Перейти…

VGil journal

Архив

RSS Feed

10.12.2018

Женский взгляд с Кавказа… «Как вы-то живете среди НИХ?»


Женский взгляд с Кавказа на общие проблемы мог бы помочь нашим политикам увидеть страну глазами матерей

Словосочетание «Кавказская политика» в сознании многих людей ассоциируется с бюрократией кавказских республик, с кремлевской Администрацией, с клановой борьбой и войной с боевиками. Однако, определяющей силой в этой самой кавказской политике являются обычные люди – жители этого прекрасного края.

Их взгляд на то, что происходит в стране по многим вопросам, нам важен даже больше, чем мнение федеральных политиков. Особенно, когда это взгляд русских кавказцев, которым в адвокаты совершенно непрошено и необоснованно набиваются московские националисты. Оттого и нам хотелось бы поделиться своим женским взглядом на кавказские дела.

Кому Питер, кому Нальчик…
«Мы, конечно, здесь живем и хорошо живем, но…», – сказала мне мама, когда 25 лет назад я захотела вернуться к ней в Нальчик. После школы я уехала в Питер, закончила там университет и прожила 15 лет. Мама, урожденная ленинградка, считала, что Питер – это престижно, как теперь говорят, пафосно, а Нальчик – это игра на понижение.

А мне весь этот «город чужих людей» уже стоял, как кость в горле. Восприятие Питера совпадало с Достоевским. Мой маленький сын не вылезал из болезней, его папа вел себя, как человек с разрушившимися устоями. Никак, по отношению к нам.

Бесконечные черные дни зимой, очереди за всем, даже за хлебом, толпы серых, не очень добрых людей. При этом у меня всегда было много хороших друзей, и одинокой я не была. Помогали, как и чем могли, грех жаловаться.

В Нальчик я все-таки вернулась. Помню, приехали мы в пятницу. Сын болел. В поликлинику пошли в понедельник, а болезнь уже сама прошла. Просто от климата. Мой сын закончил школу в Нальчике и уехал в Питер. Но мне есть, за что быть благодарной этой земле.

Думаю, что если бы он рос там, все было бы намного хуже во всех смыслах слова. Тот пример поведения, который сын ежедневно имел перед глазами, не мог не дать результата. Другое дело, что Питер уже многое успел испортить, но все же… Социальная анонимность, когда тебя никто не знает и можно все, и ни за что не стыдно, делает свое дело.

Что неведомо «белым» петербуржцам

Среди моих многочисленных друзей русские – в меньшинстве. И я этого как-то не ощущаю на обыденном уровне. Все, с кем я тесно общаюсь, образованы, интеллигентны, порядочны, как правило, веруют. Мои друзья обогатили меня знанием местной культуры.

Когда я несколько лет назад уезжала в Питер и работала там три года (у нас тут с работой – беда), приходилось вступать в споры с «белыми людьми». Я не без гордости говорила, что при всем при том, я – богаче, потому что знакома с культурой, каковая им неведома.

А на вопли о том, что они – чернозадые, отвечала, что о таких белых …, какие у большинства из кавказских народов, многим из «белых людей» приходится только мечтать. И вообще – для меня существенно, какой человек. А национальность – дополнительная краска в палитре. Мне, к примеру, очень приятно, что здесь почитают старших (реально), всегда придут на помощь.

Периодически на улице приходится слышать: «Нормально себя веди!» Тот, к кому обращены эти слова, тут же сбавляет обороты, потому что знает, что значит «нормально» и знает, что его могут увидеть знакомые или знакомые знакомых, а потом расскажут его родственникам. А ему это надо?

Моя однокурсница, видя мои мучения в славном городе Питере во время моей трудовой эмиграции, как-то сказала: «Ты, когда говоришь «у нас», всегда имеешь в виду Кавказ, что ты здесь сидишь, уезжай к себе».

Я подумала, и правда, чего я страдаю, и уехала. И рада. В Питер наезжаю в гости. Да и то сказать, жить в Питере – все равно, что поставить раскладушку в Эрмитаже и делать вид, что тебе комфортно.

Если бы только не стреляли…

Ирина Василевская, моя подруга рассказывает о недоумении своей знакомой из Москвы: «При встрече она спрашивает меня, как мы на Кавказе живем среди НИХ?» Живем хорошо, а могли бы жить прекрасно. Знаем примеры, когда люди продавали здесь дома уезжали в Россию, а потом возвращались. Не приживаются.

