Перейти…

VGil journal

Архив

RSS Feed

17.12.2018

Хакамада: демократические команды погрязли в интригах и собственных амбициях.


Ирина Хакамада. Интервью эстонскому порталу delfi.ee:

Перед вашим приездом один комментатор высказался на нашем портале следующим образом: "Потерпела фиаско в политике, как ученый не состоялась, теперь подрабатывает на выезде". Что в этой характеристике, по-вашему, не так?

Формально — все правильно. Я ж не стала президентом. Но кандидат наук, по-моему, это все же ученый. Комментатор не прав в негативном отношении ко мне. С другой стороны, он имеет на это право.

На вашем сайте говорится, что из политики вы ушли, "разочаровавшись в политических реалиях, не став жертвовать своей принципиальностью". В чем конкретно разочаровались?

Я разочаровалась в командах. То, что власть выстроена по модели, которая меня не устраивает, я была и есть в оппозиции к этой системе, это же нормально. Мы же не можем требовать от власти, чтобы она сама себя передавала, сама модернизировалась. Власть модернизируется и лишается власти только под давлением гражданского общества и оппозиции. У меня претензий к власти нет. Но команды демократические настолько погрязли в интригах, собственных амбициях. Я пыталась и так и этак — ничего не получилось. И я поняла, что у этого поколения политиков больших перспектив нет. Другие политики вырастут тогда, когда уже мне будет делать нечего в политике.

Из этого следует, что в политике невозможно сохранять свою принципиальность?

Нельзя быть индивидуалистом. Политика — дело командное.

Такого, что вы остаетесь индивидуалистом, но все при этом смотрят вам в рот, не бывает?

Бывает, если вы смогли получить огромные деньги и этих денег у вас больше, чем у всех остальных. У меня их не было вообще никогда.

Имидж Хакамады-бывшего политика не вредит имиджу Хакамады-лектора?

Нет, не вредит. Наоборот, помогает, потому что очень многие люди приходят вначале просто на это имя, а имя раскрученное, и в России мой политический бэкграунд воспринимается как — или я люблю, или я ненавижу. Но и та, и другая стороны придерживается общей позиции — все равно уважаю, и мне интересно.

Восемь принципов от Хакамады: критерии успеха, качество личности в XXI веке, имидж и стиль, как успеть все, стая или белая ворона, интуиция как инструмент жизни, коммуникация в современном мире, стрессоустойчивость и как начать жизнь сначала. Вот о последнем можно подробнее, поскольку для множества людей в Эстонии это нынче, пожалуй, самое актуальное.

Надо всегда помнить — чем более неспокойное время, тем более оно успешное и эффективное для тех, кто умеют стать частью этого времени. Поэтому, чтобы избежать стрессов, нужно попытаться скопировать это время. Оно непредсказуемо — и вы непредсказуемы. Оно разбегается во все стороны — и вы разбегаетесь. Оно непонятное — и вы непонятны. Оно самодостаточно, живет само по себе — и вы самодостаточны. То есть надо расслабиться. У вас ничего не получается — не надо суетиться. Нужно выйти из этого потока хотя бы на сутки, отключить все и предъявить претензии не всему вокруг себя, а самому себе.

Мы живем в такое время, когда фактически работает более высокий порядок — порядок большого хаоса. Это математическая модель, русский ученый создал ее и получил за это Нобелевскую премию. В теории хаоса есть основной принцип: это — черное, это — белое в нормальной стабильной системе, а в нестабильной — черное, белое, а еще может быть какое-то другое. Дважды два может быть четыре. А может — пять, восемь, десять… Главное — захотеть и найти это решение.

Вы учите, как в современной России быть успешным, оставаясь свободным человеком. Это универсально для любой страны?

Конечно. Это универсальные инструменты для любого человека, в любой стране. Они связаны с технологиями формирования мира в себе. Все мои инструменты — это попытка создать свой собственный мир независимо от того, что предлагает внешний мир. Но это не медитация, не отключение от мира, не эскапизм, не обкуривание на Бали или Гоа, не уход в йогу и т. д. Это все чужеродное и не наше. А речь идет как раз о нормальном поиске самореализации, зарабатывания денег.

Вас обычно связывают исключительно с критикой России, в которой якобы все плохо, все не так. Хочется услышать, а есть ли что-то хорошее в России сегодня?

