Перейти…

VGil journal

Архив

RSS Feed

13.12.2018

Потомки дворян и коммунистов выстраиваются в очередь за сокровищами Нарышкин


На многомиллионный клад, обнаруженный на днях в особняке Трубецких-Нарышкиных в Санкт-Петербурге, уже объявились претенденты. Свою долю хотят получить и те, кто считает себя потомками Нарышкиных, и даже… радикальные коммунисты.

Дом № 29 по улице Чайковского в Петербурге, где недавно нашли сокровища, строился еще для прадеда Пушкина Ибрагима Ганнибала. В 1855 году его купил князь Петр Трубецкой. А после революции роскошные палаты в центре города стали коммунальной квартирой. Люди, жившие в особняке, даже не подозревали, мимо каких сокровищ ходят каждый день.


— При разборке перекрытий между вторым и третьим этажами было обнаружено помещение приблизительно два на два метра, не упомянутое ни на одном, даже дореволюционном, плане здания, — рассказывает представитель компании «Интарсия», ведущей реконструкцию, Александр Новиков. — По всей видимости, комната появилась при последней перестройке особняка архитектором Робертом Гедике и задумывалась именно как тайник. В XIX веке это было модно. В соседнем здании, особняке золотопромышленника Кельха, и вовсе было оборудовано тайное помещение с железными стенами — настоящая комната-сейф.

Помимо фамильного серебра Нарышкиных в комнате были также боевые награды, судя по документам, принадлежавшие ротмистру Сергею Сомову. Именно он был хранителем имущества Нарышкиных, покинувших Россию сразу после Февральской революции. Судя по датам на пожелтевших газетных листах, сокровища закладывались в тайник с марта по сентябрь 1917 года.

Сомов, также бежавший из России, скончался во Франции в 1976 году, унеся с собой в могилу секрет тайной комнаты. Наследников у него не было. Как нет и прямых потомков Трубецких-Нарышкиных. По словам члена Геральдического комитета при президенте РФ академика Игоря Сахарова, последним представителем этого рода стала дама, родившаяся уже в эмиграции в 1920-е годы и не имевшая детей. Тем не менее люди, считающие себя правопреемниками Нарышкиных, существуют. Один из них — Константин Петрович Федоров-Нарышкин, почетный адвокат России, президент Санкт-Петербургской адвокатской коллегии Нарышкиных.

— Тот, кто нашел клад, безусловно, должен быть вознагражден, но остальное — собственность наследников великого дворянского рода, к числу которых отношусь и я, и, например, мой родственник — спикер Госдумы Сергей Нарышкин, — говорит он. — Я готов отстаивать наши общие интересы в суде. Даже если сокровища представляют музейную ценность, нам должны выплатить достойную компенсацию.

Практически сразу о притязаниях на сокровища заявили и питерские коммунисты.

— Клад семьи Трубецких-Нарышкиных целиком и полностью принадлежит нашей партии и другим коммунистическим организациям, в уставе которых указано, что они являются преемниками РСДРП, — утверждает руководитель организации «Коммунисты Петербурга и Ленинградской области» Сергей Малинкович. — Уже на момент сокрытия клада все имущество Трубецких-Нарышкиных и прочих буржуев было национализировано решением законной власти — Петроградского совета рабочих и солдатских депутатов. По праву преемственности клад должен быть передан компартии, а мы, будьте уверены, потратим эти средства на благо трудового народа.

Впрочем, от таких претендентов государство наверняка отобьется без труда. Другой вопрос — какую компенсацию получат, и получат ли, люди, непосредственно нашедшие клад, то есть прораб и строители. По закону им полагается четверть стоимости клада. Но какой будет процедура оценки и выплаты, пока непонятно. Государство не привыкло к таким ситуациям.

Клады, правда не столь крупные и дорогие, в Петербурге находят регулярно. В прошлом году при аналогичных обстоятельствах был обнаружен мешок с серебряными монетами XVIII века, до этого — коллекция драгоценной посуды фабрикантши Марии Лихачевой, ныне хранящаяся в Эрмитаже. Но ни в одном из этих случаев те, кто непосредственно обнаружил сокровища, никакого вознаграждения не получили.

По словам научного сотрудника Института истории материальной культуры РАН археолога Петра Сорокина, профессионалам — археологам и реставраторам — вознаграждение за найденные ценности не положено. Поиск сокровищ для них работа, оплачиваемая зарплатой. Те же, кто ищет ценности «по-черному», свои находки предпочитают не афишировать: зачем делиться дивидендами, когда проще и спокойней все оставить себе?

источник



Follow VGil_tvit on Twitter

Метки: , ,

Добавить комментарий