Перейти…

VGil journal

Архив

RSS Feed

20.09.2018

Дорогостоящее шоу — не спорт. В хоккей играют настоящие деньги…




Пока хоккеисты сборной России бились за медали на чемпионате мира, публику поражали известия о новых контрактах наших хоккеистов с клубами «домашней» лиги — КХЛ. Главную бомбу взорвали в Магнитогорске, подписав Сергея Мозякина, лидера мытищинского «Атланта» (сенсационного финалиста Кубка Гагарина этого сезона), на три года с общей зарплатой около $12 млн. В районе $3 млн будет зарабатывать Антон Курьянов в омском «Авангарде». И уж никак не меньше должен получить в Омске Александр Фролов, возвращающийся в Россию из New York Rangers. И такая круговерть во всей лиге. Почти все крупные переходы сопровождаются крупными повышениями окладов. И во многом это благодаря лимиту на иностранных игроков в КХЛ: в российском клубе не может быть более шести легионеров (шестого можно заявить, заплатив КХЛ 7,5 млн рублей). По сути, в КХЛ установлена монополия российских игроков.

Необходимо отметить и тот факт, что ни Фролов, ни Курьянов, ни другие обладатели больших контрактов в этом межсезонье не были приглашены в сборную Россию. Даже Мозякина, при всех его бомбардирских достижениях и победном опыте в сборной, посчитали для чемпионата мира слишком медленным игроком.

С учетом куда более выгодного налогообложения в России зарплата Мозякина за океаном потянула бы на $6-7 млн. Из россиян в НХЛ больше получают только Александр Овечкин, Евгений Малкин и, возможно, Павел Дацюк. Илья Ковальчук, подписавший знаменитый $100-миллионный «пожизненный» контракт с New Jersey Devils, пока еще не достиг финансовых высот Мозякина. Необычно получается. Будьте уверены, что контракты и всех прочих упомянутых хоккеистов КХЛ будут завышенными, причем существенно. Кстати, Ковальчук в недавнем интервью заявил: «Если бы я был жадным человеком, то выбрал бы Родину [КХЛ]». Очень показательная цитата.

Правда, следует отметить два обстоятельства. Во-первых, мы не знаем точных сумм, потому что они не разглашаются и нет юридического механизма, который заставил бы раскрыть зарплатные ведомости. Во-вторых, «потолок зарплат». Само понятие пришло в КХЛ из НХЛ. Смысл этой нормы в том, чтобы уравнять команды с объективно разными экономическими возможностями и не дать богатым клубам скупить всех звезд. Но у нас «потолок зарплат» существует с нашей же российской спецификой. Помимо непрозрачности доходов спортсменов, что в принципе делало идею с «потолком» несколько странной, были и другие «но».

Например, чтобы переманить звезд из той же НХЛ, нашим клубам позволили выводить одну звезду из-под «потолка» и заключать контракт с ней на любые деньги. Сергей Федоров, Яромир Ягр и некоторые другие получили в России контракты, на которые уже объективно не могли рассчитывать в НХЛ. А недавнее расследование Forbes и вовсе показало, что «потолка зарплат» в КХЛ, возможно, не существует: например, бюджет обладателя Кубка Гагарина уфимского клуба «Салават Юлаев» превышает 2 млрд рублей (при «потолке» в 700 млн рублей).

И вот недавно было принято решение, согласно которому КХЛ на будущий сезон устанавливает «потолок зарплат» на уровне 900 млн рублей и этот сезон будет последним, когда за пределы ограничений можно будет кого-то выводить и откупаться штрафом. Но тот же контракт Мозякина заключен на четыре года, у Курьянова — на три, и значительная часть других дорогих контрактов будет действовать и в тот момент, когда ограничения, по идее, будут строгими и определенными. Как выйти из этого положения? Либо, подписав человек пять на миллионы, остальным платить копейки, либо опять наплевать на формальные ограничения, пользуясь тем, что зарплаты не публикуются, а деньги можно заплатить в конверте или устроить в клуб жен и прочих родственников хоккеистов, назначив им «странные» зарплаты.

Как вы думаете, какой вариант в итоге выберут руководители клубов, у которых задача только одна — победа любой ценой?

источник



Follow VGil_tvit on Twitter

Бытовая техника из Германии: бытовая техника.

Метки:

Добавить комментарий