Перейти…

VGil journal

Архив

RSS Feed

17.11.2018

Советской женщине позволялось быть толстой после 30 лет и не выглядеть в 60 на 35…


  • К этому можно относиться, как угодно — как душа велит, но факт остаётся фактом — в Советском Союзе воспитывали человека с большой буквы «Ч». И классикой его потчевали, и тунеядствовать не давали, и развлекаловку подавали редко и с большими предосторожностями. Что касается многих общечеловеческих норм и понятий, то они оказывались основательно сдобрены идеологическими приправами, что не всегда их (понятия) портило, но лишь добавляло незабываемый вкус. Вот передо мной лежит уникальная книга — «Эстетика поведения» 1960-х годов выпуска. Это — сборник советов от известных деятелей и я б сказала — от икон стиля советской эпохи, а точнее — от скульптора Коненкова, балерины Лепешинской, крупнейшего модельера ОДМО Ефремовой и так далее. Речь идёт о красоте, о советской красоте, о правильном советском житье-бытье. И об эталонном советском хомо-сапиенсе. Интересно понимание женской, да и вообще — человеческой внешности, красоты. «Красивый человек — это человек-коллективист, для которого каждый член общества — друг, брат и товарищ, для которого интересы коллектива, интересы советской Родины ближе, чем его личные интересы», — пишет, собственно, скульптор Коненков.

Далее в текстах звучит тема труда — «Красивый человек — это человек созидающий» и тема скромности, добропорядочного поведения — «привлекательный человек ведёт себя скромно. Привлекательность всегда сочетается со скромностью» (кстати, автор этих слов — врач Д.Ласс, выпускавший в свое время книги об уходе за кожей лица и о кожных заболеваниях). Прима Лепешинская уверяет, что «…ни полнота, ни грузность, ни природная неуклюжесть не имеют решающего значения». Художник-модельер Ефремова тактично, но неуклонно обрушивается на западный от-кутюр, призывая к умеренной строгости и элегантности в одежде. Далее в книге можно найти противопоставление нашей и западной эстетики тела. У нас — гармония физической культуры, у них — пугающе пустая оболочка. К примеру, совершенно справедливо указывается на то, что культурист со всеми его супер-мышцами не сможет выжить в экстремальных условиях. Мол, спорт ради формы, а не ради, собственно, жизни. Советский Агитпроп издревле ненавидел форму ради форму. Был даже затасканный термин «формализм», он же — «буржуазный формализм». Поэтому советские искусствоведы недолюбливали рококо, ар-нуво и ар-деко, зато уважали Малых Голландцев, Шардена, Веласкеса и Передвижников за их правду жизни, не переходящую, однако, в грубый натурализм. Кстати, помнится, искусство Третьего Рейха в одной советской статье было названо именно так — «торжеством грубого натурализма». Так вот…вернёмся к нашим красоткам. Советское понимание внешней привлекательности тоже должно было иметь внутреннее содержание. Красивый человек не может быть ленивым, глупым, жадным, трусливым, плохим товарищем и так далее. Раз тунеядец, всё — некрасив. В этом имеются отсылки к античному пониманию красоты и гармонии — καλοκαγαθ?α. Красота — это целый комплекс данных, в которых квадрицепсы — дело не первой важности, а если и первой, то вторым пунктом должно стоять служенье музам и профсоюзам. С другой стороны стиляг и прочих моральных вырожденцев в печати часто называли «красавчиками», мелькало понятие «чуждая нам красота». В СССР даже манекенщицы (носительницы не самого правильного мировоззрения) имели умные глаза и лишённые похоти лица.

  • Ирина Азер и Наталья Кустинская — актрисы с условно-западной, то есть сексапильной внешностью.То есть получалась интересная картинка — стиляжные навороты или, там, Мисс Америка считались не безобразными, а именно обладающими чуждой красотой. Обратите внимание — тунеядок и поклонниц западной моды всегда и неизменно рисовали этакими красотками (которые не красивы!). Мол, нам не нужна такая привлекательность. Обрушивались и на западные конкурсы красоты, как на некие выставки тела, сравнивали их с выставками собачьих пород. Ещё пара оборотов из указанного издания — «призванные будить грубую чувственность» (опять прилагательное «грубый»!) и «насыщенные нездоровой эротикой» (значит, имеется и здоровая!) У красивого человека могут быть грубые руки (он же созидает), но не должно быть желания смотреть на источники грубой чувственности. Секс был, но сексуальность была некомильфотна. На обложки журналов попадали девушки с простыми и чаще всего не накрашенными лицами. Их красота была не в изгибах тела, а в извилинах мозга или в тайниках души. Именно поэтому актрисы-красотки, вроде Кустинской или всё той же Светличной имели весьма ограниченный круг ролей.Интересная ситуация — красавицы, вроде Тереховой или Алфёровой, были востребованы. Актрисы с лицами «родом и народа» — тоже. А вот милашки из обоймы Брижит Бардо были аутсайдерами. Им было некого играть, кроме плохих девочек или западных секретарш. Итак, существовал официальный эталон внешности — созидающий человек. Главное — кто ты, а не какой ты. Западные типажи, как считалось, воздействуют на инстинкты, на нижние чакры, поэтому когда в СССР стали проводиться конкурсы красоты, то никто не понимал, из каких критериев следует исходить. Маша Калинина — не просто 90-60-90, она ещё и комсомолка, отличница, девочка из интеллигентной и полной семьи, теннисистка, знает испанский язык, etc…etc… Выбрать ночную бабочку, содержанку, секретаршу или даже стюардессу — немыслимо. Потому что в красивом человеке всё должно быть комильфо. Вместе с тем это был шок — вторжение западного типа внешности на страницы официальной прессы, где испокон веков царили розовощёкие доярки и многодетные матери, студентки-отличницы и высоколобые зав.кафедры с умными глазами и строгими юбками. А ещё советской женщине позволялось быть толстой после 30 лет и не выглядеть в 60 на 35. Западная красота казалась воплощением лоска — мы видели фотомоделей из привозных каталогов, певиц из диско-групп и шикарную тётку Маргарет Тэтчер. Опять же, в наших фильмах про тамошнее житьё-вытьё актрисы с Рижской киностудии старательно демонстрировали современный мейк-ап и от-кутюрный шик, даже если речь шла о безработных и обездоленных. Так, в кинокартине «Мираж» безработная героиня носит белый костюм со штанами-бананами, о котором в начале 1980-х мечтали все модницы. Остальные лузеры и аутсайдеры упакованы в джинсу и стиль сафари. Ага! — думали мы. На Западе все тётки — красавицы и даже нищенки накрашены, как Сандра Лауэр из группы ‘Arabesque’. А тётки там, как выяснилось, самые обычные, по сравнению с которыми любая Бурлакова Фрося — образец диоровского Нью-Лука. Но полузапретные плоды оставили свои семена — до сих пор люди полагают, что точёная стройность и вечная молодость — это признаки буржуазной цивилизейшн. А что получается? Именно самые оголтелые анти-совки постоянно поддерживают совковый же миф о западном стиле жизни…?!
  • Отрывки из фильмов, показывающие отношение к миру моды и к так называемой красивой жизни — либо глупо да безответсвенно, либо попросту преступно.

Метки:

Добавить комментарий