Перейти…

VGil journal

Архив

RSS Feed

24.10.2018

Версия: Как Михаил Мехмед-оглы Якуп развалил Советский Союз


Газета «Гюнеш» от 22 апреля 1989 года сообщала: «Михаил Сергеевич Горбачёв имел отцом Мехмета Якупа — турецкого военнопленного в России времён Первой мировой войны, а его мать была родом из молокан Красносельского района Армении. Когда Мехмет Якуп, взяв младшего сына Алексея, выехал в Турцию, мать вторично вышла замуж за воронежского крестьянина Горбачёва».

В турецком Интернете на тему отцовства советского генсека есть только следующий материал: «Бывший лидер русских Михаил Горбачёв однажды сделал такое заявление «Мой отец — турок». Проживающий в ильче Арабан (Газиантеп) корреспондент, услышав это заявление, вспомнил, что в одной из деревень Арабана проживает человек, который попал в плен в России, там женился и обзавёлся двумя детьми. Заинтересовавшись этим вопросом, корреспондент находит указанную деревню и разговаривает с его детьми. В беседе выясняется, что тот человек уже умер, но незадолго до своей смерти он рассказал своим турецким детям о русском ребёнке по имени Михаил. Женщины, поверив, что Горбачёв является их братом, начали плакать: «Наши братья пропадают на чужбине» [Deniz Baykal’in fistik bahcesi 17 Temmuz 2009//blog.milliyet.com.tr]. Новость произвела эффект разорвавшейся бомбы. В Турцию прибыли 4-5 русских журналистов, которых корреспондент из Арабана отвёл в ту деревню. Женщины, видя, что дело очень серьёзное, на этот раз пускаются в оскорбления: «как гяур может быть нашим братом!». Разочарованные журналисты уезжают обратно в Россию. Не менее разочарованный турецкий корреспондент допытывается у женщин, почему они отказались от своих слов. Ответ женщин делает эту историю похожей на анекдот: если Горбачёв действительно их брат, то доставшаяся в наследство от их общего отца фисташковая роща должна перейти к Горбачёву!

К сожалению, анекдотическая статья в блоге газеты «Milliyet» — единственная, которую мне удалось найти в турецком Интернете. Возможно, тема отцовства Горбачёва сейчас забыта или находится под запретом. Читатели, которые захотят провести более подробное исследование, должны изучить газетные архивы турецких библиотек и отсканировать нужные статьи за 1989 и 1995 годы. Сканировать нужно с качественным распознаванием текста, потому что на имеющейся в нашем распоряжении электронной версии газеты «Гюнеш» можно прочитать только заголовок «Келькитли Горбачёв», из которого следует, что отец Горбачёва был родом из городка Келькит. Кроме того, нужно просмотреть архивы турецких телеканалов и сделать цифровую видеозапись тех кадров, на которых запечатлена поездка Горбачёва в Турцию.

В апреле 1995 года Михаил Горбачёв и его жена по приглашению крупнейшего коммерческого банка «Япы Креди Банкасы» посетили Турцию. Знаменательно, что этот визит состоялся в восьмидесятую годовщину начала арестов армянской интеллигенции Стамбула. Сам Горбачёв признался, что его приглашали в Турцию с 1991 года, но «только сейчас он нашёл время». Ещё более знаменательно то, что после прибытия в аэропорт Ататюрка в Стамбуле, бывший советский лидер сказал, что он восхищается турецкими рабочими, потому что они построили в России много прекрасных зданий. Заявив, что эти здания являются архитектурными шедеврами, Горбачёв поспешил добавить, что он восхищается как турецкими рабочими, так и турками в целом [Gorbachev full of admiration for Turkey// TRKNWS-L Turkish Press Review April 25, 1995]. Свою первую пресс-конференцию в Турции Горбачёв начал со следующих слов: «Я первый раз в жизни в Стамбуле, в Турции, и поэтому благодарю банк «Япы ве Креди» за то, что моя мечта, которой не суждено было осуществиться во время моего президентства, наконец-то сбылась» [Номер-люкс с видом на Босфор//Труд, 27 апреля 1995]. В Турции Горбачёв провёл беседы с президентом Сулейманом Демирелем и спикером Хюсаметтином Джиндоруком, встретился с местной прессой, посетил исторические места, прочитал лекции в университетах Стамбула и Анкары (на ресурсе Youtube можно было посмотреть видеоролик под названием «Mikhail Gorbachev speaks at Bilkent University (28.04.1995.)», но позже его удалили). В 1997 году большинство текстов выступлений Горбачёва и фотографии, запечатлевшие его пребывание в Турции, были опубликованы в виде специального сборника.