Проблем хватает везде. Самое главное не надо кричать о Великом русском народе. Народ как народ, я считаю, что каждый народ велик, вне зависимости от численности. Нужно просто любить ту землю, на которой ты живешь, любить людей, которые живут рядом.

Моя подруга Ирина рассказывает своей московской знакомой, что у нас на улицах Нальчика нет пьяных, не увидишь курящих женщин. Наши дети учатся в школах, где учителя занимаются с детьми после уроков без денег. Наш участковый врач заходит к больным или пожилым людям, даже без вызова, просто проходя мимо, даже на 7 этаж без лифта, хоть это и трудновато. Оставила свой сотовый, звоните, если что.

Друзья Ирининого сына, после того как рассчитались за проживание в гостинице в Приэльбрусье были удивлены, когда хозяин вернул им по 500 рублей на такси до Нальчика. Вот так мы живем среди красивой природы, среди красивых людей. 28 лет назад, когда я сюда приехала, мне казалось, что я попала в Рай. Ничего не изменилось, только иногда в Раю теперь стреляют.

О политических провокаторах и экстремистах

Делимся с Ириной мнениями о Жириновском. «Кремлевский рупор и клоун», – говорит она. Можно было бы больше ничего не писать, если бы не его речи о судьбе русского народа. «Он собрался защищать русских? Только русские его об этом не просили». Нам всем пора уже всем защищаться от нашей Думы, от тех, кто там окопался и засел на долгие годы.

Думаю, что, не дай Бог, выиграл бы он выборы, не знал бы что со всем этим делать. А так очень удобно, как в том анекдоте, свою копеечку за непыльный труд имеет и хорошо. Опять же голоса у коммунистов оттягивает. Комфортно устроился и вряд хочет что-то менять в этой жизни.

Не может Ирина промолчать и об экстремистах: «Фашисты, террористы, скинхеды… для меня они все на одно лицо. Кто виноват, что такие выродки ходят по нашей земле? Думаю, что в равной степени семья и политики».

«Почему в нашем обществе есть правила, по которым за руль автомобиля нельзя сесть без изучения правил? – вопрошает она,- А вот рожать можно не задумываясь о том, что ты дашь своим детям». На данном этапе развития нашего общества эти бандиты, очевидно, очень выгодны власти, – считает она.

Мне почти в равной степени жаль всех молодых людей, кто бы они ни были по своим взглядам. Жаль, как матери. У них одинаково нет понимания того, как быстротечна жизнь и как неразумно расходовать ее на ненависть.

Опять же не осознают они, что жизнь человека, как говаривала моя бабушка, «не ими дадена, не ими и возьмется». А до осознания этих простых вещей доживают не все из них. Всякое насилие для меня лежит за рамками нормальности. Это не значит, что я сама – рыба бесхребетная.

Но я давно ответила себе на вопрос, в каком случае могла бы убить – только защищая чью-то жизнь. И то неумышленно. Однако полагаю, что человеку – на то и мозг, чтобы находить разумные решения. Любые экстремисты, как правило, собственным мозгом пользоваться и не пытаются.

О сокровенном

Есть у меня «молящийся» друг. Так в Кабардино-Балкарии называют правоверных мусульман, соблюдающих религиозные обряды. Как-то он мне говорит: «Прими ислам – хорошая религия». Я, будучи крещеной в православии, сказала, что пусть каждый сохраняет верность своей вере.

Это будет правильно. А Бог-то – он все равно един. Имен много, а суть – одна. Просто живи по совести, умножай любовь в своем сердце, вычищай из него всякую «чарноту», как-то так. Мой друг настаивать не стал, процитировал Коран – «нет религии по принуждению».

Кстати, моя крестная – православная осетинка. И крестилась я уже взрослой здесь, в Нальчике. А еще этот мудрый, хоть и молодой (мне годится в сыновья), человек сказал «богат не тот, у кого много, а тот, кому хватает» и добавил «ты богаче меня, потому что ты никому не должна».

Я сначала удивилась, потому что он – предприниматель. А потом поняла, что он имел в виду те кредиты, которые он вынужден брать на производственный процесс, а после реализации продукта – отдавать.

Как это все объяснить своим питерским и московским подругам – ума не приложим. Ведь, чтобы все это понять, надо прочувствовать, пожить, душами соприкоснуться с этим краем и с этими людьми. Это же то, чего нет ни в Москве, ни в Питере, где умами и душами повелевают Жириновский и уличные экстремисты. Впору уже нам спрашивать у своих подруг «Как вы-то живете среди НИХ?»

источник



Follow VGil_tvit on Twitter

копии швейцарских часов

Метки: ,

Добавить комментарий