Перейти…

VGil journal

Архив

RSS Feed

16.12.2018

США: Горе от ума


Оригинал взят у  

Один мой приятель, назовём его Геннадием, провалил на прошлой неделе экзамен на гражданство. Причиной фиаско, как это ни странно, стала образованность претендента на натурализацию. Будучи доктором исторических наук и прекрасным знатоком американской истории, Геннадий допустил две непростительные ошибки.

Первый вопрос, который задал иммиграционный чиновник, звучал так:

«Что является высшим законом страны?» (правильный ответ – США).

Геннадий ответил, что признавать одну только Конституцию высшим законом страны в корне неверно, так как в ней самой (статья 6, пункт 2) чёрным по белому написано:

«Конституция, федеральные законы и договоры являются высшим законом страны».

Второй раз Геннадий «ошибся», отвечая на вопрос о том, почему на флаге тринадцать полос (правильный ответ – в честь первых тринадцати колоний).

Мой приятель опять вежливо обвинил составителей теста в некомпетентности и ответил со стопроцентной уверенностью:

«Флаг имеет тринадцать полос в честь первых тринадцати штатов».

Свой ответ он подкрепил рядом фамилий известных историков, о которых, скорее всего, иммиграционный чиновник даже не слышал. Как следствие полный провал на экзамене и отказ в гражданстве.

Знакомые над историей Геннадия посмеялись и сказали, что на экзамене следует говорить то, что нужно, а не то, что есть на самом деле. Любое же проявление собственного мнения резко понижает шансы на успех.

Принципиальный иммигрант, однако, заявил, что будет отстаивать право на точку зрения в суде. «Я никогда не врал и не собираюсь этого делать», — твёрдо сказал он.

К чему я всё это рассказываю. Тестирование в Соединённых Штатах – явление повсеместное. Тесты приходится сдавать во время обучения, приёма на работу, для получения сертификатов и лицензий. И далеко не всегда вопросы анкет вытекают из исторических фактов и здравого смысла.

Как следствие миллионы жителей ежедневно обязаны подчиняться чужому мнению и соглашаться с доводами, которых вовсе не разделяют. Самые же умные, честные и принципиальные из них зачастую остаются за бортом. Их горе – от ума.

Почему же так происходит? Ответов на этот вопрос несколько.

 Во-первых, каждый официальный тест разрабатывается не менее 5 – 7 лет. За это время многие факты опровергаются или обрастают новыми деталями.

Во-вторых, к разработке тестов подключается огромное количество правозащитников, а также всевозможных моралистов и гуманистов. Они понятия не имеют о предмете исследования, но всегда стараются вставить своё веское слово, чтобы общество обратило внимание на ту или иную проблему.

Один 18-летний подросток из России, получивший в США политическое убежище, рассказал, что семь раз во время иммиграционных тестов ему пришлось отвечать на вопрос «Сотрудничали ли вы с немецкими нацистами в период с 23 марта 1933 года по 8 мая 1945 года?»

Никого не интересовал тот факт, что тинейджер родился спустя почти полстолетия после крушения Третьего рейха.

В-третьих, задача многих тестов – запутать людей. Ни одной государственной или частной организации не выгодно, чтобы люди давали сто правильных ответов на сто заданных вопросов. Поэтому вопросы попадаются максимально каверзные.

В тесте на экзамен медсестры/медбрата, например, есть такой вопрос: «В больничной палате лежат два человека, и оба нуждаются в помощи. Кому вы поможете в первую очередь – наркоману или рожающей женщине?» Любой нормальный человек естественно скажет «рожающей женщине» и ошибётся. Оказывается, что с точки зрения составителей подобных вопросов, женщина родит сама, а вот наркоман может умереть. Этот вопрос неоднократно пытались оспорить специалисты. Пока безрезультатно.

О тестах на трудоустройство стоит упомянуть отдельно. В поисках надёжных сотрудников работодатели порой задают откровенно издевательские вопросы. В тестах консалтинговых фирм можно найти вопрос: «Сколько мячиков для гольфа может поместиться в Боинг 747?»

А технарей часто спрашивают: «Как протестировать новый лифт, чтобы убедиться в его безопасности для пассажиров?».
 Каждый такой вопрос таит в себе подвох.

Любопытно, что Соединённые Штаты – одна из немногих стран, в которой тестовые вопросы по умолчанию могут содержать сразу несколько правильных ответов или вообще ни одного правильного ответа. Как следствие огромное количество иммигрантов проваливает тестирование. Люди уверены, что от них требуется дать только один правильный вариант на тот или иной вопрос.

«На мой взгляд, существующая система тестирования приносит большой вред культурному, историческому и экономическому развитию Америки, — считает профессор Хью Джоварджи из Вайоминга. – Я больше сорока лет изучал логическое мышление человека. С точки зрения логики могу с уверенностью сказать, что 99% вопросов в тестах можно трактовать по-разному».

Джоварджи считает, что даже к самому простому вопросу разработчики должны приложить инструкцию, в которой подробно объясняется суть этого самого вопроса. Более того, каждый анкетный ответ должен содержать помимо «да», «нет» и нескольких других вариантов пункт «собственное мнение».

Джоварджи и его сторонники отмечают, что с помощью тестов федеральное правительство неоднократно пыталось сфальсифицировать американскую историю. Самые большие скандалы, например, разгораются по поводу главной причины гражданской войны. Подавляющее большинство американцев, которые сдавали тесты по истории США в образовательных учреждениях, скажут, что северяне боролись с южанами за демократические ценности и в первую очередь против рабства. На самом же деле причины войны были совсем другими, но именно этот ответ во всей своей красе демонстрирует благородство американцев. Следовательно, врать невероятно выгодно.

Тесты, как правило, обходят стороной все самые позорные страницы американской истории. О 246-летней рабовладельческой системе, например, разработчики тестов упоминать не любят. Как, собственно, и о непростительных ошибках президентов и других известных чиновников. «Как только вы начинаете мыслить самостоятельно, читать исторические книги, исследовать и анализировать, вы понимаете, что многие факты являются вымыслом, — говорит историк Бен Харгтон. – После некоторых тестов на знание истории я чувствую себя как после прочтения романа Джорджа Оруэлла «1984». Меня не покидает чувство, что мной пытаются манипулировать».

Между тем многие исследователи уверены, что образовательные тесты плохо отражают уровень знаний человека. Особенно это касается таких сфер, как юриспруденция, медицина и налогообложение. Начинающие специалисты, получившие лицензии и сертификаты, совершают массу ошибок. Лично я всегда был уверен в том, что в любом деле гораздо важнее практика, нежели экзамен (тест). К тому же каждый без исключения тест можно «вызубрить», вообще не вникая в логику и здравый смысл вопросов и ответов.

Подводя итог всему вышесказанному, следует упомянуть о технической составляющей тестов. Согласно исследованию службы Gallup, примерно 10% современных американцев не могут сдать экзамены из-за проблем с оборудованием. В XXI веке большинство тестов сдаётся не на бумаге, а на специальных компьютерах, понять принцип работы которых гораздо сложнее, чем подготовиться к экзамену.

Евгений Новицкий

 



Follow VGil_tvit on Twitter

Метки: , , , ,

Добавить комментарий