Перейти…

VGil journal

Архив

RSS Feed

19.06.2018

Руководство Большого театра страшно гордится, что теперь в каждой гримерной есть душ


Оригинал взят у  

За какие высказывания началась травля Цискаридзе

Николай Цискаридзе сообщил прессе, что 15 декабря был уведомлен о том, что его договор о педагогической работе в Большом театре может быть прерван в связи с тем, что он работает на полставки, а есть кандидатура педагога, который может занять должность на полной ставке.  Николай  Цискаридзе рассказал, что, возможно, обратится в профсоюз, но уже понятно, что бороться в Большом театре за свои права очень сложно.

Итак, а за какие же слова о театре после реконструкции стал неугоден администрации Большой Артист?

(из интервью "КП", Николай Цискаридзе)

…Хочу, чтобы все меня поняли. Господа, я не оппозиция, я часть этого великого названия – Большой театр. Мне посчастливилось 20 лет быть на первых ролях, и теперь не знаю, сколько мне еще останется после всего того, что я скажу. Но я не хочу, чтобы меня обманывали, и главное, обманывали зрителей.

 Реконструкция Большого — это одно большое недоразумение. А то, что сделали в Большом для артистов — просто чудовищно…

…Руководство театра страшно гордится, что теперь в каждой гримерной есть душ. Раньше этого не было, это правда. Но что, например, мешало сделать в гримерных окна? Понимаете, артист находится в театре по 12 часов в день, в одной гримерной сидят по 14 человек. Представляете, какая там душегубка по вечерам? Причем смешно, как нам объясняют отсутствие окон — мол, свет помешает накладывать грим. Но это утверждение показывает некомпетентность тех, кто проводил реконструкцию.

 Любой человек, мало-мальски знакомый с устройством Большого знает, что гримируемся мы в специальном цехе, а гримерки используются для подготовки перед выходом на сцену и отдыха между репетициями…

…Если говорить о закулисной части, то там положили кафельный пол, хотя раньше там лежал паркет. Большой строили гениальные люди, они знали, зачем они это делали.

 На кафеле балерины постоянно падают, уже случились несколько довольно серьезных увечий. Во-вторых, пол теперь холодный, это тоже опасно для любого артиста, который выступает практически босиком. Новые репетиционные залы — катастрофа. В них невозможно поднять балерину, чтобы она не билась головой о потолок…

…Когда мне говорят, что потрачено дикое количество денег на золото, я хочу увидеть именно золото. Если честно, я точно знаю, где какое золото было, где какая ручка была, где какая лепнина была.

 Потому что я, как миллионы детей, которые учились в хореографическом училище, сидел везде, где можно. Мало того, меня очень много снимали на камеру в Большом театре. И, в принципе, можно поставить старые видеозаписи, показать, что вот здесь все было совсем не так.

Допустим, в зрительном зале между ложами есть барьеры, а за барьерами стоят колонны. На этих колоннах сзади был орнамент из гипса, который был покрыт сусальным золотом, и рамка тоже была из сусального золота. Теперь там из пластмассы сделана форма золотого цвета, приклеенная на клей ПВА. Куда делось золото, я не знаю. Но главное, что любой желающий может все это потрогать и убедиться, что это фальшивка. Мало того, каждый может увидеть  зазор между приклеенным «золотом» и стеной. Когда я с этим столкнулся, был шокирован…

…Я очень люблю Москву, люблю Большой театр, я ради этого когда-то в Советском Союзе заставил маму сюда переехать. Для меня главное, чего я добился в своей жизни — это право называться артистом Большого театра.

 Когда я шел в Большой театр, меня очень многие отговаривали, говорили, что у меня никогда ничего не получится. А потом один мудрый человек сказал: «С твоей фамилией тебе вообще не стать никем». Когда спустя не очень большое количество времени мою фамилию очень четко стали произносить на улице, я перестал переживать из-за чего бы то ни было вообще. Ну не пригласили на гала-концерт. И кому от этого хуже?..

…Мне очень мягко объяснили, что теперь мне надеяться вообще не на что… Сам я уходить никуда не собираюсь, а у  администрации театра нет ни одного повода, чтобы уволить меня. Хотя они, конечно, предпринимают какие-то действия. Объявили вот мне выговор за какой-то пустяк. Собирают подписи у педагогов Большого за мое увольнение.

 Но ровно в такой же ситуации в свое время оказались Лиепа и Вишневская — против них тоже собирали подписи. Приятно, согласитесь, когда твое имя стоит рядом с такими титанами.

***



Follow VGil_tvit on Twitter

Метки: ,

Добавить комментарий