То, что последний советский лидер был этническим турком, объясняет, почему Советский Союз был разрушен по натовско-турецкому сценарию 1955 года. Причём, реализация этого сценария на территории СССР осуществлялась в тесной координации с Западом. Известно, что армяне, как и сербы, один из немногих народов мира, для которых характерны русофильские взгляды. Поэтому одной из целей «перестройки» было намерение разорвать русско-армянские связи, сделать русских соучастниками азеротурецкой политики геноцида, а, армян, напротив, подтолкнуть к сепаратизму (в объятия «хорошего» Запада, требовавшего воссоединения Карабаха и Армении) и таким образом назначить «виноватыми» за развал СССР. В какой-то степени эта задача была выполнена. В России многие люди до сих пор искренне убеждены, что карабахские армяне при поддержке ЦРУ и армянского лобби США развязали первый кровавый межнациональный конфликт на территории СССР, который и привёл к разрушению государства. Но вот как было на самом деле.

В апреле 1955 года на Кипре вспыхнуло восстание. Греки-киприоты, возмущённые отказом правительства Британии признать за народом Кипра право на самоопределение, начали вооружённую борьбу против английских оккупантов. В Лимасоле, Ларнаке и Никосии начались демонстрации протеста, участники которых несли греческие флаги и скандировали: «Свобода! Независимость! Энозис!». Демонстрации были жестоко подавлены. Для борьбы с партизанским движением в горных районах острова англичане перебросили дополнительные силы из зоны Суэцкого канала, а также создали военизированные формирования из числа турок-киприотов. Это резко ухудшило отношения между греческой и турецкой общинами Кипра. В ответ на законные и справедливые требования греков-киприотов освободиться от англо-турецкой оккупации правительство Мендереса начало оголтелую антигреческую пропаганду, утверждая, что турки-киприоты подвергаются «гонениям» и «притеснениям». Турецкое телевидение, радио, газеты и журналы выступали с недвусмысленными угрозами в адрес Константинопольского Патриархата и стамбульских греков, численность которых составляла по разным данным от 65 до 100 тысяч человек. Председатель общества «Кипр — турецкий» Хикмет Биль, отвечая на вопрос о мерах, которые необходимо предпринять в случае нападения на турок-киприотов, сказал: «Наш ответ короткий и простой — в Стамбуле есть много греков» [Yeni Sabah, 20 Agustos 1955]. Таким образом, грекам намекали: «У нас, турок, есть греческие заложники в Стамбуле. Если вы продолжите борьбу за воссоединение Греции и Кипра («Энозис»), то эти заложники очень сильно пострадают». Греки-киприоты, действительно, продолжили борьбу за независимость, и тогда началось подстрекательство к погромам. Газета «Vatan» написала 28 августа 1955 года: «Турки-киприоты смело и бесстрашно встречают день резни». Однако «день резни» на Кипре прошёл без происшествий, и понадобилась другая провокация. 5 сентября 1955 года во дворе Дома-музея Ататюрка в Салониках, подаренного туркам греческим правительством, взорвалось какое-то устройство, едва разбив стёкла. Как позже выяснилось, подрыв произвёл 21-летний студент Октай Энгин, с помощью взрывного механизма, переданным ему турецкими спецслужбами. В Греции он понёс наказание в виде одного года лишения свободы, после чего был освобождён и переехал в Турцию, где начался беспрецедентный рост его карьеры. Сначала он стал руководителем Чанкая, одного из важнейших районов Турции, а затем — начальником отдела по политическим делам главного управления полиции. В 1971 году Энгин стал начальником Управления безопасности и 7 лет работал на этом посту. А в 1991 году его назначили губернатором провинции Невшехир. Но всё это было потом, а тогда средства массовой информации Турции умело раздули масштабы этого события («греки взорвали бомбу в родном доме отца всех турок»), спровоцировав турецкий сброд на кровавые погромы. Задолго до взрыва в Салониках газета «Istanbul Ekspres», издаваемая обычно тиражом в тридцать тысяч экземпляров, успела напечатать экстренный выпуск тиражом в 300 тысяч, которую члены общества «Кипр — турецкий», созданного и спонсируемого государством, раздали среди турецких жителей Стамбула.

