Перейти…

VGil journal

Архив

RSS Feed

17.08.2018

Без вариантов: либо бандитский порядок – либо беспорядочный бандитизм


Оригинал взят у  

                Грядет ли диктатура?

В июне 1987 года КПСС взяла курс на реализацию того, что всегда было и остается полным антиподом как социализма, так и вообще современного мирового экономического уклада: на насаждение везде и всюду хозяйчиков, самостийных товаропроизводителей. Результатом такой политики КПСС стал останов всей экономической жизни страны, крах политической надстройки, раздробление на пятнадцать и более новых государственных образований. В 1991 году ставшую реакционно-утопической дюринговскую КПСС удалось свергнуть. В России, остававшейся на пепелище безумной реформы, к власти пришли сторонники уже не дюринговского «социализма», а так называемого «народного капитализма». Это позволило хоть как-то направить процессы повсеместного разворовывания общенародных богатств, ввести хоть какие-то правила такового разворовывания, установить хоть какой-то режим растащиловки — режим так называемой «ваучерной приватизации». Инициаторы последней, судя по всему, насчет теорий «народного капитализма» не обманывались. Они использовали эти теории в сугубо популистских целях. А сами либо изначально понимали, либо по ходу дела пришли к тому, что строить нужно никакой не народный, а просто капитализм.

                Но ведь это означало присвоение общенародной собственности очень узкой группой лиц! Возможно ли такое в условиях демократии, при наличии общедемократических свобод: свободы слова, свободы совести, свободы собраний, свободы шествий и митингов, свободы печати?

                И вот тут-то все без исключения разновидности приватизаторов, все без исключения сторонники дележек общенародной собственности, — все они без исключения от самого мелкого кооператора до самого крупного олигарха вставали перед неразрешимой дилеммой. С одной стороны, растащить общенародное добро без политических свобод, — с одной стороны, растащить без этого невозможно. С другой стороны, невозможно также и оставить за собой украденное у народа при сохранении политических свобод.

                В этой связи для меня, например, попытка введения ГКЧП не стала неожиданностью. Равно как и события октября 1993 года.                

                Да и то сказать: уворовать у общества страну, будущность, прошлое, имущество, собственность, работу, образование, медицинское обслуживание, бытовое обслуживание, — уворовать у народа все это и самодовольно лосниться от жира при сохранении демократических свобод, при сохранении свободы совести, слова, собраний, шествий, митингов… если кто считает такое возможным, то пусть он лучше попрыгает без парашюта – в этом случае у него шансов будет больше.

                После июня 1987 года наше общество было дважды беременно открытой, террористической формой господства приватизаторов и воровской мафии. Первый раз произошел выкидыш в августе 1991 года. Второй раз Россия родила-таки ублюдочное фашистское создание в октябре 1993 года. Изошедший тогда из чрева уродец прожил несколько недель. В течение этого времени часть газет были запрещены, в СМИ была введена жесткая военная цензура, в столице был введен комендантский час, на улицах господствовали фашиствовавшие патрули, занимавшиеся грабежами и издевательствами над инородцами и просто над любыми подвернувшимися им гражданами. Однако демократический потенциал российских народов привел к тому, что родившийся фашистский ублюдок вскоре прекратил свое существование. Демократические права в целом удалось восстановить уже к концу октября. Еще через несколько месяцев удалось добиться освобождения всех политических заключенных, попавших в тюрьмы в кратковременный период фашизации.

                В настоящее время есть признаки того, что Россия вновь на сносях. Можно ли сейчас ждать появления нового урода, новой попытки заменить демократические свободы военно-полицейской хунтой?

                Только безумцы считают, будто военно-полицейская хунта способна существовать сама по себе. Да, можно набрать десятки и сотни тысяч так называемых «внутренних» войск. Можно оснастить жандармерию резиновыми дубинками, свето-шумовыми гранатами, слезоточивым газом, водометами, стрелковым оружием с резиновыми и с боевыми пулями. Но кто это даст гарантию, что все это воинство станет почему-то защищать небольшую кучку ворья? Кто даст гарантию, что сие воинство не предпочтет просто взять и посадить еще с десяток ходорковских?