В России для меня хорошо то, что все говорят на русском языке и он является государственным. Мне это приятно. В России растет новое поколение, которое по-своему, может быть, с большой корректировкой с точки зрения интернета и новых технологий, все равно несет русскую культуру. Как, что хорошего в России? Она хороша уже тем, что это субъект и объект огромного культурного наследия, где ты себя чувствуешь органично, ты не чужой, ты свой, и от тебя зависит, изменится Россия в лучшую сторону или нет. Может быть, мы и критикуем, но мы при этом там живем. В России газа, нефти много, поэтому в квартирах тепло, никто не экономит.

Кто из российских политиков вам наиболее симпатичен и почему?

Конкретной личности нет. Но мне симпатичны все оппозиционеры, потому что они сопротивляются, бьются на улицах, их никуда не пускают, а они все равно бьются. На телевидении не могут появляться, только после митинга на Болотной, когда он собрал больше 100 тысяч человек, телевидение взяло пару интервью у Немцова, Рыжкова.

А вообще из известных людей?

Ну, их очень много. Цискаридзе. Кстати, тоже смелый, серьезно критикует реконструкцию Большого театра. Перессорился там со всеми. Являясь примой, звездой этого театра, рискует, но принципиально считает, что в Большом театре нужно наводить порядок.

Путин приглашал вас когда-нибудь на встречи?

Нет, как только я в 2004 году провела свою президентскую кампанию в оппозиции к Владимиру Путину, все закончилось. До этого, пока я была в истеблишменте, вице-спикером Госдумы, встречалась с Путиным.

Если бы пригласил, пошли бы?

Смотря, ради чего. Пошла бы ради темы "Россия после декабрьских выборов". Я, кстати, об этом написала. Владимир Путин выступил со своей президентской программой и пригласил к диалогу. И я, будучи колумнистом газеты "Известия", ответила. Если вы призываете к диалогу — о'кей. Я написала, что думаю по поводу его программы, по поводу сегодняшней модели власти, что нужно делать сегодняшней элите, чтобы красиво уйти со сцены, исторически запомниться позитивно, как передать власть другим и откуда они появятся. Ответа, конечно, не будет. Но я так и написала, что диалог смешной, виртуальный, но меня он устраивает, потому что я разговариваю не с Владимиром Путиным, я разговариваю с коллективным Путиным. Путин — это же не отдельная личность, это же смешно — предъявлять претензии Путину. Вот мне кажется смешным этот лозунг оппозиции "Сделаем все, чтобы Путина не было у власти!" В то время как это система власти, там есть группа товарищей, которые находятся на ключевых позициях, держат контрольный пакет акций всей России. Говорю — ребята, причем тут Путин? Ну, хорошо, убрали вы Путина, получили Петрова, которого они придумают и сформируют.

Разве можно представить себе в российской власти другую систему?

Конечно, можно. Что мы — уроды, что ли?

Быков, Акунин не пошли на встречу к Путину, а тот попенял — мол, хотят диалога, а, когда их зовут, не приходят.

Я думаю, что Владимир Путин сам виноват. Он же зовет во время предвыборных кампаний или после диких митингов. Если бы он вел диалог с оппозицией с 2000 года (он, кстати, его вел два года, а с 2002 года прекратил), то тогда это вошло бы в привычку — пойти к Путину и поговорить, передать информацию о том, что думает оппозиция. А поскольку все было блокировано и уничтожено, а потом, когда все стало плохо и тебя зовут, то понятно, что уже никто не хочет идти.

В июне прошлого года вы сказали: "То, что Прохоров за счет своей страсти и желания может перетащить партию за 7%, мне кажется, в этом есть резон. Потому что у него есть желание, у него есть страсть, у него есть деньги". Вы ошиблись.

Да.

Почему все же с Прохоровым так произошло?

Именно в силу страсти и в силу того, что он упертый и у него есть деньги, он уверен в себе и решил действительно преодолеть 7%. Поэтому взял людей, которые представляют в том числе и мягкий национализм. Ему в Кремле сказали не брать. Он сказал — нет, я пообещал и возьму. И как неопытный политик не смог развести эту интригу, и его просто уничтожили.

Что ж он так уперся, не убрал этих мягких националистов? Он что, глупый?

Неопытный. Что значит, глупый?! Ну, попробуйте завтра, пойдите туда и попробуйте поработать в политике. Это профессия, ей тоже надо учиться. Это со стороны так легко.

Теперь Прохоров баллотируется на пост президента России. Как это понимать?

Очень просто. У него же был конфликт с Медведевым. С Путиным у него конфликта не было, это такой альтернативный, мягкий проект, не конфликтующий с Путиным…

***
источник rus.DELFI.ee
автор Маргарита Корнышева
фото: mediaport.ua



Follow VGil_tvit on Twitter

Метки: ,

Добавить комментарий