Погромы были очень хорошо подготовлены и организованы. Дома, магазины и павильоны греков, армян и других национальных меньшинств заранее пометили цветными знаками или крестами, чтобы безошибочно ломать, грабить и поджигать. Погромщиков оснастили лопатами, железными ломами, кирками, канистрами бензина, списками адресов греков и армян, а также грузовиками и такси, которые развозили погромщиков по городу. В течение двух дней турки разгромили, сожгли и разграбили 80 церквей, 4.500 магазинов и лавок, 2.500 квартир и домов, 40 школ, из которых 32 принадлежали грекам, а 8 — армянам. Разрушению подверглись также фабричные и кустарные предприятия греков, которые находились на берегу Босфора. Многие станки, машины и инструменты были выброшены в пролив. На христианских кладбищах турки срывали плиты и памятники, вырывали из могил мертвецов и разрубали их на части, производя осквернение трупов. Более 200 женщин и девушек подверглись изнасилованию, а свыше 500 христиан были ранены, избиты и изувечены. Точное число убитых (некоторых находили сгоревшими в мешках) и без вести пропавших установить так и не удалось. Никакого расследования проведено не было, а правительство Мендереса предприняло огромные усилия, чтобы скрыть и замолчать факты погрома. Многие греческие и армянские семьи, разорённые и разграбленные после стамбульских погромов, были вынуждены ради собственной безопасности покинуть страну.

В Советском Союзе информация о стамбульских погромах подверглась жёсткому цензурированию. Небольшие заметки опубликовали газеты «Красная звезда» и «Известия», которые сообщили об «антигреческих демонстрациях, поводом для которых послужил взрыв в здании турецкого консульства в Салониках». Турецкие погромщики, насильники и убийцы в советских газетах были названы «демонстрантами», которые «с криками «Кипр — это турецкий остров» и вооружённые железными арматурами, громили и поджигали дома, магазины, церкви». О турецком происхождении взрыва в Салониках, о масштабности и дикости погромов, о насилии над детьми и женщинами, о вандализме на христианских кладбищах, о лживой антигреческой пропаганде в связи национально-освободительной борьбой Кипра против английских оккупантов — обо всём этом в Советском Союзе никто не узнал. Впрочем, советский человек был воспитан в духе «интернационализма» и «дружбы народов» и не смог бы понять смысл примерно такого сообщения: «Турецкие пролетарии, крепко сжимая своими мозолистыми руками лопаты, ломы, кирки и другие орудия труда, разрушили надгробные памятники, плиты и кресты, вытащили наружу трупы и скелеты, разрубили, растоптали и осквернили останки похороненных людей».

Однако надо отдать должное редакциям газет «Красная звезда» и «Известия», которые предоставили хоть какую-то информацию. Главная газета СССР и орган ЦК КПСС «Правда» вообще обошла стамбульские погромы гробовым молчанием. Позже, когда произошло ухудшение греческо-турецких отношений, «Правде» (или «Неправде»?) об этом пришлось написать и очень сильно изворачиваться: «госсекретарь США Даллес, опасаясь за судьбу военных блоков, в которых участвуют Турция и Греция, обратился с посланием к премьер-министрам обеих стран. В этом послании Даллес призывал «отбросить в сторону причины, порождающие разногласия и незамедлительно восстановить единство Северо-атлантического сообщества». Премьер-министр Турции Мендерес в своём ответе Даллесу выразил сожаление по поводу «событий 6 и 7 сентября» (дни, когда имели место в Турции антигреческие погромы. — Ред.). Мендерес заверил Даллеса в верности Турции Северо-атлантическому союзу и упрекнул Грецию в том, что она отказалась участвовать в манёврах НАТО» [Правда, 23 сентября 1955 года]. Бедная редакция газеты «Правда»! Скрыв от своего читателя информацию о погромах, ей всё-таки пришлось к словам Мендереса добавить в скобках «дни, когда имели место в Турции антигреческие погромы», а то читатель «Неправды», то есть «Правды», недоумённо пожмёт плечами и спросит: «А что, собственно говоря, произошло 6 и 7 сентября?»

