Перейти…

VGil journal

Архив

RSS Feed

16.12.2018

Директор лондонского филиала Goldman Sachs восстал против политики Уолл-Стрит*


Оригинал взят у

Директор Goldman Sachs обвинил банк в «моральном банкротстве» и уволился

Директор европейского отделения по торговле деривативами банка Goldman Sachs Грег Смит подал в отставку, параллельно опубликовав в New York Times открытое письмо. В нем он обрушился с критикой на руководство крупнейшего инвестбанка мира, назвав директоров "моральными банкротами".
По словам Смита, гендиректор банка Ллойд Бланкфейн и президент Гарри Кон "перестали следить за внутренней культурой фирмы". Больше всего его возмущает пренебрежение руководства к клиентам, которых топ-менеджеры в личной переписке часто называли "кретинами".

Он рассказал, что бывал на встречах менеджеров по деривативам, где ни единой минуты не было потрачено за обсуждением как помочь клиентам. "Все содержание этих встреч сводилось к тому, как бы извлечь из клиента побольше денег", — добавил он. Смита удручает тот факт, что молодежь, работающая в банке, охотно перенимает такое отношение.

По словам Грега Смита, наилучший способ получить повышение в Goldman Sachs — это "впарить" клиенту неликвидные бумаги. Репутация компании в долгосрочной перспективе, по его словам, руководителей не интересует.

"Возможно, меня следует назвать ретроградом, но мне не нравится продавать своим контрагентам то, что нанесет им ущерб", — заключил он. По словам топ-менеджера, все эти факты и наблюдения четко показали ему, что пора уходить.

Грег Смит выполнял функции консультанта у пяти крупнейших менеджеров активов в США, восточноазиатских и ближневосточных суверенных фондов, а также двух крупнейших хедж-фондов мира. Он работал в банке в течение 12 лет, начав карьеру в качестве летнего стажера.
  

Почему я покидаю Goldman Sachs

Автор Грег Смит  Опубликовано: 14 марта 2012 

Сегодня мой последний день в Goldman Sachs. После почти 12 лет работы в фирме, сначала в качестве стажера летом во время учёбы в Стэнфордском университете, затем в Нью-Йорке в течение 10 лет, и сейчас в Лондоне, я считаю, что я работаю здесь достаточно долго, чтобы понять её суть, её культуру, её людей и ее идентичность. И я могу честно сказать, что окружающая среда сейчас куда токсичнее и разрушительнее, чем я когда-либо видел.

Если изложить проблему в простейшем виде, то интересы клиента продолжать быть в стороне от основного пути фирмы, которая работает и думает лишь о зарабатывании денег. Goldman Sachs является одним из крупнейших и наиболее важным банком в мире инвестиций, и это, также, неотъемлемая часть мировых финансов, чтобы можно было позволять себе продолжать действовать таким образом. Фирма свернула так далеко от того своего начального состояния, когда я пришел в неё прямо из колледжа так, что я больше не могу с чистой совестью говорить, что я отождествляю её с тем, что должно быть.

Это может показаться удивительным скептически настроенной общественности, но культура всегда была важной частью успеха Goldman Sachs. Она вращается вокруг совместной работы, честности, духа смирения, и всегда всё делать правильно для наших клиентов. Культура была секретом соуса, который сделал это место великим, что позволило нам завоевать доверие наших клиентов за 143 лет. Это была не просто о зарабатывании денег, что, лишь само по себе, не будет поддерживать фирму так долго. Это было что-то, что делается с гордостью и верой в организацию. Мне грустно говорить, когда я смотрю вокруг и… посмотрите, сегодня практически нет и следа той культуры, которая заставила меня любят работу в этой фирме уже много лет. У меня больше нет гордости или веры. 

Но это не всегда было так. Уже более десяти лет я работаю и веду наставничество кандидатов через изнурительный процесс интервью. Я был выбран в качестве одного из 10 человек (из более чем 30,000 работников фирмы), которые появляются на наших видео по набору, которые воспроизводятся в каждом кампусе колледжа, что мы посетили во всем мире. В 2006 году мне удалась «Программа летней стажировки в области продаж и торгов» в Нью-Йорке для 80 студентов, которые сделали исследование тысяч людей, что применяются и ныне. 

Я понял, что пора уходить, когда я осознал, что больше не мог смотреть студентам в глаза и говорить им, что это — самое лучшее место, где должно было бы работать. 

Когда в пишущейся ныне книге истории Goldman Sachs, они могут узнать, что нынешний главный исполнительный директор Ллойд К. Бланкфин и президент Гари Д. Коэн потеряли, не удержали культуру фирмы во время их руководства. Я искренне верю, что это снижение моральной стороны фирмы представляет собой лишь единственную, наиболее серьезную угрозу для его долгосрочного выживания. 

