Перейти…

VGil journal

Архив

RSS Feed

10.12.2018

Человек недели: Владимир Антонов


Главе «Конверс Групп» Владимиру Антонову в последнее время не везет в бизнесе: его заставили продать пакет акций производителя спорткаров Spyker, отказали в покупке шведского Saab и английского футбольного клуба «Борнмут», а в Литве и Латвии закрыли принадлежащие ему банки. Крах крупнейших кредитных учреждений стран Балтии позволил журналу EUROMAG признать Владимира Антонова Человеком недели.

17 ноября власти Литвы объявили о национализации пятого по величине банка страны Snoras, 68% акций которого принадлежали российскому бизнесмену Владимиру Антонову. Судя по всему, решение было принято на самом верху: президент Литвы Даля Грибаускайте заявила, что претензии к Snoras обоснованные, так как «в начале этой недели в течение двух дней значительно ускорился вывод денег из Литвы».

Какие суммы были выведены и куда, президент Литвы не пояснила. Как, впрочем, и неизвестно до сих пор, что власти страны дальше планируют делать с банком и деньгами его вкладчиков. Премьер-министр Андрюс Кубилюс лишь ограничился фразой, что положение Snoras «сложнее, чем казалось ранее».
Спустя всего четыре дня после событий в Литве в соседней Латвии власти страны остановили деятельность крупнейшего банка страны Latvijas Kr?jbanka, основным акционером которого является литовский Snoras, а следовательно, и Владимир Антонов. «Решение [об остановке работы Latvijas Kr?jbanka] принято на основании констатации недостачи средств в банке», – заявили латвийские власти.

Совладелец двух закрытых банков Владимир Антонов теперь самая обсуждаемая фигура не только в Прибалтике, но и в Лондоне, где его в четверг вечером задержала полиция. Предполагается, что если задержанный не заявит, что он подвергается преследованиям за свои политические взгляды или из-за сексуальной ориентации, процесс экстрадиции его в Литву произойдет в ближайшее время.

Банковским бизнесом Владимир Антонов стал заниматься с 23 лет – именно в этом возрасте молодой человек впервые стал владельцем собственного банка. Антонов не скрывает, что деньги на покупку банка дал папа. Это произошло почти сразу после дефолта 1998 года.

В начале 90-х семья Антонова переехала в Москву из Таджикистана, где отец молодого человека работал на предприятиях атомной отрасли. Но сыну пришла пора поступать в вуз. Владимир сначала поступил в Московский инженерно-физический институт, однако бросил его, так и не получив диплом, – слишком уж хотел заниматься собственным бизнесом, ради чего перевелся в банковский колледж. Окончив его, будущий миллиардер работал операционистом в Сбербанке, а потом в Лефко-банке.

Получив контроль в 1998 году над Академхимбанком, Антонов говорил, что это был не банк, а «всего лишь рублевая лицензия», так как после кризиса в балансе банка была огромная дыра: часть его средств сгорели в ГКО. Во сколько Антоновым обошлась «лицензия» – точно неизвестно, но вопрос, как 23-летний человек стал владельцем банка, интересовал многих.

Сам предприниматель говорит, что «входной билет» на банковский рынок в то время стоил очень дешево, а деньги у семьи были. Антонов-старший в Москве занимался торговлей. «Торговал всем, что можно купить и продать», – уклончиво заверяет он, вспоминая то время.

Впрочем, первый банковский опыт Владимира Антонова был не совсем удачным. Он хоть и вывел Академхимбанк в сотню крупнейших банков России, но дальше конкурировать с другими кредитными учреждениями не смог. Более того, в 2004-м ЦБ отказался принять банк Антонова в систему страхования вкладов.

Антонов решил, что гораздо проще покупать уже устоявшихся игроков с солидной репутацией. Он становится собственником Конверсбанка. А затем выходит на иностранные рынки – в Литве купил банк Snoras (бывший литовский Сбербанк), а в Латвии – Latvijas Kr?jbanka (бывший латвийский Сбербанк).

К 2007 году отец и сын Антоновы уже владеют семью банками в России – московскими Конверсбанком, Конверсбанком-Москва (экс-Академхимбанк), Интерпрогрессбанком, калининградским Инвестбанком, екатеринбургским Гранкомбанком, красноярским «Енисеем», Воронежским промышленным банком. В рейтинге того года журнал «Финанс» оценивал состояние Владимира Антонова в 300 млн долларов.

Но сейчас семья распродала все свои российские активы. Последний – Инвестбанк – Антонов продал в марте этого года. Избавляться от российских активов он начал в 2009 году – тогда в марте в Москве было совершено покушение на отца Владимира Антонова Александра. Он получил пять огнестрельных ранений, но остался жив. Ранен был и его охранник.