Сокрытие информации о стамбульской резне христианского населения от простых советских людей, конечно, не означало, что советские партаппаратчики, в частности, заместитель заведующего Отдела агитации и пропаганды Ставропольского крайкома ВЛКСМ Михаил Горбачёв и сотрудник органов КГБ Гейдар Алиев о них ничего знали. Более того, уже в тот день, когда стамбульских христиан грабили, насиловали, резали, убивали, обливали бензином и поджигали, будущие руководители СССР и АзССР знали, какой советский город будет очищен от «инородного» населения по образцу Стамбула. Об этом свидетельствует следующая заметка: «Сумгаит, 6 сентября. (По телеф. от соб. корр.) Растёт и благоустраивается Сумгаит — молодой центр металлургической промышленности Азербайджана. За восемь месяцев этого года здесь сданы в эксплуатацию десятки новых жилых домов. Готовятся к сдаче ещё пять трёхэтажных зданий. Построена новая школа-десятилетка. Открылся хорошо оборудованный колхозный рынок. Сооружаются два кинотеатра, несколько домов культуры, медицинский городок и стадион. Идёт подготовка к строительству первой трамвайной линии» [Известия, 7 сентября 1955]. Итак, уже тогда азеротурецкой геноцидной нации указали мишень для атаки. Пробуждение хищнических инстинктов тюркского кочевника от политики «дружбы народов» наступило после прихода к власти Михаила Горбачёва.

