала к хорошему выступлению. В команде тяжелая атмосфера. Люди разбиты на кучки, двойки-тройки. И друг на друга смотрят косо.

— В чем причина?

— Нет связующего звена, которое могло бы всех объединить. Чтобы люди поверили сами в себя. Да, у нас индивидуальный вид спорта, где каждый спортсмен поступает так, как считает нужным. Но в любом случае необходим главный тренер, которому люди доверяли бы, уважали, обращались бы за помощью.

— Эти функции вроде бы выполнял спортивный директор федерации Игорь Золотарев.

— Правильно сказали: "Вроде бы". Скорее делал вид, что выполнял.

— Золотарев уже объявил, что напишет заявление по собственному желанию.

— А толку? Человек, который руководил в последние годы всем этим процессом, не стоит ни на каких ставках в министерстве, но имеет к спорту непосредственное отношение. Это Владимир Сергеевич Лисин, президент Стрелкового союза России.

— Тем не менее Золотарев взял всю вину на себя.

— Так не бывает, что виноват кто-то один. Конечно, есть и доля вины спортсменов, и невезение. Никто просто так мимо "десяток" и мишеней стрелять не будет. Мотивация и желание хорошо выступить были у всех. Другой вопрос, чем они были подпитаны. А какая тут духовная подпитка, когда в сборной творится не пойми что: половина людей в городе живет, половина в Олимпийской деревне. Никто не откликается на твои просьбы. Банальная ситуация: приехав на стрельбище, спортсмены не знают, во сколько и на каком автобусе уезжать. Каждый сам по себе. Вот один из ключевых факторов.

— На вас лично как это влияло?

— Напрягало. Сколько допущено ошибок, сколько вещей сделано вопреки здравому смыслу стрелкового спорта. Мы все старались не думать, но эта аура, эта атмосфера влияла, уверен, на всех. И случился повальный психоз, системный провал огромных масштабов. Не может в нем быть виноват один человек. Наверное, есть и другой. Или несколько виноватых.

— На сверхуспешных для нас Играх-2004 все было, видимо, иначе. Расскажите, как.

— Там нами руководил Поликанин. Тогда система работала. Все были настроены, как надо. Завоевали 10 медалей! Каждый смотрел на предыдущего и хотел быть не хуже. Я вот вспоминаю те ощущения — и мурашки по телу бегут! Как же мы все болели и переживали друг за друга: я за Галкину и Неструева, они за меня, когда я олимпийский рекорд устанавливал. А сколько спортсменов в российской форме вы видели на трибуне сегодня?

— Никого, честно говоря, не заметил.

— Вот-вот. Где командный дух? Нет командного духа! А он закладывается главным тренером. Тренера нет — должен закладывать Игорь Борисович Золотарев. А если тот не в состоянии, значит, Владимир Сергеевич должен был подключаться.

— Вы заговорили о проблемах в тот момент, когда Игры для стрелков подошли к концу, хотя, судя по всему, они давно лежали на поверхности. Почему же до Олимпиады вы молчали? Теперь-то уже поздно бить в колокола. Все проиграно.

— Почему поздно? Сейчас все факты налицо. Страна видит, что происходит. А бить в колокола до Игр, растрачивать эмоции, жечь свои нервные клетки — какой смысл? К тому же все в душе надеялись на хорошее выступление. Никто изначально не собирался рыть себе могилу.

— Помимо отставки Золотарева, что еще нужно сделать, чтобы в Рио-2016 провал не повторился?

— Полностью пересмотреть внутрикомандные принципы. Это и системы отбора и подготовки, и количество сборов, и система соревнований. Разве можно определять состав участников Олимпиады за год до нее? Абсурд! У нас есть элитные спортсмены, которые своими неоднократными успехами на международной арене всем все доказали. А есть люди, которые должны на них равняться. Вот Любовь Галкина — уважаемая спортсменка и уважаемая женщина. Ей пришлось участвовать в непонятном отборе. Она говорила: "Мне нужно было попадать 399 очков, когда я в таких плохих условиях никогда и не стреляла вовсе!" А не поедешь на этот отбор — пропустишь соревнования. Вообще как можно сравнивать Галкину с любой другой спортсменкой, которая находится на три-четыре ступени ниже ее по мастерству?

Надо создавать нормальные условия заранее, а не демонстрировать всем уже во время Олимпиады: у нас вот тут арендованы отдельные квартиры, идите и готовьтесь, получайте удовольствие от существования. Это надо было в Москве делать, а не здесь!

