Перейти…

VGil journal

Архив

RSS Feed

10.12.2018

Джин из бутылки по имени Суверенитет. Татарстан — не Россия?


12 июня стало праздничной датой с 1992 года, по постановлению Верховного Совета Российской Федерации как «День принятия декларации о государственном суверенитете России» — 12 июня 1990 года первым Съездом народных депутатов РСФСР была принята «Декларация о государственном суверенитете РСФСР».

Суверенитет — это верховенство и независимость государственной власти внутри своей территории и по отношению к другим государствам. Суверенитет государства происходит от суверенитета народа.

Первый съезд народных депутатов России, проходивший в Кремле, являл собой абсолютно неуправляемую массу разношерстного народа. Депутаты стремились любой ценой попасть на трибуну, при этом выступающих вообще не слушали: все кричали, махали руками и выкрикивали прямо из зала какие то лозунги и призывы. В этой суматохе выпустили из бутылки джина по имени Суверенитет.

За Декларацией о государственном суверенитете России, последовали аналогичные документы союзных республик, а потом и автономных. На этом параде суверенитетов Татария шагала в первой шеренге.

Далее было разрушение системы Советов, заключение Федеративного договора 31 марта 1992 г., «предложение» Президента Б.Н. Ельцина субъектам «брать суверенитета» столько, сколько «смогут проглотить»… Все это как нельзя более благоприятствовало развитию сепаратистских тенденций, что отразилось в законодательстве республик (прежде всего) и других субъектов Федерации. Руководители регионов России стали утверждать, что республики не обязаны сочетать свои полномочия и интересы с полномочиями и интересами других субъектов Российской Федерации, а также полномочиями и интересами Российской Федерации в целом. При этом пренебрегали тем, что Российская Федерация — суверенное государство, созданное многонациональным единством всех населяющих ее народов.

«Суверенизация» России сделала реальной перспективу превращения Великой России в лоскутное одеяло из удельных княжеств и ханств. Тут федеральная власть маленько протрезвела и начала «борьбу с сепаратизмом».

Начало рассмотрению вопроса о суверенитете республик было положено Постановлением Конституционного Суда РФ от 13 марта 1992 г. по делу о проверке конституционности Декларации о государственном суверенитете Татарской ССР от 30 августа 1990 г., Закона Татарской ССР от 18 апреля 1991 г. «Об изменениях и дополнениях Конституции (Основного Закона) Татарской ССР», Закона Татарской ССР от 29 ноября 1991 г. «О референдуме Татарской ССР», Постановления Верховного Совета Республики Татарстан от 21 февраля 1992 г. «О проведении референдума Республики Татарстан по вопросу о государственном статусе Республики Татарстан».

Конституционный Суд отметил, что положение о государственном суверенитете Республики Татарстан признается неконституционным, указав при этом, что международное право не допускает использования ссылок на принцип самоопределения для подрыва территориальной целостности и единства суверенного государства (России) и национального единства.

Как отреагировали ханы и баи на окрики из Москвы? Никак. Мол, моя твоя мало-мало понимай, почти совсем не понимай…

В Конституции Республики Татарстан, принятой 30.11.1992, значилось: «Республика Татарстан — суверенное государство» (ч. 1 ст. 1); «государственный суверенитет есть неотъемлемое качественное состояние Республики Татарстан» (ч. 3 ст. 1); «Республика Татарстан — суверенное государство, субъект международного права» (ст. 61).

Следующий приступ «борьбы с сепаратистами» начался с приходом нового властителя всея Руси.

В 2000 г. Конституционный Суд опять обратился к вопросу о суверенитете и снова четко определил правовой статус субъекта РФ Постановлением от 7 июня 2000 г. N 10-П: «Суверенитет, предполагающий, по смыслу статей 3, 4, 5, 67 и 79 Конституции Российской Федерации, верховенство, независимость и самостоятельность государственной власти, полноту законодательной, исполнительной и судебной власти государства на его территории и независимость в международном общении, представляет собой необходимый качественный признак Российской Федерации как государства, характеризующий ее конституционно-правовой статус. Конституция Российской Федерации не допускает какого-либо иного носителя суверенитета и источника власти, помимо многонационального народа России, и, следовательно, не предполагает какого-либо иного государственного суверенитета, помимо суверенитета Российской Федерации. Суверенитет Российской Федерации, в силу Конституции Российской Федерации, исключает существование двух уровней суверенных властей, находящихся в единой системе государственной власти, которые обладали бы верховенством и независимостью, т.е. не допускает суверенитета ни республик, ни иных субъектов Российской Федерации.

