Перейти…

VGil journal

Архив

RSS Feed

21.09.2018

Цитадель. Рецензия: «Натрахавшись, Михалков засыпает…»


Posted by at УГ-2.

УГ-3. Рецензия Гоблина.

Как известно, фильм Никиты Сергеевича Михалкова Предстояние оглушительно провалился в прокате. Провалился по вполне естественной причине: это плохой фильм. Плохо задуманный, плохо снятый, плохо сыгранный, плохо смонтированный и плохо отрекламированный. Фильм при этом густопсово антисоветский, а значит – антирусский. Ну а русским, как и любым другим народам, не нравится смотреть, когда на их предков гадят. В этом, собственно, причины провала.Ушли в прошлое советские времена, когда полтора кинокритика раз в месяц писали рецензии в журнале «Советский экран». Сегодня любой зритель может изложить собственные впечатления в сети, не сдерживая себя опасениями и цензурой. Впервые увидев подобные отзывы о своём творчестве, Никита Сергеевич решил, что имеет место быть заговор. Никакого заговора, понятно, нет – просто фильм «Предстояние» плохой, о чём и сообщают друг другу зрители.

Не знаю, кто лично догадался снабдить рекламный плакат фильма надписью «Великий фильм о великой войне». Может, сам Никита Сергеевич, а может, некто «толковый» из его окружения. Тем не менее, получилось очень круто: количество адских фотожаб на данную тему превзошло все мыслимые пределы. Народ отрывался как мог, угорал весь российский интернет.

Никита Сергеевич сделал из этого выводы, и для изготовления рекламного плаката к третьей серии обратился к Артемию Лебедеву, ранее инициировавшему массовое создание фотожаб. Это, надо понимать, очень тонкий ход: это ничего, что вы так славно испражнились на моё творчество, я-то похитрее вас буду – а давайте-ка сделаем новый плакат, хороший! И студия Артемия Лебедева построила новый плакат – действительно, хороший. Настолько хороший, что никаких фотожаб не надо. 

На новом плакате, явно навеянном обложкой от игры WarCraft II, Никита Сергеевич упирается лбом в верховного главнокомандующего – Иосифа Виссарионовича Сталина. С одного взгляда ясно, что герой Никиты Михалкова воюет за Гитлера. Надо думать, правдивый плакат Никите Сергеевичу очень понравился – его тут же выложили в интернет. Многие не без оснований решили, что это очередная адская фотожаба. Спорить сложно.

Подойдя к интернету со всей серьёзностью, Никита Сергеевич организовал себе страничку в жж, где назвал себя Никита Бесогон и принялся вывешивать свои видеоролики. Поскольку Никита Сергеевич глубоко православен и крайне далёк от народа, название он выбрал как следует подумав. В результате сам он считает, что гоняет в интернетах бесов, а рядовые граждане силятся понять, как это можно публично называть себя человеком, несущим ахинею? Ведь бесогон – это, мягко говоря, лжец, причём лжец неумный. И ладно бы в видеороликах автор говорил что-нибудь интересное и полезное. Увы, оказалось совсем наоборот. В общем, с БесогонТВ получилось не хуже, чем с плакатом.

Прежде чем браться за фильм – небольшое искусствоведческое отступление. Чем занято так называемое искусство, которое впаривают народу? Многие скажут, что оно отражает действительность – и будут отчасти правы. Вот фильм про войну, вот фильм про любовь: многие смотрят и говорят – всё как в жизни, вот ведь как бывает! На самом же деле так называемое искусство в основном служит для выражения так называемых мыслей творца. Творец же не столько изображает реалии, сколько показывает собственную точку зрения на них. В ответ на все претензии о правдоподобии один ответ: а я так вижу! И он действительно видит именно так. Здесь – мазнёт поярче, здесь – затенит, здесь – умолчит вообще. И хорошо если творец мажет красками. А если говном? Что характерно, мажь чем угодно – невзыскательный зритель любое говно воспримет за Истину.

Тут необходимо отступление внутри отступления. В любой стране есть власть, в любой стране есть люди, обслуживающие власть. Эти люди работают у чиновников водителями, подметают полы в государственной думе, лечат родственников чиновников, строят им дома, топят бани, сторожат огороды. А ещё пишут книги и снимают кино. Государство даёт им деньги, а они за эти деньги работают. По недомыслию может показаться, что это не так, что среди творцов немало людей неангажированных и бескорыстных. Да, они есть, но погоду делают не они.