— Вы говорите про главного тренера, которого де-факто нет. А какую-то кандидатуру на этот пост предложить можете?

— Могу, и не одну. Первый вариант: вернуть обратно Кашубу Юрия Михайловича. Это единственный человек в стране, который отдал всю свою жизнь стрелковому спорту и прошел все стадии. Он был главным тренером в Вооруженных силах, в ЦСКА, тренером по упражнению, а до недавнего времени работал с нами. Деятельный и талантливый организатор, успешный в своей области. Говорит со спортсменами на одном языке.

Вторая кандидатура — Олег Николаевич Кулаков, предшественник Кашубы. С его помощью сборные Советского союза и России выиграли около 50 медалей. Два олимпийских золота мы завоевали под его руководством. Незаменимый, харизматичный человек, который тоже стал неугоден и ненужен.

— Вопрос к Владимиру Сергеевичу или Игорю Борисовичу. Я решений и вообще участия в выборе тренеров не принимал.

— Много ли стрелков жило не в Олимпийской деревне, а в лондонских квартирах?

— Больше половины команды.

— А вы?

— Меня изначально спросили: где желаешь поселиться? Ответил: "Однозначно в Олимпийской деревне". Вообще я слишком рано сюда приехал, за неделю. Подозреваю, долгое ожидание старта меня и подкосило. Не терпелось поскорее начать. Я попытался пойти по тому же пути подготовки, как в Афинах. Но тогда гораздо хуже себя чувствовал до Олимпиады, чем сейчас. Даже на пристрелке попадать не получалось, зато на самих соревнованиях самореализовался на все сто.

— То есть до Игр-2012 вы были готовы лучше, чем перед Играми-2004?

— На момент приезда в Лондон — да. И пересидел… Стал терять форму. Не получилось реализовать свое мастерство.

— Расскажите про сам ход соревнований в трэпе.

— 120 — довольно средний результат, которого не хватило для попадания не то что в финал, а в десятку. Хотя на 122-123 рассчитывал спокойно. Видимо, перекрутил себя во второй серии стрельбы. Начался ливень. Появилось внутреннее волнение. Стал метаться: надевать куртку, не надевать. Так, видимо, и не успокоился. Еще решил, что никогда больше не стану ходить на финалы с участием наших. Один россиянин проиграл, другой. И уже тебя на трибуне трясти начинает. Это как снежный ком.

— Вы сюда ехали за золотом?

— Почему сразу за золотом? За медалью. Совсем уж низко я не рухнул. Попал в свои минимальные очки. Сделаю выводы. Рассчитывал уж как минимум попасть в финал, конечно. Но могу сказать, что когда отправлялся в Афины, то был настолько спокоен и хорошо готов, что не сомневался ни на секундочку: медаль оттуда точно привезу. Перед Лондоном было иначе. Атмосфера влияла.

— В Играх-2016 собираетесь участвовать?

— Конечно. Да и дальше еще буду выступать.

— А из спортсмена в функционера переквалифицироваться не желаете? Стрелковый спорт с колен поднимать.

— Пока ситуация остается в нынешнем русле, нет. Если увижу реальные изменения и людей, которые действительно хотят вписать свои имена и фамилии в историю стрелкового спорта золотыми буквами, то все возможно. А на сегодняшний момент никаких функционерских дел. Разве что ребятам могу подсобить, если за помощью обратятся.

— Много ли проблем в развитии стрелкового спорта в России?

— Мне очень обидно за детско-юношеский спорт, который мог бы развиваться в Москве и Подмосковье. Куча вопросов по поводу разрешений на оружие и патроны. Их надо решать ежеминутно — а мы буксуем. У нас открывается стрелковая школа, но у нее лицензии на оружие нет. Смех! Проходит чемпионат России, на пьедестал три человека поднимаются, а больше и нет вокруг никого. Когда у людей есть желание и блеск в глазах, все вокруг радуются и посвящают себя любимому делу. А когда все по остаточному принципу, то и результат — остаточный. Печально, обидно, жаль…

Отработать Олимпиаду блестяще мы не могли. Хотя выступить получше было вполне реально. Увы, оказалось, что наш провал в стрелковом спорте — уж очень глубокий. Знаете, наверное, я все-таки не ожидал, что все так плохо сложится.

источник 

Метки:

Добавить комментарий