Содержащееся в Конституции Российской Федерации решение вопроса о суверенитете предопределяет характер федеративного устройства, исторически обусловленного тем, что субъекты Российской Федерации не обладают суверенитетом, который изначально принадлежит Российской Федерации в целом. По смыслу преамбулы, статей 3, 4, 5, 15 (ч. 1), 65 (ч. 1), 66 и 71 (п. б) Конституции Российской Федерации в их взаимосвязи, республики как субъекты Российской Федерации не имеют статуса суверенного государства и решить этот вопрос иначе в своих конституциях они не могут, а потому не вправе наделить себя свойствами суверенного государства даже при условии, что их суверенитет признавался бы ограниченным».

Конституционный Суд резюмировал, что «использование в статье 5 (ч. 2) Конституции Российской Федерации применительно к установленному ею федеративному устройству понятия «республика (государство)» не означает — в отличие от Федеративного договора от 31 марта 1992 года — признание государственного суверенитета этих субъектов Российской Федерации, а лишь отражает определенные особенности их конституционно-правового статуса, связанные с факторами исторического, национального и иного характера».

Таким образом, Конституционный Суд РФ в Постановлении от 7 июня 2000 г. установил, что республики не обладают суверенитетом. Суверенитет может принадлежать только государству — Российской Федерации. Принцип равноправия субъектов Российской Федерации, закрепленный в ст. 5 Конституции РФ, до этого подвергавшийся сомнению, был подтвержден. Поскольку республики не обладают суверенитетом, то не может быть выявлено и признаков неравноправия субъектов Федерации. Все субъекты Российской Федерации равноправны, все они не обладают суверенитетом, все они являются составной частью единого государства — Российской Федерации.

И окончательно расставлены все точки над ё в вопросе суверенитета Определением Конституционного Суда от 27 июня 2000 г. N 92-О. Определением было установлено, что положения конституции Республики Татарстан, признанные не соответствующими Конституции Российской Федерации, равно как и воспроизводящие их нормы, утрачивают силу и не подлежат применению.

В отношении гражданства субъекта Российской Федерации Конституционный Суд в Определении от 6 декабря 2001 года N 250-О пояснил, что Конституция Российской Федерации не предусматривает гражданство республик либо других субъектов Российской Федерации и их правомочия в этой области.

Необходимо отметить, что «согласно Конституции РФ и ст. 79 Федерального конституционного закона РФ «О Конституционном Суде Российской Федерации» решения Конституционного Суда являются окончательными, не подлежат обжалованию и вступают в силу немедленно после провозглашения. Решения Конституционного Суда Российской Федерации действуют непосредственно и не требуют подтверждения другими органами и должностными лицами. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации о признании акта неконституционным не может быть преодолено повторным принятием этого же акта. Требование обязательности относится ко всем решениям Конституционного Суда Российской Федерации, вне зависимости от того, в какой процессуальной форме (постановление, определение и т.д.) они принимаются».

То есть решения Конституционного Суда России окончательны, стремительны и неотвратимы, как Божья кара. Но, как известно, суровость российских законов компенсируется необязательностью их исполнения.