Погоду делают те, кто выполняет заказ власти. Именно им государство даёт деньги, именно им предоставляется время на ТВ, создаются максимально благоприятные условия для творчества. Написанные ими книги навязываются читателю, снятые ими фильмы рекламируются на госканалах. Не так давно наши творцы яростно хвалили лучший из миров – СССР. Причём многие делали это совершенно искренне. Сегодня многие из тех же самых творцов яростно поливают СССР дерьмом. Причём делают это, судя по всему, ничуть не менее искренне. Не является исключением и Никита Сергеевич Михалков. Он вообще флагман небезызвестной десоветизации.

Нынешняя власть отлично понимает, что ставить на центральных улицах бетонные лозунги «Слава КПСС!» — это без понтов. Времена поменялись, никакого смысла в железобетонных лозунгах нет. Нынче надо тоньше, надо эмоциональнее – ну, как на Западе. Гораздо правильнее правильно написать книжку или снять правильный фильм, проталкивая идеи в массы не тупыми лозунгами, а в красивой обёртке из эмоций. На смену замполитам и пропагандистам пришли талантливые писатели и режиссёры, задача которых – формирование общественного сознания.

Произведение искусства из числа тех, что впаривают народу, немедленно обсасывают ничуть не менее ангажированные критики как в прессе, так и на ТВ. Государственная власть предпринимает серьёзные усилия к тому, чтобы в СМИ вообще не появлялись те, кому там не надо появляться. Это не та цензура, что была в СССР – запретим и всё тут. Теперь всё несколько тоньше, по-западному: ты имеешь право говорить что угодно, а мы имеем права тебя не слушать и не замечать. Говоришь не то, что надо – денег не получишь и доступа в СМИ не получишь. Ну а если ты полезный, то вот тебе деньги, вот тебе время в телевизоре, добро пожаловать. Таким образом под вопли о «свободе слова» формируется нужное общественное мнение.

А что нам сегодня надо? Можем посмотреть на продвинутых соседей: Украину и Прибалтику. Давайте признаем, что Гитлер был хороший и полезный – ведь мы воевали на его стороне. Что коммунистический режим был преступный – ведь он разгромил и Гитлера, и нас. Окажем почести ветеранам SS – они воевали за наше светлое будущее, давайте обольём помоями ветеранов Советской армии – ведь это поголовно были кровавые упыри и насильники. К чему это приведёт – немного ниже, а пока что про фильм Цитадель.

Фильм начинается с окопов штрафбата, где перед штурмом некоей цитадели в говнище и в грязище сидят герои первой серии: убитый в первой серии Никита Михалков и его друзья – Мерзликин, Смольянинов (уже без двери за спиной) и Дюжев (по-прежнему крашеный). На них из цитадели смотрит через оптический прицел немецкий пулемётчик, наслаждающийся произведениями Вагнера на патефоне. Вокруг них летает комар в режиме зрения «чужой», в который раз умело символизирующий Божье Провидение. После провала Предстояния были сделаны выводы, и накал православия в том виде, в каком его понимает Михалков, был резко снижен и обрёл иной окрас. Православный комар сел Мерзликину на щёку, Смольянинов комара отогнал – и немецкий пулемётный снайпер не попал отважному штрафнику в башку. Это ерунда, что тупорылый солдат торчит головой над бруствером, главное – показать, что пути господние неисповедимы. Получается очень плохо.

Пока комар пьёт кровь и спасает личный состав от пулемётных пуль, в ближайшей землянке идёт мощная пьянка. За столом сидит генерал, несколько полковников, майоры и даже капитан. Михалкову невдомёк, что такое армейская субординация и кто с кем может пить. Поэтому у него генералы бухают с капитанами. У всех присутствующих – жирные, отвратительные пьяные хари. Ни малейшего проблеска интеллекта, только выпученные глаза, перекошенные слюнявые рты да истошные вопли. Натуральные животные. Это, как нетрудно догадаться, русские командиры русской же армии. Нетрудно догадаться, что это не дворяне – о чём вы, это ж простолюдины, натуральное советское быдло, а оно именно вот такое. И тем не менее, именно для них Никита Михалкова и снял данный фильм. Несомненно, ветеранам приятно видеть столь правдивые образы самих себя.