                Любой военнослужащий живет в обществе. И он очень восприимчив к тому, что видит и слышит. На том же Кавказе одни и те же военные в одних случаях терпели поражение за поражением, а в других случаях с блеском выполняли и перевыполняли боевые задачи. Потому что никто не полезет серьезно драться, не зная, за что и почему. А вот перед лицом реальной наглой агрессии Грузии в Цхинвале, выполняя благородную миссию спасителя женщин и детей от озверевших саакашистов, — при таком обороте те же самые войска выполнили свой долг безупречно и покрыли свои знамена славой.

                Таким образом, сама по себе хунта существовать в России не может. Ей для существования нужна социально-психологическая поддержка. Ей нужно определенное умонастроение в обществе. Ей требуется отработанная и действенная демагогия. Ей нужны охранители.

                Ошибется тот, кто отнесет к охранителям просто более обеспеченные слои населения. Вообще социально-классовый анализ нынешнего российского общества – дело очень трудное. Однако одно важное обстоятельство уже себя отчетливо проявило: прикормленный за счет политики залезания в иностранные долги так называемый «средний класс» отнюдь не горит желанием поддержать военную хунту. Но как социально-психологический тип охранитель в России все-таки существует.

                Этот тип многолик. Это, например, тот обыватель, который вдруг изрекает, будто он «устал от политики». При внимательном рассмотрении можно заметить, что практически каждый из таких «уставших» никогда политикой не занимался. Можно найти и более колоритные типы. Из тех, кому хорошо, когда другим плохо. Из графоманов эпистолярного жанра, то есть из маниакальных доносчиков. Из «имперцев», из антиленинских «сталинистов», из религиозных обскурантов, из ненавистников женщин (которым невыносима мысль о том, что женщины под одеждой голые). Из других лиц с сексуальными и иными отклонениями. Из начитавшихся концептуалистской литературы. Или вообще из поклонников Кургиняна, рыдающих об утраченном «нами» (а не ими!) «первородстве»…. О типажах можно говорить очень много. Но  здесь попытаюсь вычленить самое главное и самое существенное.

                Эта главная и эта существенная черта охранителя заключается в том, что он никого не охраняет. Он, наоборот, убежден, что все должны охранять его. Его покой, его мирок, его омертвелую душу.

                Если это понять, то станет ясно: предвыборный штаб Путина сейчас фактически работает против перспективы установления военно-полицейского режима. Возможно, этот штаб поступает так неосознанно. Но он стал пытаться призывать охранителя на митинги. Он даже побуждает и заставляет охранителя на эти митинги идти. Но из охранителя охранитель – как из собачьего хвоста сито. Он, охранитель, дополз бы до избирательных урн. Он, охранитель, проголосовал бы за власть. Потому что он пребывает в убеждении, что власть его охранит. А тут вдруг выясняется, что он сам должен охранять власть. А вот это уже новая ситуация! Потому что для охранителя власть, которую нужно охранять, просто немыслима. И такая власть ему не нужна.

                Политическая пассивность, пресловутая «усталость от политики», психология преклонения перед вождями — вот что могло бы подпереть военную-полицейскую хунту в России.

                В предыдущем материале из уст Удальцова прозвучала мысль, которая представляется мне исключительно важной. Своими словами и для себя я формулирую эту мысль так: сегодня противоречия между участниками якобы разнонаправленных митингов – мнимые! Все митинги так или иначе направлены против социальной пассивности, против политического иждивенчества, против «охранительства».

                Правда, пока что усилиями всевозможных политиков и ораторов насаждается представление, будто на какую-нибудь поклонную гору идут сторонники бандитского порядка, а на болотную площадь рвутся энтузиасты беспорядочного бандитизма. Да, наличные политики и «идеологи» действительно не придумали никакой другой альтернативы: либо бандитский порядок – либо беспорядочный бандитизм.  Однако есть ли это проблема народа – или это проблема того узенького слоя, который мнит себя «образованным», который сам себя относит к «элите»?

                Я думаю, что для народа это не проблема.  

***

к теме:
"Мы вами недовольны… Верните завод обратно!"



Follow VGil_tvit on Twitter

Метки: ,

Добавить комментарий