На протяжении моей карьеры я имел честь консультировать два крупнейших хедж-фонда на планете, пятерку крупнейших компаний по управлению активами в США и три из наиболее выдающихся государственных инвестиционных фондов в странах Ближнего Востока и Азии. Мои клиенты имеют общую базу активов более чем на триллион долларов. Я всегда воспринимал как высшую гордость консультирование своих клиентов, делая то, что я считаю правильным для них, даже если это означает меньшее количество денег для компании. Эта точка зрения становится все более непопулярной в Goldman Sachs. Является другим признаком того, что пришло время уйти. 

Как мы попали в это положение? Фирма изменила основы своего мнения о лидерстве. Лидерство раньше основывалось на идее подавать пример и делать правильные вещи. Сегодня, если вы заработали достаточно денег для компании (и в настоящее время это — не топор-убийца) вам будет предложено место в более высокой позиции влияния. 

Каковы три быстрых способов стать лидером? 

а) выполнение в компании, как говорят, «оси», которой является Goldman, убеждая клиентов инвестировать в акции или другие продукты, от которых мы пытаемся избавиться, потому что они не рассматриваются, как имеющие большой потенциал прибыли. 

б) на английском языке — «охотиться на слонов»: получить своих клиентов, некоторые из которых являются сложными, и некоторые из которых — не являются, торговать с любым, кто принесет наибольшую прибыль в Goldman Sachs. Зовите меня старомодным, но я не люблю продажи своим клиентам продукта, который не выгоден для них. 

в) ищите, сидя в кресле, где ваша работа заключается в торговле любыми неликвидными, непрозрачными продуктами из трех букв аббревиатуры. 

Сегодня многие из этих лидеров отображают культуру Goldman Sachs — фактор равный нулю процентов. Я посещаю совещания по продажам производных, на которых ни одна минута не тратится, чтобы задавать вопросы о том, как мы можем помочь клиентам. Всё лишь чисто о том, как мы можем сделать как можно больше денег от них. Если вы были бы пришельцем с Марса и сидели бы на одной из этих встреч, вы поверили бы, что успех клиента или прогресс не был частью мыслительного процесса вообще. 

Это заставляет меня быть не на высоте, как грубо говорят, заниматься клонированием своих клиентов. За последние 12 месяцев я видел как пять различных управляющих относятся к своим клиентам, как в "Маппет-шоу", иногда по внутренней электронной почте. …Не смирение? Я имею в виду, действие. Честность? Это разрушает. Я не знаю ни одного противоправного поведения, но почему люди не выходят за границы прибыльности ни на шаг даже в сложных продуктах для клиентов, даже если они не являются простейшими инвестициями, или даже теми, что наиболее и непосредственно связаны с целями и задачами клиента? Совершенно стандартно. И так, на самом деле, каждый день. 

Как не может руководство осознать простую истину, и это поражает меня: если клиенты не доверяют вам, так они, в конечном итоге, прекратят делать бизнес с вами. И неважно насколько вы умны. 

В эти дни, самый распространенный вопрос, я получаю от младших аналитиков о производных: «Сколько денег мы имеем с клиента»? Это беспокоит меня каждый раз, когда я слышу подобное, потому что это является четким отражением того, что они наблюдают у своих лидеров то, как и они должны себя вести. Сейчас проект 10 лет в будущее: Вам не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что младший аналитик, сидят тихо в углу комнаты и слушая «Маппет-шоу», про «разрыв глазного яблока» и о том, что пусть «платят безразлично как», уж точно не превратится в примерного гражданина. 

Когда я первый год был аналитиком, я не знал, где была ванная комната, или как правильно надо завязать шнурки. Меня учили всему, что было связано с обучением по-порядку, узнавал, что было производными, пониманию финансов, знакомили с нашими клиентами и с тем, что побудило их прийти к нам, узнавая, как они определили линию успеха и что мы можем сделать, чтобы помочь им добраться к их цели. 

Моей гордостью были моменты в жизни — получить, будучи выбран в качестве стипендиата Родса среди национальных финалистов, полную стипендию для переезда из Южной Африки в Стэнфордский университет, выиграв бронзовую медаль в настольном теннисе на играх Маккабиады в Израиле, известных как еврейские Олимпийские игры, — все пришло через упорный труд, без саморекламы. В Goldman Sachs сегодня стало слишком много саморекламы, но недостаточно достижений. Компания просто не даёт мне больше чувствовать себя в ней. 

Я надеюсь, что это может быть тревожным сигналом для совета директоров. Чтобы сделать клиента — центром вашего бизнеса снова. …Отсеять морально обанкротившейся людей, независимо от того, сколько денег они делают для компании. И воссоздайте еще раз деловую культуру, потому-что люди хотят здесь работать в соответствии с правильным мотивациями. Люди, которые заботятся только о зарабатывании денег, не удержат эту фирму, как и доверие своих клиентов достаточно долго.

http://www.nytimes.com/2012/03/14/opinion/why-i-am-leaving-goldman-sachs.html?_r=2&hp 

* Стадо на Улице или Скотство Уолл-Стрит



Follow VGil_tvit on Twitter

Метки:

Добавить комментарий