Из пьяного базара выясняется, что вчерашний полковник уже получил генерала, а цитадель так и не взял. Пьяный генерал взвивается, выхватывает короткоствол и приказывает командиру штрафбата немедленно бросаться на штурм цитадели. Что это за цитадель, зачем она нужна и почему её необходимо брать приступом – автор не поясняет, ибо это не важно. Важно показать, что тупорылые русские командиры гнали тупорылых русских солдат на убой просто так, в том числе и по пьянке. Именно таким видится Михалкову подвиг русского народа в той войне.

Цитадель ничем не похожа на оборонительное сооружение времён второй мировой. Постройка неясного назначения, разнести которую артиллерией образца 1943 года – задача на полдня. Но у тупорылых русских в фильме Михалкова пушек нет, и поэтому их задача – сдохнуть под немецкими пулемётами, под которые их загонит пьяный русский генерал. Вот она, Правда про войну – хавайте.

В это время на позиции прибывает на джипе представитель кровавой гэбни Меньшиков. Его водитель в чине старшего лейтенанта боится оставаться в машине один – дескать, мы здесь чужие! Это советский офицер боится советских солдат. Но Меньшиков его успокаивает: мы, говорит, везде чужие! И начинает бегать по окопам, разыскивать Михалкова. Михалков во сне шевелит ноздрями – он чует ментов за километр. Открыв глаза и увидев учуянного ранее опера, Михалков бросается наутёк, а когда бежать уже некуда – поднимает батальон в атаку. При этом вместо «ура» кричит «гуга» — это Михалков посмотрел известный фильм. С одной стороны, конечно, всё равно всем умирать. С другой стороны – ради спасения собственной шкуры тащит всех под пулемёты. Герой.

Меньшиков бросается за ним, а в окоп уже забегает заградотряд НКВД с пулемётами и начинает стрелять наступающим в спины. То есть бойцы ещё даже наступать толком не начали, а НКВД их уже убивает – дескать, быстрее подыхать надо, не тяните! Всех русских солдат убивают с одной стороны фашисты, с другой стороны заградотряд НКВД. Надо понимать, это окончательный ответ «Спасению рядового Райана», о которой столько говорил Михалков. Сцена боя – никакая, снято дёшево и неинтересно. Скажем, Фёдор Бондарчук умеет значительно лучше. Однако от бредовости происходящего приходишь в лёгкий ступор. И это только начало.

А тем временем по какому-то полю едет колонна машин, везущих раненых. На колонну машин налетает эскадрилья неважно нарисованных немецких самолётов. Я было подумал, что сейчас из них высунется десяток голых немецких жоп, но не тут-то было: самолёты опустились метров до десяти и начали бросать бомбы.

В одном машине за рулём сидит дочка Михалкова, а в кузове рожает другая дочка Михалкова – вся семья при деле. Кругом бомбёжка, полный кузов раненых бойцов, старый солдат принимает роды – общая истерика. Приняв роды принимаются выяснять, от кого ребёнок – наш? Больше посреди боя заняться нечем. Выясняется, что ребёнок от немца. Солдаты мгновенно меняются – судя по жутким харям, готовы убить и мать и дитя. Изнасилованная немцами мать, понимая всю тяжесть содеянного, говорит: ну, убейте его! На что один из солдат возражает: ты чё, охеренела, овца, я на него свою рубаху извёл, а ты?! Поведение – натурального уголовника.

Другой солдат встаёт и начинает мочиться из кузова на землю. На вопросы – ты что делаешь, отвечает: ей рожать можно, а мне поссать нельзя? Тоже поведение типичного уголовника, ибо нормальный селянин себе такого не позволит никогда. Но соратник из кузова говорит: ссать да родить нельзя погодить! – и все соглашаются. Тут Никита Сергеевич согрешил против правды, ибо в оригинале поговорка звучит «срать да родить нельзя погодить». И было бы значительно достовернее, если бы урка начал из машины срать, отпуская философские реплики. Но тут на режиссёра что-то нашло, дал сбой.

Ребёнка решают назвать Иосифом Виссарионовичем – в юмористическом, понятно, смысле. Ведь всех вокруг разбомбили насмерть, а их машине ничего. Немедленно извлекается гармошка, начинаются песни и пляски в кузове машины. Перекошенные рожи, выпученные глаза, всеобщая истерика.