После погрома в селе Чардахлу (декабрь 1987), карабахские армяне осознали, что азербайджанское руководство взяло решительный курс на вытеснение армян из НКАО и прилегающих территорий Северного Карабаха. До этого подобная тактика уже привела к этнической чистке армянского населения Нахичевани. Как следствие в Степанакерте и Ереване начались многочисленные демонстрации и митинги протеста, на которых люди скандировали: «Карабах! Миацум! Единение!». 20 февраля 1988 года областной совет НКАО принял резолюцию с просьбой о воссоединении Нагорного Карабаха и Армении. В ответ на законные и справедливые требования карабахских армян освободиться от советско-азеротурецкой оккупации Горбачёв направил из соседней Грузии в Карабах батальон мотопехоты 160-го полка внутренних войск МВД СССР и дал сигнал азеротуркам начать антиармянскую пропаганду и подготовку к погромам. Азербайджанские эмиссары наведались в Кафанский район Армянской ССР, и в результате их агитации несколько сотен азербайджанцев снялись с места и выехали в Азербайджанскую ССР. Сразу после этого в Агдаме, Сумгаите, Баку и других городах прошли антиармянские митинги. На этих митингах завербованные КГБ АзССР провокаторы рассказывали о прибывших из Кафанского района как об «изгнанных из Армении», которых якобы били, унижали и тому подобное. Агитаторы распускали слухи о якобы замученных азербайджанцах, изнасилованных женщинах, детях с отрубленными пальчиками. Всё это, естественно, было полной чушью от начала до конца, однако наэлектризованные толпы воспринимали всё за чистую монету. В этих условиях и произошёл так называемый «Аскеранский инцидент». Он очень подробно описан в книге Арсена Мелика-Шахназарова «Нагорный Карабах: факты против лжи». Вкратце его суть в следующем. 22-го февраля взвинченная антиармянской пропагандой толпа, вооружённая топорами, металлическими прутьями и камнями, громя всё на своём пути, двинулась из Агдама по направлению к расположенному километрах в пяти-шести по шоссе, на территории НКАО армянскому райцентру Аскеран. Возле Аскерана толпа была остановлена двумя сотнями армян с охотничьими ружьями и двадцатью милицейскими расчётами, состоявшими, в том числе, и из азербайджанцев. Тут и раздались роковые выстрелы. Двое из числа нападавших были убиты. Один предположительно был застрелен из охотничьего ружья. Точно установить не удалось, так как расследования не проводилось. О втором погибшем — Али Гаджиеве достоверно известно, что его в упор из пистолета застрелил неизвестный милиционер-азербайджанец, которого сразу же посадили в машину и увезли с места происшествия. Стрелявший, скорее всего, был переодетым в милицейскую форму агентом КГБ АзССР. Вполне возможно, что после своего «героического поступка» он сделал карьеру и был вознаграждён высшим государственным постом в Азербайджане, как в своё время Октай Энгин, бросивший бомбу в дом-музей Ататюрка в Салониках. В последующие дни азербайджанское телеграфное агентство Азеринформ, а вслед за ним — ТАСС, всесоюзное радио и телевидение передали информационное сообщение об убийстве двух азербайджанцев в результате столкновения между жителями Агдама и Аскерана. Как следствие, в Сумгаите на митингах зазвучали возгласы об «убийстве армянами азербайджанцев». К тому же на этот раз, в отличие от мифических «кафанских событий», наличествовали два трупа. 27-го февраля в Сумгаите тысячные толпы вновь вышли на антиармянские митинги и шествия, которые практически сразу же переросли в нападения на квартиры армян, убийства их обитателей, массовые погромы домов, объектов торговли, поджоги автомобилей. Молодые, здоровые и вооружённые до зубов парни от 14 до 25 лет с заранее составленными списками адресов проживавших в городе армян безнаказанно насиловали и убивали, грабили и поджигали дома — и всё это происходило в государстве, в котором господствующей идеологией была «дружба народов» и в котором властвовало всесильное КГБ. Как и в Стамбуле, погромы были хорошо организованы. На трубопрокатном заводе «молодого центра металлургической промышленности Азербайджана» заранее было изготовлено холодное оружие — заточенная арматура стандартной длины, топоры, большие ножи, заточки. «Новые жилые дома», о которых с таким восторгом писала газета «Известия» в день стамбульской резни, превратились в морги, залитые кровью армян, вместе учившихся со своими убийцами в «новой школе-десятилетке». Это был первый за всё время существования Советского Союза акт массовых расправ над «инородным» населением на территории, находящейся под полным контролем подразделений МВД и Министерства обороны СССР. Но как и их турецкие коллеги, власти Советского Союза предприняли огромные усилия, чтобы скрыть факты резни от мировой общественности. Оперативно, сразу после погромов были устранены следы преступлений: смывалась кровь и следы погромов во дворах, на улицах; уничтожались (сжигались и засыпались на свалке землей) разбитая мебель и иные выброшенные из квартир вещи, ремонтировались разгромленные квартиры. Чтобы затруднить установление точного числа жертв, трупы армян на грузовиках увозили в разные морги, в том числе в Баку и другие населённые пункты. Предположительно, в результате этнической чистки Сумгаита было убито более двухсот и изгнано около семнадцати тысяч армян. Сумгаитский погром стал ответом на принятые в Степанакерте решения, касающиеся административно-территориальной принадлежности НКАО. Практически все сумгаитские армяне имели карабахские корни и почти во всех свидетельствах о смерти жертв погромов, местом рождения убитых значился тот или иной населённый пункт Нагорного Карабаха. Таким образом, ситуация, при которой стамбульские греки стали заложниками борьбы народа Кипра за свою свободу и независимость, повторилась уже на территории Советского Союза.

