Перейти…

VGil journal

Архив

RSS Feed

16.12.2018

«Бог не Ерошка, видит немножко»


Моя маленькая личная борьба

Тут в последнее время все особенно активно делятся рецептами, как нам одолеть коррупцию, пронизывающую все наше общество и систему государственной власти. А у меня есть многолетний опыт моей маленькой личной борьбы с этим делом в отдельно взятой северокавказской республике. Перефразируя классика, скажу «в лета мои уж должно сметь свои суждения иметь».

Так совпало, что в государстве, где бал правят троечники, меня угораздило быть отличницей, что чаще всего подразумевает будущую материальную несостоятельность. А в сочетании с наличием совести… ну, сами понимаете. А если учесть, что папа мой – волжанин, а мама – из «псковских», то совсем уж становится грустно. Перспектив к «олигарховению» – 0! Не тот набор исходных. А еще, на свою беду, я хорошо знаю русский язык и отношусь к нему с уважением. А потому «равный меня» (а, может, и не очень) ездит с мигалкой, что не знает, что равным можно быть только «мне».


Сама не беру и другим не даю

Честно признаюсь, не знаю, как бы я поступала, если бы у меня были деньги на взятки, но у меня их просто никогда не было. Вот и получилось, что пришлось включать мозги, чтобы как-то украсить свою жизнь. Постепенно сложилась система жизни без взяток, которая работает. Сразу хочу оговориться, что моя профессия (журналист) открывает мне большее количество дверей и сокращает путь к цели. Однако утверждаю, что те же результаты я бы имела и не будучи журналисткой. Просто это отнимало бы больше времени. Все зависит от личных качеств и желания.

Несколько лет назад случилось мне прилечь в больницу. Жизнь в условиях социалистической действительности сделала свое дело. Здоровая цветущая тетка перестала быть таковой намного раньше, чем мечталось. В первое мое пребывание в стационаре, как я узнала позднее, меня лечили препаратами, которые не вредят, но и не особенно лечат. Мертвому, так сказать, припарки. Или «визьми боже, що нам не гоже».

На следующий заход в стационар я уже знала, что да как. Более того, сообщила, что собираюсь оформлять инвалидность. А как еще выживать в нашем государстве. Объективные показатели у меня имелись, но, как выяснилось, не это – главное. Поскольку я проходила лечение уже во второй раз, но ни разу не пошуршала хрустящей ассигнацией (как мне рекомендовали все знакомые), да плюс моя профессия – завотделением созвал «консилиум».

Меня подвергли всестороннему «осмотру», после которого я долго приходила в себя, поскольку девушка я эмоциональная и впечатлительная. Инвалидность, в итоге, я получила, не дав при этом ни одной взятки. Но… Не пожалев времени, я изучила всю законодательную базу, актуальную для меня. В наше время с этим проблем нет. Есть интернет, есть друзья, знакомые, которые не отказывают в помощи (как правило, консультативной) в случаях, которые вызывают затруднения. Надо просто сказать себе, что я – человек, и у меня есть достоинство. Вытирать об себя ноги я не позволю никому.

Шли годы и я узнала, что «хорошая» выписка из стационара стоит денег. Кому и сколько надо давать мне сообщали как болеющие, так и младший персонал, с которым к тому времени я уже крепко подружилась. Дошло до того, что теперь, когда я поступаю на очередной курс лечения, у меня спрашивают, «чего бы мы хотели». Я сообщаю набор препаратов, которые лечат, и имею их. В соответствии с нацпроектом «Здоровье» – бесплатно. Все остальные покупают лекарства за свои тощие пенсии. Я рассказываю гражданам, как нужно поступать, но они боятся осмелиться. А зря. Видела я и таких бабок, которые, не будучи никем, умели дать понять докторам, что их следует лечить должным образом. Значит, дело все же в личности.

Платим за то, что положено по закону

И ведь, что парадоксально! Взятки народ дает чаще за то, что и так полагается по закону. Вообще, в нашем отечестве в таких случаях работает одно правило: «не сходить с круга», достать, занудить чиновников и иже с ними, так, чтобы у них было только одно желание: дать вам то, за чем вы пришли, только бы вас никогда больше не видеть. Совестить их или пытаться взывать к исполнению тех обязанностей, за которые им зарплату платят, дело неблагодарное. Но можно приучить их к тому, что если вы пришли, то это автоматически означает «действовать будем по закону». И пусть кто-нибудь из них попытается оспорить этот тезис. Пойдем к руководству и далее по списку. И если нас таких станет много, «лед тронется».

Мой сын, когда сдавал выпускной экзамен по химии, рассказывал, какие кулинарные и прочие роскошества принесли те двое парнишек, которые, как и он, в качестве необязательного экзамена выбрали химию. Ему предстояло поступать в Военно-медицинскую академию, химию он любил, и подготовка была солидная. Принес «пять». Я говорю, а что ты принес на экзамен (он шел в тот день не от меня, а от бабушки)? «Знания», – ответ был коротким. И этого оказалось достаточно.

Друзья помогают мне, я отвечаю им тем же

Для того чтобы до конца быть честной скажу, что было несколько случаев, когда и я принимала подношения. Во времена работы в школе мимо этого было не пройти. Но… В течение очень короткого времени меня стошнило от этого. Чувство долженствования очень сильно ограничивает мой душевный комфорт. Будете смеяться, но душа мне дороже материальных благ. Денежки предпочитаю зарабатывать. Спокойно и честно. Мои родители были такими же.

С возрастом я перестала страдать иллюзиями по поводу усовершенствования всего человечества. Ограничилась наведением порядка в собственном окружении. Дружу только с порядочными людьми и счастлива. Среди них есть и судьи, и прокуроры, и врачи, и журналисты. Может быть, на них и заканчивается список честных профессионалов. Мне хватает. Более того, позволяла и позволяю себе роскошь не здороваться с теми, о ком точно знаю, что «берет» и хуже того – вымогает. Скажете – дура? Нет, человек будущего. Но и в настоящем я чувствую себя достаточно комфортно. И последователей имею. Мало, но с чего-то же надо начинать? Так почему не начать с себя?

И напоследок. С удовольствием помогаю друзьям, которые нуждаются в моей помощи. Составляю исковые заявления, сопровождаю их в суде, полиции и других учреждениях. Твердо знаю, что у боженьки там, на небесах – единая «канцелярия». Все дела «записываются» на одних дощечках. Есть такое понятие у кабардинцев «псапа», дань богу, доброе дело. Мне много в жизни помогали и помогают люди. Я отдаю свой долг другим.

И еще – много я видела богатеев, неправедными доходами живущих, болеющих и страдающих, умирающих. И никакие деньги им не помогают. «Бог не Ерошка, видит немножко». Это не слова, а объективная реальность.

Александра Сорокина

источник

Метки:

Добавить комментарий