Выживший под огнём НКВД и фашистов Меньшиков вывозит Михалкова из мест боёв к речке. Оставив Михалкова в машине, Меньшиков идёт принимать речные ванны. На груди у офицера НКВД какая-то подозрительная верёвочка, не иначе – для креста. Это характерно для коммунистов в НКВД, носить кресты. Плюс у него при себе кусок мыла. Намылившись и ополоснувшись, Меньшиков расхаживает по берегу голым, Михалков скорбно созерцает его голый зад. Сцена крайне двусмысленная, но вот такая в этом фильме о войне Правда.

Далее два орла едут к Михалкову домой. В доме их встречает группа каких-то обсосов из числа родственников и приживал. Если не смотрел первую серию – кто это и что это понять невозможно. Жена Михалкова уже сожительствует с толстым киномехаником, и возвращению мужа не рада. Она даже Меньшикову не рада, который изнасиловал её в машине.

Михалков не желает мириться с новыми раскладами, и после длительной истерики (вой, крики, вытаращенные глаза, перекошенные рожи) ведёт жену на чердак и там по-хозяйски трахает. Натрахавшись, предлагает жене чем-то щёлкнуть. Дескать, ты раньше щёлкала, а ну щёлкни теперь! Зритель настораживается, а жена разевает рот, сворачивает челюсть набок, но щелкнуть не может – видать, от жизни с киномехаником сноровку утратила. Что это, зачем это – понять невозможно.

Натрахавшись, Михалков засыпает. А жена с киномехаником и приживалами сбегает на вокзал. Михалков отважно захватывает не пойми у кого белую лошадь и мчится верхом на вокзал. Жена уезжает с киномехаником, а к Михалкову подкатывают три урки на предмет снять часы. Понятно, Сергеич умело разводит урок на базаре – и не таких видали! Потом спускает с одного пиджак, чтобы тот руки поднять не мог, и мастерски бьёт его по ушам! О существовании данных чудодейственных приёмов режиссёр наверняка много раз слышал, а потому их надо вставить в фильм – не смотри, что фигня полная. Второго урку Никита Сергеевич разит ножом, выдвигающимся из железного пальца. Третий убегает от него прочь и запирается в женском туалете.

Михалков идёт дальше и попадает на свадьбу. Пьяные, перекошенные русские рылья, всеобщая истерика. Где там война, когда все так жрут да с такими лоснящимися рожами? Михалков дарит жениху спасённые от урок часы, выпивает водки, целуется с бабами и отправляется к Сталину.

Сталин сидит во мраке, как подобает упырю – мастерское решение. На гнусной рябой роже – жёлтые глаза. Натуральный Сатана, ни прибавить, ни отнять. Сталин сообщает Михалкову: ты, говорит, получишь под своё начало 15 тысяч человек с оккупированных территорий, которых отправишь на штурм цитадели с черенками от лопат в руках. Это, говорит Сталин (очевидно, начитавшись книг Резуна), чёрная пехота! Остальные миллионы наших граждан, продолжает Сталин, будут впечатлены такими жертвами и поймут, что у нас только одна дорога – дорога к победе. А фотографии 15 тысяч убитых потрясут весь мир, и Европа задумается, что будет, если мы не победим?

Всегда было интересно: чем руководствуются недалёкие авторы, заставляя исторических персонажей излагать такие идиотские «мысли»? Очевидно, для сочинения вот этой идиотии были прочитаны «сотни тысяч документов», просмотрены «километры хроники». Только кино получилось не про Сталина, а про Михалкова.

В общем, сценаристы с Никитой Сергеевичем сообщают зрителям: никаких зверств фашистских захватчиков на территории нашей Родины не было. Не погибло у нас в ту войну от рук немцев почти 30 миллионов человек. Не убивали наших женщин и детей, не гибли отцы, деды и прадеды. Оказывается, это лично Сталин убивал наших предков – просто по приколу, чтобы фотки интересные сделать и всем показать. У него ведь не было фронтовых корреспондентов, да и никто из граждан не видел, что у нас творили немцы. Вот такая Правда о войне, выпущенная в прокат ко дню Победы.