Сходство между ситуациями «кипрский вопрос — стамбульский погром» и «карабахский вопрос — сумгаитский погром» настолько огромно, что не может быть случайным. И больше всего поражает двуличие и лицемерие нынешних российских коммунистов, которые сначала развалили Советский Союз по натовско-турецкому сценарию, а теперь корчат из себя «борцов против империалистического блока НАТО». В самом деле, о готовящихся антихристианских погромах в Стамбуле прекрасно были осведомлены правящие круги США и Англии. Они дали зелёный свет туркам, рассчитывая, что этот акт террора запугает греков-киприотов и сохранит английское господство на Кипре. Расквартированные в Измире сухопутные войска НАТО ничего не сделали, чтобы предотвратить антигреческие погромы в этом городе. 6 сентября 1955г., турки безнаказанно подожгли греческий павильон на территории международной ярмарки и здание греческого консульства в Измире, разгромили дома, принадлежащие греческим офицерам-сотрудникам штаба НАТО в юго-восточной Европе. Однако руководители США, Англии и Турции даже не выразили соболезнования пострадавшим и родственникам жертв стамбульской резни. Наоборот, госсекретарь США Даллес и турецкий премьер-министр Мендерес обрушились с издевательскими нападками на Грецию, обвиняя её в том, что она «подрывает единство Северо-атлантического сообщества» и «отказывается участвовать в манёврах военно-воздушных и военно-морских сил НАТО». Такая же ситуация повторилась в 1988 году. Имея от КГБ и МВД полную информацию о готовящихся погромах, Кремль не предпринял никаких реальных шагов для их предотвращения. Целых два дня погромы совершались на глазах войск, вооружённых холостыми патронами (!) и не имевших приказа защитить гражданское население (!!). Никто из руководителей СССР и журналистов-пуделей горбачёвского режима даже не выразил соболезнования пострадавшим и родственникам жертв сумгаитской резни. Наоборот, все совки обрушились с издевательскими нападками на власти НКАО, обвиняя их в том, что карабахские армяне «подрывают единство Советского Союза» и «отказываются участвовать в строительстве социализма». Поэтому напрашивается закономерный вопрос: какая разница между советско-азербайджанскими коммунистами и натовско-турецкими фашистами?!

18 июля 1988г. Президиум Верховного Совета СССР вынес решение, что Нагорный Карабах остаётся в составе Азербайджана. На транслировавшемся по телевидению расширенном заседании Президиума Горбачёв обратился к армянским депутатам со зловещим вопросом: «А вы подумали, что может случиться с двухсоттысячным армянским населением Баку?». То есть, армянам намекали: «У нас, азеротурок, есть армянские заложники в Баку. Если вы продолжите борьбу за воссоединение Армении и Карабаха («Миацум»), то эти заложники очень сильно пострадают». Те бакинские армяне, которые поняли этот намёк, поспешили уехать из города. Те, которые по причине своего возраста и состояния здоровья не смогли уехать или которым помешали покинуть Баку, стали жертвами погромов в январе 1990 года. Погромы проводились примерно по такому же сценарию, как в Стамбуле и Сумгаите, с той лишь разницей, что у погромщиков помимо адресов, где проживали, армяне, русские и смешанные семьи, также имелась подробная карта Баку, на которой крестиками были отмечены армянские квартиры и церкви. Количество жертв бакинской резни сегодня трудно подсчитать, поскольку армянских и русских беженцев из Баку поторопились разбросать по многим регионам СССР. И, тем не менее, можно говорить о нескольких сотнях убитых и тысячах избитых, искалеченных и изнасилованных. Вот одно из редких свидетельств резни в Баку 13-20 января 1990 года, данное русской беженкой: «Выломали дверь, мужа ударили по голове, он без сознания валялся всё это время, меня били. Потом меня прикрутили к кровати и начали старшенькую насиловать — Ольгу, двенадцать лет ей было. Вшестером. Хорошо, что Маринку четырёхлетнюю в кухне заперли, не видела этого. Потом побили всё в квартире, выгребли что надо, отвязали меня и велели до вечера убраться. Когда мы бежали в аэропорт, мне чуть не под ноги упала девчоночка — выбросили с верхних этажей откуда-то. Вдрызг! Её кровь мне всё платье забрызгала… Прибежали в аэропорт, а там говорят, что мест на Москву нет. На третьи сутки только и улетели» [Вячеслав Морозов. Белая книга России//Русский дом, №6 — 1998]. А ветеран спецназа ГРУ СССР Владимир Мамаев из Благовещенска свидетельствует, что в Баку они нашли канализационный колодец, доверху забитый трупами армян и русских [Амурская правда, 29 октября 2011]. Сокрытие этих фактов от советской и мировой общественности, а также отказ от проведения официального расследования также легко объясним. С точки зрения турецко-мусульманского мозга Горбачёва все армяне и русские — «гяуры» («неверные»), а так как убийство «гяура» не является преступлением, то проводить расследование нет смысла!

