Перейти…

VGil journal

Архив

RSS Feed

15.11.2018

Мнение: США будут препятствовать «израильской атаке на Иран»


О том, почему Америка будет препятствовать "израильской атаке на Иран" и как Иран устоял в войне против Ирака, рассказал Накануне.RU политолог, философ, глава Исламского комитета России Гейдар Джемаль.

Вопрос: В западных СМИ последние дни разгорается дискуссия о том, что Израиль и Великобритания готовятся нанести удар по ядерным объектам Ирана в течение года. Что Вы думаете по поводу такого варианта развития событий?

Гейдар Джемаль: Великобритания является в данном случае просто страной-провокатором, никаких таких намерений она не имеет, и это не более, чем утечка слухов из кругов, которые не являются принципиально правительственными, возможно, это какие-то военные эксперты. Что касается Израиля, то Соединенные Штаты уже делали негласное заявление, точнее они дали понять Нетаньяху, что если израильские самолеты поднимутся в воздух в направлении Ирана, то их там встретят из Ирака американские перехватчики и заставят вернуться назад, потому что Соединенные Штаты ни при какой погоде не намерены сегодня развязывать войну против Ирана. Я сам в течение многих лет был сторонником той идеи, что Соединенные Штаты спят и видят начало войны, но, во-первых, это было во времена правления неоконов, это была их концепция, во-вторых, Соединенные Штаты упустили момент, в-третьих, Обама никогда не рискнет непредсказуемым исходом перед выборами 2012 года. Если это произойдет, то это будет очень странно. Это будет означать, что какая-то новая сила внутри американского истеблишмента через голову Белого дома решает вопросы, не прибегая к посредничеству Президента.
— Как это возможно?

— Это может быть только в случае введения чрезвычайного положения в случае внезапного нападения на территорию США, когда в действие входит прописанный еще во времена "холодной войны" специальный закон о введении правительством чрезвычайного положения, что сию минуту, именно сию минуту, а не послезавтра, например, вряд ли возможно. Послезавтра можно будет попробовать такую ситуацию организовать, на сегодня – нет. Под "сегодня" я имею в виду отрезок времени, оставшийся до выборов. Возможно, что выборы будут сорваны определенными силами через нагнетание движения "Займи Уолл-Стрит", через, например, провокационное подавление с большой кровью, которая приведет к мощной волне возмущения, и на этой волне, на уровне таких массовых беспорядков как в Лос-Анджелесе и Чикаго, только помноженных на масштаб страны, возможно, новые силы просто придут к власти и используют закон о чрезвычайном положении, "подвинут" Обаму и вообще выборы. Но сию минуту напасть на Иран означало бы слишком форсировать события и вряд ли Пентагон может получать без введения чрезвычайного положения в США приказы в обход Белого дома. А Белый дом сегодня скорее поднимет истребители, чтобы предотвратить израильский удар, об этом очень четко было сказано с американской стороны израильтянам.

— Разговоры об атаке на Израиль связывают с докладом МАГАТЭ, в котором говорится о военной ядерной программе Ирана. Неужели такой доклад действительно может дестабилизировать обстановку?

— При чем здесь доклад? Дело в том, что разведки США, Израиля, Великобритании — они, в общем-то, и так в курсе реального состояния дел, им доклад не нужен.

— Но вопрос остается: способен ли Иран сделать атомную бомбу?

— Это по силам не только Ирану, но даже Армении, и у нее уже есть, кстати говоря. Более того, армянские ученые и армянская атомная электростанция является одним из компонентов ядерной мощи Ирана, потому что Армения тесно работает (с ведома Москвы, естественно) в этом направлении. Армянские ядерные физики были самостоятельной и весьма продвинутой группой, в советское время. У них есть ядерная электростанция, о которой все время говорят турки, все время они эту тему раскручивают. Я думаю, что они при этом исходят из двух моментов, что, во-первых, атомная электростанция и ядерная составляющая Армении является угрозой для Турции, а, во-вторых, что Армения работает очень тесно с иранским ядерным комплексом. Поэтому, о чем говорить? Атомную бомбу могут сделать, зная физику и имея очищенный уран даже в лаборатории средней руки университета, это вообще не вопрос. Это только для обывателя вопрос. Вопрос в другом. Есть ли у Ирана ресурсы защитить свои ядерные объекты, выдержать возможный удар, ответить адекватно, выдержать продолжительную войну с высокотехнологичным противником, типа Соединенных Штатов, Израиля или Великобритании, но мы опять же говорим условно, потому что я не верю в реальное участие Великобритании во всем этом.

— И у Ирана такие возможности есть?