Получив исчерпывающие указания, Михалков отправляется на фронт. Там уже прибывают эшелоны с гражданскими людьми на уничтожение. Местная санчасть получает указания – раненых с поля боя не выносить. Вот он, оскал сталинизма! Всем раздают черенки от лопат. Михалков, стоя среди своих корешей в ч0рном плаще и при генеральских погонах на бугре, мрачно бухает. А потом отправляется походить среди подготовленных на убой граждан.

Граждане волнуются – за что это их так?! Но вокруг сотрудники НКВД, возглавляемые актёром Маковецким. Некоторые просят их отпустить, но Михалков говорит: не могу я тебя отпустить, меня самого никто не отпускает! Как бы давая понять, что он не за Родину воюет, а его сюда Сталин штыком под зад загнал. Настоящий военный.

Тем не менее один из приготовленных на убой радостно кричит: ну что, сука красная, вешал я вас, да мало! Только я приготовился к потоку Правды, которую в снятых либералами фильмах несут воры, как актёр Маковецкий взял у солдата трёхлинейку и тут же заколол орущего уголовника штыком. И сказал своим солдатам что расстреляет их, если они ещё раз допустят что-нибудь подобное. Вот это – единственный хороший, светлый момент в фильме.

А далее Михалков запрыгнул на бруствер, выхватил пистолет, приставил к своей голове и сообщил, что если его будут оттуда стаскивать, он застрелится. После чего подхватил черенок от лопаты и направился к цитадели. Ну а все остальные потянулись за ним – сперва военные, а потом и гражданские. Всем хотелось пройти огромной толпой с палками в руках через минные поля до пулемётов.

А в это время из цитадели на происходящее с изумлением смотрят немцы. Один немец говорит другому: придётся стрелять, иначе они с палками дойдут до цитадели! Мол, вынуждены просто убивать этих скотов. Второй ему отвечают: подойдут на 500 метров – открывайте огонь. А я, говорит, на это смотреть не буду: я – офицер вермахта, а не палач! Вот так вот просто и без затей Никита Сергеевич поясняет русским, кто кого убивал на той войне. Нацисту автор явно симпатизирует.

Пулемётчик с оптическим прицелом изготовился было к стрельбе, но ему мешает какое-то чёрное пятнышко. Оказывается, это перед прицелом спустился на паутинке православный паучок! Немец пытается его снять – не убивать же ни в чём не повинного паучка! – и в этот момент русский чукча-снайпер, сидящий на берёзе, простреливает немцу башку. Это вроде как единственный немец, убитый русскими в фильме Цитадель.

Убитый немец падает и толкает рукой стоящую на столе керосиновую лампу. Из лампы разливается керосин. На столе лежит бумага, на бумаге очки. На очки светит солнце, очки фокусируют солнечный свет, от него загорается бумага, от бумаги загорается каземат, начинается пожар. Через минуту в цитадели сперва взрывается один угол, а потом она внезапно вся взлетает на воздух.

Кто-то скажет – ну и бред! И будет прав. Подобной бредятины не доводилось видеть ни в китайском, ни даже в индийском кино. Но вот такое заснял Никита Сергеевич Михалков на государственные деньги. Вот такое подарил Никита Сергеевич Михалков ветеранам на день Победы.

Что сказать? Именно такими фильмами Никита Сергеевич и его коллеги готовят народ к признанию истории нашей страны преступной. Никита Сергеевич душу вкладывает в то, чтобы цивилизованные европейцы пересмотрели результаты второй мировой войны, победу в которой одержал ненавистный Сталин. Пересмотр результатов повлечёт за собой неизбежный пересмотр границ, и миллионы русских опять отовсюду попрут, как это было при развале СССР. Далее Россию сократят до размеров Московского княжества, а русский народ просто перестанет существовать. Ждать уже осталось недолго.

Те, кто останется жив, будут благодарить Никиту Сергеевича и его прекрасные фильмы. Ведь это благодаря ему весь мир узнает, что на самом деле было на той войне.

И ты спросишь: так смотреть или не смотреть?

Если ты либеральная гнида, ненавидишь своих предков и считаешь, что немцев завалили трупами – беги бегом, это твой фильм.

Если же уважаешь своих предков, отдавших жизни за Родину – не ходи.

Метки: , ,

Один Комментарий “Цитадель. Рецензия: «Натрахавшись, Михалков засыпает…»”

  1. Карен Сафарян
    06.02.2015 дата 12:04

    яблоко от от яблони далеко укатилось-мразь антиСоветская

Добавить комментарий