Перейти…

VGil journal

Архив

RSS Feed

20.11.2018

Аргументы и мнение: «при капитализме невозможно всеобщее процветание по-определению»


via  posted by  

Немного о советской себестоимости

Во время многочисленных дискуссий я убедился, что очень и очень многие просто не в состоянии понять хозяйственную логику сталинских пятилеток. Это прямое следствие того, что этот опыт никогда всерьез не изучался, не отражен в достаточной степени даже в советской литературе, и советская экономика мифологизирована до крайности.
Вот, к примеру, понятие себестоимости, которое часто использовалось в советских планах. Нынешние комментаторы, мыслящие по-капиталистически, никак не могут ухватить смысл этого понятия именно в рамках советской хозяйственной системы и не могут понять, для решения каких задач оно использовалось.

Если разъяснять это понятие, то надо сразу сказать, что оно связано с теорией Струмилина о том, что в рамках советского хозяйства социалистический сектор аккумулирует всю прибавочную стоимость, создаваемую в процессе производства, в руках государства. В сущности, понятие прибыли было излишним, поскольку практически любой труд давал хоть какой-то прибавочный продукт.
Если в капитализме сокращение себестоимости ведет к увеличению прибыли, при неизменных или растущих ценах, то в рамках советской системы, в которой прибыли, как таковой не было, сокращение себестоимости вело совсем к другому результату.
С другой стороны, понятие себестоимости было связано с ролью денег в советской хозяйственной системе. Как я уже не раз писал, в СССР рубль в торговле был "товарным рублем" (то есть приравненный через систему цен к определенному количеству товаров), а в промышленности был учетной единицей. В принципе, можно было обойтись и без рубля, но тогда система подсчета различных факторов производства получалась слишком громоздкой и неудобной в использовании. К тому же, в статистике и хозяйстве существовала необходимость установления определенных отношений с 1913 годом, что также делалось через специальные коэффициенты пересчета советского рубля в довоенные, разработанные на основе прейскурантов цен. Этой системой широко пользовались примерно до конца первой пятилетки, а потом перешли на неизменные цены 1926 года, поскольку состав продукции стал резко отличаться от дореволюционного времени.
Итак, рубль в качестве учетной единицы выражал определенные затраты труда и материалов, необходимые для создания основных фондов промышленности и производства продукции. В самом обобщенном виде, если рассматривать всю производственную цепочку в целом, себестоимость в рублях выражала полные затраты труда на единицу продукции, начиная от создания основных фондов, от добычи сырья, и заканчивая распределением до конечных потребителей.

Для особо упертых догматиков отмечу, что отказ от рублевого учета был чреват большими сложностями. Например, что входило в себестоимость перевозок по железной дороге? Единица перевозок — тонно-километр. Для этой единицы требовалось учесть: затраты труда на строительство железной дороги, на строительство паровозов и вагонов, на их обслуживание в депо и пути, расход топлива и смазочного масла (в топливе, к примеру, тоже было немало показателей: строительство шахт, добыча угля, переработка, перевозка до угольного склада и так далее), износ основных фондов, их возобновление, связь и управление перевозками. Даже в рублевом подсчете, выходило порядка 0,3 копеек на тонно-километр, то есть сравнительно небольшая величина.
Если считать в других единицах, скажем в квтч или человеко-часах, то выходило бы и того меньше, и расчеты были бы сопряжены с огромными трудностями, неразрешимыми при тогдашних методах с использованием карандаша, бумаги и арифмометра.

Если в рамках капитализма себестоимость влияла на норму прибыли, то в рамках советской хозяйственной системы она использовалась для других нужд. Например, когда перед первой пятилеткой планировани развитие черной металлургии, то тщательно исчисляли себестоимость металла на разных заводах. Украинские заводы давали себестоимость тонны чугуна в 52-56 рублей, Магнитка — 48 рублей.
Люди, думающие по-капиталистически, решат, что производство металла на Магнитке было более выгодным, следовательно оно вытеснит украинский металл с рынка и украинские заводы закроются. Мол, рациональнее же покупать более дешевый металл.
В СССР же активно развивались и украинские, и уральские заводы и строились новые металлургические заводы. Почему? Во-первых, потому, что нужно было развить производство металла до бездефицитного уровня и ликвидировать металлический голод, существовавший вплоть до середины 30-х годов. Во-вторых, на основе сравнения себестоимости рассчитывалась сфера тяготения заводов, то есть очерчивался круг потребителей, которые могли снабжаться металлом с конкретного завода. К заводской себестоимости добавлялась себестоимость перевозок, и определялась граница между сферой тяготения уральских и украинских заводов.
По расчетам выходило, что территории западнее Волги могли снабжаться с украинских заводов, а все, что восточнее Волги — с уральских заводов. Если украинский металл завозился на Урал, то выходил перерасход труда для уральских потребителей металла. Его надо было ликвидировать, исключив этот необоснованный завоз путем строительства Магнитки и организации снабжения магнитогорским металлом.
Соответственно, чем больше было угольно-металлургических баз, тем более сокращались сферы тяготения конкретных заводов, и тем меньше труда расходовалось на производство и транспортировку металла, и тем меньше труда расходовалось на производство конечной продукции. Потому-то советские хозяйственники упорно развивали все районы, в которых можно было выплавлять металл.

Существенно экономил расходы труда технический прогресс. Например, по первому пятилетнему плану планировалось сократить потребление топлива в промышленности в среднем на 35% за счет рационализации использования, тепло-силового комбинирования и замены дальнепривозного топлива местным, если оно было.
Экономили расходы труда механизация производства, часто в очень значительных объемах. В черной металлургии проведенная механизация рудников, доменных, мартеновских и прокатных цехов позволила резко увеличить производство металла. Скажем, в 1934 году 47% всего металла выплавлялось на механизированных предприятиях. Электрификация, химизация, теплофикация — все это тоже экономило расходы труда во всех звеньях технологических цепочек.
Итак, чем ниже себестоимость — тем больше можно произвести продукции. СССР не мог рассчитывать на огромные резервы рабочей силы в колониях, как это делали капиталисты, прирост рабочей силы был весьма медленным и ограниченным по масштабам, и потому Советский Союз шел своей дорогой.

Сокращение себестоимости — рост выпуска продукции, вот был основной принцип советского хозяйства в этой области. От этого зависела хозяйственная и военная мощь, благосостояние населения и перспективы развития.

Этот советский подход позволяет понять, почему при капитализме невозможно всеобщее процветание. Одна из причин, очень существенная, состоит в том, что в мировом хозяйстве имеет место быть колоссальный перерасход труда. Сырье, топливо, готовые товары перевозятся в огромных количествах и на дальние расстояния. Любой товар, любой продукт включает в себя эти бесполезные перевозки, распыляющие титаническое количество труда. Поскольку и мировые трудовые ресурсы небеспредельны, и они в массе своей представлены рабочими ручного труда, весьма малопроизводительного, то и вся мировая экономика крайне далека от своих истинных производительных возможностей и она не может обеспечить все население мира даже минимальным уровнем жизни.



Follow VGil_tvit on Twitter

Метки: , ,

Добавить комментарий