Все же мировую известность Владимир Антонов получил не как банкир. Он владел почти 30% акций голландского автопроизводителя Spyker – это небольшое автоотелье, которое выпускает в год несколько десятков очень дорогих спортивных машин. После кризиса 2008 года, когда в США обанкротился концерн General Motors, Spyker решил купить у GM шведского автопроизводителя Saab.

«Возможность купить такой бренд [Saab] появляется раз в жизни. Этот шанс нельзя было упускать. Кроме того, менеджеры Saab, когда узнали, что GM будет продавать компанию, составили свой собственный план по выводу предприятия из кризиса. Очень хороший план, на мой взгляд», – объяснял журналу Forbes свое желание Владимир Антонов.

Причем планы на шведскую марку у Антонова были очень серьезными. Он хотел запустить в Калининграде сборку Saab специально для России. По цене такой автомобиль конкурировал бы с Ford Focus, а по размеру – с Mondeo.

Но перед самым подписанием сделки с General Motors разразился скандал. Шведский таблоид Dagens Industri посвятил Антонову огромный материал, в котором российского бизнесмена обвинили в связях с криминалом. Все было в лучших традициях жанра: Антонову приписывали отмывку денег, незаконные финансовые операции, связи с мафией и т.д.

«Мы проводили собственное расследование. И как оказалось, девушка, которая писала эту статью, – фрилансер, которая вообще до этого времени никогда к автоиндустрии не имела никакого отношения, – заявлял год назад в интервью порталу Slon.ru Владимир Антонов. – Она всю жизнь раньше писала о погоде, о природе, о птицах, о кухне, о детях. А профильный корреспондент, я с ним потом парой недель позже встречался, тоже был крайне удивлен, что все это прошло мимо него».

Тем не менее газетная публикация изменила весь ход сделки по Saab. Уже буквально на следующий день представители GM поставили Spyker условие – Антонов должен продать свой пакет акций голландского автоконцерна, в противном случае GM «лучше обанкротит Saab, чем продаст его русской мафии». Фактически Антонов, выйдя из состава акционеров Spyker, спас легендарную шведскую марку.

Впрочем, Антонов и без Saab нашел на Западе применение своим деньгам от продажи российских активов. В прошлом году в Латвии он стал владельцем газеты «Телеграф», в Литве купил пакет акций медиаконцерна Lietuvos Rytas. А в Британии принадлежащая Антонову компания стала владельцем английского производителя спортивных внедорожников Bowler.

Не прошел Антонов и мимо спорта. В Литве его структуры владеют баскетбольным клубом Lietuvos Rytas. Антонов также попытался купить английский футбольный клуб «Борнмут» и шотландский «Рейнджерс», но когда это не удалось, он стал владельцем другого клуба – «Портсмута».

– Для вас покупка «Портсмута» – увлечение или бизнес? Или пример Романа Абрамовича оказался заразителен для крупных российских бизнесменов? – спрашивал у Антонова Forbes.

– Для меня это только бизнес. Для развлечения я абонемент могу купить, а не весь футбольный клуб, – ответил Антонов.

Весной 2011 года Владимир Антонов с партнерами приобрел компанию North One Sport – глобального промоутера чемпионата мира по ралли (WRC), проводимого Международной автомобильной федерацией с 1973 года. Кроме того, North One Sport является промоутером и кругосветной гонки одиночных яхт Velux 5 Oceans: это самый длинный маршрут, протяженностью 30 тыс. морских миль.

Что касается скандала в странах Балтии, то ситуацию с остановкой деятельности двух своих банков Антонов пока активно не комментирует. На этой неделе принадлежащая ему газета «Телеграф» распространила лишь заявление, в котором россиянин назвал национализацию литовского банка Snoras «санкционированным государственными органами рейдерским захватом одного из крупнейших частных банков Литвы».

Тем временем Литва уже заявила, что намерена обратиться к Украине с требованием выдать Вильнюсу второго крупного акционера Snoras – Раймундаса Баранаускаса. Сам он уже заявил, что опасается возвращаться в Литву и не исключает обращения за политическим убежищем в Великобритании. «Считаю, что мне действительно нужно это серьезно обдумать», – сказал газете «Республика» Баранаускас, отвечая на вопрос о том, не собирается ли он просить политического убежища в Великобритании.

Будет ли Вильнюс с запросом о выдаче Антонова обращаться к Москве, пока неизвестно. По данным латвийской газеты Diena, если Владимира Антонова признают виновным в выводе средств из его банков, то в Литве ему грозит 10 лет тюрьмы, а в Латвии – три года.

Но в любом случае Россия никогда не выдает своих граждан иностранным государствам для суда над ними – это запрещено действующим законодательством.

Алексей Чернегаи… 
Фото: Forbes, Getty Images, Delfi

источник



Follow VGil_tvit on Twitter

видеосъемка свадьбы

Метки: ,

Добавить комментарий