Ещё одним инструментом политики горбачёвского геноцида армян стал всесоюзный референдума о так называемом «сохранении СССР» (17 марта 1991). Накануне референдума в центральной прессе было опубликовано обращение Михаила Горбачёва, в котором говорилось: «Нагорно-Карабахская автономная область — неотъемлемая часть Азербайджана. Здесь действуют конституции СССР и Азербайджанской Республики… Так распорядилась история. И от этого никуда не уйдёшь». То есть, генсек ЦК КПСС как бы говорил азеротуркам: «вот, мы же позволили вам вырезать и изгнать армян из Сумгаита, Баку, Кировабада, Шуши, Шемахи, Шамхора, Мингечаура, Нахичевани и других мест. Поэтому если вы скажете «да» на референдуме, то мы позволим вам вырезать и изгнать армян из всего Карабаха». Сказано — сделано. 93,3% азеров проголосовали за сохранение СССР, и через месяц после референдума началась крупномасштабная военно-полицейская операция «Кольцо» по депортации армянского населения Ханларского, Шаумянского, Шушинского и Гадрутского районов Нагорного Карабаха.

Армянские сёла поочерёдно брались в кольцо внутренними войсками МВД СССР и армейской бронетехникой, поддерживаемой артиллерией и авиацией. Затем азербайджанские ОМОН и милиция входили в эти сёла якобы для «проверки паспортного режима», а на деле для убийств, разбоя, грабежа, поголовного террора против армянского населения с целью его деморализации и последующей депортации. С апреля по август 1991 года 24 армянские деревни были разграблены, некоторые из них были сожжены и стёрты с лица земли; хозяйства, дома и имущество присвоены грабителями. Были полностью ограблены и изгнаны с родных очагов около 7 тысяч человек. Вот свидетельство корреспондента «Московских новостей» Владимира Емельяненко, который прорвался в армянское село Геташен в дни депортации: «Напротив больницы колонну остановили и молниеносно окружили омоновцы, одетые в пятнистую форму. Я почувствовал себя пленным. Перед порогом дома валялись окровавленные трупы. У некоторых из них отрезаны уши, лица исполосованы до неузнаваемости. Почти у всех — рваная ножевая дыра в горле. Здание, изрешеченное пулями, пропахло смертью. В коридорах на полу и кроватях сидели и лежали люди, будто загипнотизированные. У одних прострелены руки, у других — ноги. У одного из мёртвых снят скальп, а живые, затравленные, смотрели в пустоту. Говорила только крохотная девочка. Она сидела у изрубленного на куски женского трупа и что-то бормотала, бормотала. Увидев военных, девочка застыла в немом крике» [Свидетельствую: в Геташене была бойня//»Московские Новости». 12 мая 1991]. То, что факты горбачёвско-гитлеровского геноцида армян в настоящее время изо всех сил замалчиваются, объясняется очень просто. Сталин и Горбачёв — единственные руководители Советского Союза, которые осуществляли массовые депортации народов. Но так называемая «сталинская депортация» чеченцев и ингушей представляла собой соизмеримый ответ на поголовное сотрудничество вайнахов с гитлеровскими оккупантами. Строго говоря, это даже не было депортацией. Чеченцев и ингушей разоружили, обеспечили продовольствием и медицинским обслуживанием, погрузили в железнодорожные эшелоны и отправили в долгосрочную туристическую поездку в казахские степи и киргизские горы. В Казахстане и Киргизии переселенцы получили в собственность отдельные дома (за счёт нового строительства и покупки пустующих помещений у местного населения), либо были устроены на жительство по месту работы, каждой семье бесплатно выдали скот и отпустили долгосрочные ссуды. В случае горбачёвской депортации карабахских армян ничего похожего на «сталинскую депортацию» не было и в помине. Депортацию армянских сёл Геташен и Мартунашен планировалось осуществить 24 апреля 1991 года! «То есть, в день, когда армяне отмечают день памяти жертв геноцида армян в Османской Турции: в 1915 году в этот день в Стамбуле и по всем турецким провинциям были арестованы и затем физически уничтожены сотни видных представителей армянской интеллигенции, политические лидеры, депутаты. Тем самым подчёркивался ритуальный характер «мероприятия» по депортации первых двух карабахских сёл. Однако 23 апреля при выдвижении колонны бронетехники к селу, военные из дислоцированной в Кировабаде 23-й дивизии 4-й армии перепутали дороги и стали выдвигаться в ложном направлении. Головная БМП перевернулась и скатилась в ущелье, были жертвы. Операцию отложили на несколько дней» [Арсен Мелик-Шахназаров. «Нагорный Карабах: факты против лжи»]. Тот факт, что Горбачёв назначил депортацию армянских сёл Геташен и Мартунашен на такую чёрную дату в армянской истории как 24 апреля, означает его намерение полностью уничтожить армянскую этническую группу на территории Карабаха, то есть, совершить геноцид. Горбачёвская депортация представляла собой пожизненное изгнание армян, с тех земель, на которых они проживали веками, и сопровождалась грабежом и сжиганием домов, скальпированием и расчленением трупов. И все прекрасно понимают, что на фоне людоеда с пятном на лбу предъявлять какие-либо претензии к Сталину просто глупо. А вот ещё один факт, свидетельствующий о преднамеренной политике уничтожения и изгнания армян со стороны Михаила Мехмед-оглы Якупа. На совместной пресс-конференции с французским президентом Франсуа Миттераном в ходе визита последнего в СССР 6 мая 1991 года советский лидер на вопрос о событиях в Геташене злобно высказался в том духе, что операция будет продолжена, и что подобным образом будет пройдено «село за селом». Данная фраза опровергает тезис о «врождённом кретинизме» Горбачёва, с помощью которого иногда пытаются объяснить его действия. Наоборот, абсолютно вменяемый военный преступник чистосердечно признаётся в своих преступлениях и намерении довести эти преступления до конца. Однако этому намерению не суждено было сбыться. В августе 1991 года у советской верхушки сдали нервы, и она попыталась «спасти СССР», создав ГКЧП. Так как все гекачеписты были зачинщиками и организаторами операции «Кольцо», президент Азербайджанской ССР Аяз Муталибов горячо приветствовал и поддержал путч ГКЧП, рассчитывая в обмен на свою лояльность усилить темпы депортации армян. Но, как известно, путч провалился, советские воинские контингенты оказались обезглавленными и деморализованными, и в результате этническая чистка против армянских сёл Карабаха подразделениями Министерства обороны и МВД СССР прекратилась.


