Перейти…

VGil journal

Архив

RSS Feed

22.10.2018

Пришла пора понять, что потеря Ирана чревата самыми гибельными последствиями для России


Военное руководство США заявило, что примет силовые меры, если Иран попытается заблокировать Ормузский пролив.
В интервью одному из американских телеканалов министр обороны США Леон Панетта заявил: "Наша позиция чрезвычайно ясна — США не будут мириться с перекрытием Ормузского полива. Эта та красная черта, которую нельзя переходить, и мы ответим на это".

Такая реакция была вызвана неоднократными заявлениями руководства Ирана о том, что в случае принятия санкций в отношении его нефтяной промышленности, Ормузский пролив, считающийся главным транспортным коридором, через который нефть, добываемая в странах Персидского залива, поставляется за рубеж, в том числе и в США, будет перекрыт.

О том, насколько вероятен конфликт США и Ирана, а также, о том каковы будут его последствия для стран региона и для России, рассказал генеральный директор Центра изучения современного Ирана Раджаб Сафаров.

Вопрос: Мы действительно стоим на пороге войны, или ситуация еще не прошла точку невозврата?

Раджаб Сафаров: На самом деле сейчас отношения между США и Ираном обострились настолько, что мы можем говорить о неком пике противостояния. Такого не было еще никогда. Это предел, и сейчас любая искра может вызвать большой пожар, в котором погибнут не только тысячи людей, но и целые государства. Эта война, если она, не дай Бог, начнется, будет не просто конфликтом региональным. Это будет пролог к конфликту глобальному. То, что в воскресенье заявил министр обороны США Леон Пенетта, на самом деле является продолжением хорошо спланированной стратегии Соединенных Штатов, а также некоторых европейских стран и Израиля. Они уже давно стараются оказать максимальное психологическое, политическое, и торгово-экономическое давление на руководство Ирана. Несложно предположить, что, управляя мировыми СМИ, эти страны легко создадут "международное общественное мнение", которое, конечно же, будет не на стороне Ирана. Но я хочу заявить, что на самом деле у официального Тегерана нет никаких намерений блокировать судоходство в этом районе, поскольку в Иране хорошо понимают, что даже самая минимальная блокада нефтяных поставок может привести к серьезным экономическим трудностям в целом ряде государств, включая и сам Иран. Власти исламской республики не заинтересованы в эскалации конфликта, в своем собственном регионе, но внешние силы вынуждают Иран к каким-то резким движениям. Официальный Тегеран не может не реагировать на провокации и резкие заявления иранских государственных чиновников и дипломатов являются некой защитной реакцией. Односторонние санкции являются вопиющим нарушением международного права, и нарушают уже принятые резолюции Совбеза ООН. Иран не собирается с этим мириться. Однозначно ответить на вопрос, будет или не будет военное столкновение пока нельзя, но ситуация остаются очень напряженной.

Насчет долгосрочной стратегии США, которые будут использовать любую ситуацию, чтобы сделать Ирану "больно", с Вами трудно не согласиться. И все же до последнего времени американцам и их союзникам не удавалось выйти на открытое противостояние с Ираном. В чем нюансы нынешней ситуации?

— Такие нюансы действительно есть. У Ирана имеется достоверная информация, что монархии Персидского залива и арабские государства, которые экспортируют энергоресурсы на западные рынки, достигли некоторых договоренностей с американцами о том, что если против исламской республики начнут действовать новые санкции и поставка нефти из Ирана будут прекращены, то они компенсируют потери, и технические возможности для этого есть. При этом цена таких поставок будет в два раза ниже биржевых цен. Речь идет о 2,4 миллиона баррелей в день. То есть за этой эскалацией стоит банальная экономическая сделка. Почему страны Персидского залива ведут себя именно так, а не иначе? Ни для кого не секрет, что политическая система, которая сейчас существует в Иране, является предметом мечтаний для многих государств региона. Народы арабских стран очень хотят быть такими же самостоятельными и независимыми, как иранцы. Они хотят, что их государства не были подконтрольны США и управлялись прозападными марионетками. Пока Иран самостоятелен, он будет фактором раздражения. Это политико-экономический фактор. Но есть еще и религиозный аспект. Страны вокруг арабского Востока населяют мусульмане — суниты, а Иран — шиитское государство. Естественно, соседи Ирана заинтересованы в его ослаблении не только в регионе, но и во всем исламском мире. Но войны они по большому счету не хотят, потому что знают, что технически Иран способен в одночасье разрушить нефтегазовую структуру этих стан, если они послужат плацдармом для американской военной операции.

Давай более подробно рассмотрим эту ситуацию. Если США все-таки решатся на удар по Ирану, какими могут быть последствия для региона?

— У Ирана достаточно сил и средств, чтобы потопить любое судно в Ормузском проливе — он достаточно узок, а у Ирана достаточно мощный военно-морской флот и технологии, по которым производятся торпеды, считаются одними из лучших в мире. По таким характеристикам, как скорость и шум, они значительно превосходят американское оружие и тем более российское. Кроме того, иранские морские мины также изготавливаются по новейшим технологиям, и обнаружить их будет очень сложно. Думаю, они способны подрывать даже эсминцы. К тому же иранские ракеты долетят до пролива из любой точки страны, а быстро развернуть эффективную противоракетную оборону в регионе у США и их союзников не получится. Над американцами дамокловым мечем висит вопрос – а если война затянется? А если будут потоплены десятки судов – военных и гражданских? А если эта война усилит мировой экономический кризис? А то, что это случится, несомненно. Экономические трудности так или иначе возникнут у очень многих стран, поднимется шумиха, многие страны будут предъявлять претензии США, поскольку многим ясно, что именно они спровоцировали Иран на жесткие действия, но не смогли быстро решить поставленную задачу. Вероятно, причинив максимальный ущерб Ирану, США все-таки пойдут на попятную и не будут втягиваться в полномасштабную войну.

— А что будет с иранской ядерной программой?

— Если Иран не позволит разрушить инфраструктуру, то думаю, что после того, как США обломают зубы в Ормузском проливе, им и Западу в целом придется признать, что ядерная программа Ирана не носит военной составляющей, и тогда мирный атом в Исламской Республике будет развиваться легально. Вообще если Иран с минимальными потерями выйдет из военной кампании, а шансы на это высоки, то он так или иначе будет признан региональным лидером всеми. Для арабских государств это ничего хорошего не сулит. Они будут вынуждены налаживать хорошие отношения с Ираном, поскольку от этого зависит их нефтяной экспорт.

— А как действовать России в этой ситуации?

— Россия никак не заинтересована в военном конфликте. Если предположить, что Иран станет подконтрольным США, то это станет для России настоящей геополитической катастрофой. Все страны Центральной Азии моментально переориентируются на Вашингтон. Закавказские государства – Грузия, Азербайджан и, возможно, даже Армения окажутся в НАТО. На Каспии появится американский флот, а российский флот будет прижат к Астрахани. Энергоресурсы Средней Азии и Кавказа напрямую будут выведены на Европу и про роль России никто не вспомнит. На территории Ирана появятся десятки баз, которые будут готовить террористов и объектами их атак станут Россия и страны ближнего зарубежья. Переориентация Ирана с пророссийской на прозападную сулит нашей стране немало других бед. К сожалению, нынешнее руководство России некоторыми своими шагами давало понять, что не видит очевидных угроз для своих геополитических интересов. Но пришла пора понять, что потеря Ирана чревата самыми гибельными последствиями для России, и сделать соответствующие выводы.

Сергей Ганьжин

источник iran.ru



Follow VGil_tvit on Twitter

Метки:

Добавить комментарий