В начале 2001 года полномочный представитель Президента Российской Федерации в Приволжском федеральном округе обратился с ходатайством в Конституционный Суд РФ, так как ряд положений конституций республик в составе Российской Федерации, признанных Конституционным Судом РФ утратившими силу и не подлежащими применению как не соответствующие Конституции Российской Федерации, был воспроизведен в их новых редакциях 2000 г.: «так, в Конституции Республики Татарстан (в редакции Закона Республики Татарстан от 19 декабря 2000 года) содержатся нормы, закрепляющие суверенитет (государственный суверенитет) республики и принадлежность ей всей полноты высшей (т.е. верховной) власти на своей территории. Тем самым нарушена ст. 87 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде РФ» от 21 июля 1994 г., предписывающая устранять из действующей нормативно-правовой системы положения, воспроизводящие признанные Конституционным Судом Российской Федерации не соответствующими Конституции Российской Федерации.» (Определение Конституционного Суда РФ от 19 апреля 2001 г. N 65-О)

В том же определении было сказано: «Федеральный закон от 6 октября 1999 года «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» (в редакции от 29 июля 2000 года) в статье 29.1 определяет ответственность должностных лиц органов исполнительной власти субъекта Российской Федерации, которая, в частности, заключается в вынесении предупреждения высшему должностному лицу субъекта Федерации Президентом РФ, а в случае, если в течение месяца со дня вынесения предупреждения должностному лицу не предприняты меры по устранению причин, послуживших причиной вынесения предупреждения, — Президент отстраняет высшее должностное лицо субъекта от должности. Основанием применения мер ответственности является издание регионального нормативного акта, противоречащего федеральному законодательству, уклонение от издания нормативного акта, отменяющего действие нормативного акта субъекта Федерации, противоречащего федеральному законодательству…»

Это уже угроза применения силы. Другой бы дрогнул и бросился исполнять. Но руководители Татарстана люди не робкого десятка. Торопиться не стали: авось обойдется. И ведь обошлось.

Следующая (жалкая) попытка «приведения в соответствие» состоялась с приходом в московский Кремль нового «хозяина».

ИНФОРМАЦИЯ Конституционного Суда Российской Федерации об исполнении решений Конституционного Суда Российской Федерации от 21.06.2009.

«По сей день из текста Конституции Республики Татарстан не исключено положение о суверенитете республики (ст. 1), положение о народе Республики Татарстан как источнике власти, положения о гражданстве республики…

Органы государственной власти субъектов Российской Федерации, их должностные лица обязаны самостоятельно осуществлять меры по своевременному выявлению противоречащих Конституции Российской Федерации нормативных положений и осуществлять необходимое регулирование в соответствии с правовыми позициями Конституционного Суда Российской Федерации. Неисполнение ими решений Конституционного Суда Российской Федерации является основанием для применения мер юридической ответственности, предусмотренной действующим законодательством…

Конституционный Суд обращает внимание органов государственной власти субъектов Российской Федерации и федеральных органов, уполномоченных осуществлять контроль и надзор за законностью в субъектах Российской Федерации, на необходимость в кратчайшие сроки приведения в соответствие с Конституцией Российской Федерации и решениями Конституционного Суда Российской Федерации основных региональных законов…»

Но и эта «контрсепаратистская операция» окончилась ничем.

Конституция Республики Татарстан (11 июня2012 г. Официальный портал Республики Татарстан http://portal.tatarstan.ru/documents/constitution.htm)

Преамбула: «…выражая волю многонационального народа Республики Татарстан и татарского народа…»

Статья 1 п.1. « Республика Татарстан — демократическое правовое государство, объединенное с Российской Федерацией… Суверенитет Республики Татарстан выражается в обладании всей полнотой государственной власти (законодательной, исполнительной и судебной)… и является неотъемлемым качественным состоянием Республики Татарстан…»

Статья 3 п.1. «Носителем суверенитета и единственным источником власти в Республике Татарстан является ее многонациональный народ…»

Статья 21 п.1. «Республика Татарстан имеет свое гражданство…»

и т. д. и т. п.

Так что же, Татарстан – не Россия?

Кремль поставил перед полпредством в Приволжском федеральном округе жесткую задачу: в самое ближайшее время решить проблему переименования должностей руководителей Татарстана и Башкирии. Об этом «Известиям» сообщил источник, близкий к администрации президента.

— Если с Башкирией все более или менее понятно — Хамитов (Рустэм Хамитов — президент республики. — «Известия») уже почти согласился сделать это, то Татарстан наотрез отказывается от переименования, — говорит собеседник.

Метки:

Добавить комментарий