— Я думаю, что у Ирана есть такие возможности, потому что я читал отчеты американских экспертов, которые утверждают, что к 2015 году Иран достигнет по военно-промышленному развитию и мощности ВПК уровня сегодняшней Франции. На сегодняшнюю Францию вряд ли бы Соединенные Штаты рискнули напасть. Это во-первых, а во-вторых, даже за три года до такого уровня — это уже достаточно серьезный аппарат. Потом, иранцы отличаются от той же Аргентины, которая проиграла в 1982 году в конфликте на Фолклендах. Они отличаются тем, что у них другое видение ценностей жизни и смерти и другой уровень способности жертвовать собой. До сих пор все те страны, на которые Соединенные Штаты нападали, были слабоваты, скажем так, в отношении религиозной составляющей. Возьмем Саддама Хусейна. Саддамовский, баасистский Ирак был отрезан от религии и официальная программа "Баас" объявляла целью партии построение безрелигиозного общества. Религия была в загоне, людям навязывалось светское образование, в значительной степени исламский фактор при Саддаме в Ираке был в подполье. Поэтому они, воюя против исламского Ирана, несмотря на огромною помощь Франции, Америки, местами СССР, за восемь лет не смогли выиграть против заблокированной, окруженной со всех сторон страны, у которой, по большому счету, кроме "Калашниковых" ничего не было. И Иран не только остановил армады американских и советских танков в руках Саддама, да еще поддержанных французскими "Миражами", которые были тоже у Саддама, и "Градами" советскими, не только остановил наступление миллионной иракской армии, но и перенес войну на иракскую территорию. Конечно, это потребовало огромных жертв, но Иран может идти на эти жертвы.

— Но это было 20 лет назад. Как за это время изменился Иран?

— А сегодня у Ирана есть собственный ВПК, основанный, в значительной степени, на собственных, а также на китайских и российских разработках. Китай поставлял в Иран технологии и образцы и, кроме того, надо сказать, что инженерно-технический и научный класс Исламской республики очень продвинулся.

Например, до сих пор, иранцы составляют очень важный компонент в научно-технических лабораториях в эмиграции, когда они работают в Германии, в Соединенных Штатах. После антишахской революции (Исламская революция 1978-79 годов, в результате которой в стране была свергнута монархия, ориентирующаяся на США, и была образована исламская республика, – прим. Накануне.RU) около 5 млн иранцев покинуло страну и оказалось, что иранцы – это очень качественные инженеры, ученые и медики. Они, скажем так, делают очень важный вклад в развитие Соединенных Штатов, наряду с индийцами. Ирану удалось восстановить научно-технический класс, очень многие патриотически настроенные эмигранты вернулись, иранские университеты работают очень эффективно. В принципе, можно сказать, что Иран совершил технологическое чудо. Пока Медведев говорит об инновациях, Иран реально их осуществил. Сегодняшний Иран как небо от земли отличается от Ирана даже 10-летней давности, не говоря уже об Иране 1992-93 годов, когда я был там на технических выставках типа нашей бывшей ВДНХ. Тогда это уже удивляло, а сегодняшний Иран там рядом не стоял.

Поэтому, у них в загашнике есть очень много сюрпризов для агрессора. Однако, что самое главное, гораздо важнее, чем любые сюрпризы, – в отличие от Ирака, в отличие от кучи других стран, типа Югославии при Милошевиче, Иран умеет, может и готов воевать без оглядки на то, что после этого он перестанет существовать, потому что он видит свою миссию в приведении конца истории к общему знаменателю. Это совершенно другое сознание, чем у либералов, которые воюют, чтобы жить, и хотят воевать, преимущественно, чужими руками.

— Как Вы считаете, в ближайшие 10-15 лет Ирану по силам стать региональной сверхдержавой или, по крайней мере, одним из полюсов силы в регионе?

— Если сегодня вынести за скобки Саудовскую монархию, то он уже стал таковым. Саудовская монархия – это единственная помеха, которая Ирану мешает быть таковым, но я думаю, что этот вопрос с саудовцами будет решен в течение одного-двух лет. Возможно, скорее всего, даже одного. Я думаю, что в течение 2012 года Саудовская монархия уступит место совершенно другому политическому режиму на Аравийском полуострове, который не будет уже марионеткой США и будет представлять собой реальный исламский политический проект. В этом случае перед Ираном стоит только вопрос решения таких фундаментальных стратегических отношений на востоке своей территории, то есть с Пакистаном. После того, как саудовцы перестанут возбуждать арабский суннитский мир против Тегерана, а Пакистан пойдет на сближение, Турции не останется ничего другого, кроме как лечь в фарватер этого проекта, либо оказаться аутсайдером и открыто стать марионеткой Запада и выполнять роль саудовцев. Я думаю, что нынешнее руководство во главе с Эрдоганом на это не пойдет, потому что это означало бы совершенно другую игру, которую он по жизни не готов вести. Он сегодня может соперничать в рамках треугольника Иран – саудовцы – Турция, но если останется спарка Иран – Турция, я думаю, что он присоединится к альянсу.

Сергей Табаринцев-Романов
Накануне.ру



Follow VGil_tvit on Twitter

Метки:

Добавить комментарий