Уважаемые читатели!

Большая просьба присоединиться к исследованию на данную тему.

Во-первых, нужно перевести на русский язык следующие документальные фильмы: Константиноуполе Септембриос 1955 (Греческая корпорация телерадиовещания, ERT) и Септембриана 6/9/2005 (греческий телеканал Mega Channel).

Во-вторых, просмотреть документальные фильмы Сумгаит, февраль 1988: обыкновенный геноцид и Баку, январь 1990: обыкновенный геноцид.

В-третьих, найти дополнительный материал по данной тематике, например, кадры кинохроники и фотографии кипрских событий 1955 года (борьба против англо-турецких оккупантов, реакция греков-киприотов на стамбульский погром и так далее). На основе обширного исторического материала создать документальный фильм, в котором показывались бы параллели между ситуациями «кипрский вопрос — стамбульско-измирский погромы» и «карабахский вопрос — сумгаитско-бакинский погромы».
Если вопрос о турецком отце Михаила Горбачёва довольно спорный и требует очень тщательного расследования, то с историческими параллелями всё предельно ясно. Любому здравомыслящему человеку понятно, что такие совпадения вплоть до мельчайших деталей не могут быть случайными. Вывод может быть только один: горбачёвско-гитлеровский режим разрушил Советский Союз по натовско-турецкому сценарию 1955 года. Тем быстрее мы признаем этот вывод как неоспоримый исторический факт, тем лучше. В противном случае мы снова наступим на те же самые исторические грабли, но на этот раз со смертельным исходом.

***

Метки: , , ,

Добавить комментарий