Перейти…

VGil journal

Архив

RSS Feed

13.12.2018

Первые содрогания либерального генетического кода


Элитная тусовка, немного отойдя от выборов и их результатов, возобновила попытки как-то рационализировать в голове произошедшее. Однако теперь поэтические сравнения про «дельфинов и анчоусов» уже не годятся – этап самолюбования и чувства немотивированного превосходства прожит без остатка, и пребывать в нем и дальше могут только уж совсем экзальтированные личности.

Теперь требуется именно системное объяснение того, что произошло. Системное наукообразное обоснование собственного превосходства над окружающим народом — и, таким образом, легитимация дальнейшей деятельности по продвижению своих интересов и проектов вопреки воле большинства.

Спрос рождает предложение. Поэтому на интеллектуальном рынке появился новый продукт сгенерированный, как и концепция «дельфинов и анчоусов», рыжей головой гидры рукопожатности – Юлией Латыниной.

В своем новом труде «Голосование домашних эльфов» она, наконец, добирается до основ – до Чарльза нашего Дарвина и выдвигает интересную гипотезу. Те, кто голосовал против Путина на выборах президента – уже произошли от обезьяны, а вот те, кто голосовал «за» — ещё не произошли.

"Первый род избирателей был, в сущности, как декабристы. Болконские и Пестели, которые образованием, состоянием, статусом были обязаны царю, а потом вдруг захотели ещё и свободы, потому что человек, когда он уже произошел от обезьяны, начинает хотеть свободы.

Второй род избирателей от обезьяны пока не произошел и руководствовался древними биологическими инстинктами, предписывающими, к примеру, стае, в которой несколько петухов, всегда повиноваться тому петуху, у которого красный хохолок самый большой, или стаду шимпанзе повиноваться альфа-самцу. Что бы вам сказал забитый маленький шимпанзе, если бы вы попытались объяснить ему, что альфа-самец нечестно отбирает у него банан? Если бы он умел говорить, он бы ответил: «Я не допущу оранжевой революции».

Представим себе гипотетическое голосование в стаде шимпанзе. Два-три самых сообразительных самца, которые тоже претендуют на главенство, будут «против», а все остальные «за», причем чем жестче ведет себя альфа-самец или чем забитей данный конкретный член стаи, тем с большим чувством сопричасности он будет голосовать «за»".

(Источник: "Ежедневный Журнал: Голосование домашних эльфов")

Оставив в стороне тот факт, что нам предлагается любить за "свободолюбие" бета-самцов, претендующих на самом деле на статус альфы, но неспособных им быть — сосредочимся на другом. Я не смог пройти мимо столь искренних выражений симпатии ко мне и решил, что раз уж Юлия Леонидовна не отказала себе в удовольствии почувствовать себя Дарвином, то я пожалуй тоже себя ограничивать не стану и побуду Энгельсом.

Так вот: речь у нас сегодня пойдет о происхождении их и нас, как это было и чем закончится.

Эволюционная теория происхождения человека утверждает, что сходство людей и обезьян объясняется тем, что у обезьян и человека либо был общий предок, либо люди произошли от обезьян.

Однако обезьяны – не единственное животное, похожее на человека. Есть еще такое животное как свинья. Оно настолько схоже по некоторым параметрам с человеком, что свиные органы пересаживают в человеческий организм.

Как это возможно объяснить?

Позвольте, я вам предложу теорию.

Дело в том, что эволюция обезьян проходила в двух направлениях. Одни обезьяны продолжили жить в коллективах, стали строить из стай человеческое общество, начали прямо ходить, освободили руки для работы и заботы друг о друге. В результате они обрели культуру, перешли от присваивающего хозяйствования к производящему и таким образом произвели Первую Научно-Техническую Революцию, что привело к возникновению семьи, частной собственности и государства.

Другие обезьяны осознали себя надколлективной ценностью. Они стали исповедовать индивидуализм, который позволял им жить за счет остальных обезьян, присваивая себе результаты их труда. Присваивание труда происходило так – мутировавшая обезьяна говорила про остальных обезьян гадости, воспитывала в них чувство неполноценности, а потом требовала себя кормить в обмен на снисходительное одобрение.

В результате необходимость в прямохождении у этих обезьян отпала — и они окончательно опустились на четвереньки, умение говорить про ближних гадости атрофировалось до обычного хрюканья (куда более ёмкого и эргономичного), а развившийся талант много жрать как не в себя — привёл к генетическому ожирению. Так и получилась свинья.

В настоящий момент, в соответствии с моей теорией, происходит очередной виток разнонаправленной эволюции, в результате которого наш вид Homo Sapiens будет снова разделен на два новых: Homo Verus – Человека Истинного, атрибутами которого станут творчество и любовь к ближним, и Quasi-Homo Absumis – Как бы-Человек Потребляющий, атрибутами которого будут нечестная собственность и отчаянное диссидентство по отношению к Homo Verus с целью увеличения оной.

Полагаю, что в настоящий момент мы уже можем понаблюдать за первыми содроганиями нашего генетического кода. Неслучайно, кстати, могучая версия Юлии Леонидовны Латыниной появилась одновременно с сообщениями об открытии "генетически более способных к демократии народов", сделанном в штате Иллинойс.

источник

к теме: Где-то в головном мозге… учеными обнаружен ген либерализма.



Follow VGil_tvit on Twitter

Метки: ,

Добавить комментарий