Перейти…

VGil journal

Архив

RSS Feed

19.11.2018

Нет на свете ничего вкуснее сельхозпродукции, украденой с чужого огорода


Posted by   

Повторение — мать! (или снова про белое не надевать)

Те, кто в теме, знают, что нет на свете ничего вкуснее сельхозпродукции, краденой с чужого огорода. И даже хрустящий во тьме зелёный помидор под чужим кустом может быть слаще буржуйских ананасов в шампанском. Это я вам точно говорю.

Практика.

Намедни я рассказывал историю про неуместность белых одежд в реалиях россиянского села, но лично до меня доходит только со второго удара граблями по аристократическому профилю. Потому расскажу другой случай…

У меня был спортивный костюм. Неподходяще белый, естественно.

И вот в этом наряде я сотоварищи отправился в вечерний поход на безнаказанно зреющий в чужих огородах урожай.

М-м-м. нет ничего восхитительнее, чем жрать на чужой территории. Чувствуешь себя разведчиком-диверсантом в тылу врага. И не важно, что точно такие же огурцы и вишня растут у тебя дома. Тут ведь азарт, адреналин, восторг! Наличие собак и их злых хозяев лишь добавляют ощущениям остроты.

В ту безлунную ночь мы решили пойти на нашу «крахмальную яблоню». Так мы называли наше самое любимое дерево за необычный слегка крахмальный вкус его плодов. Проведя комплексное маркетинговое исследование, мы сделали вывод о том, что вкуснее тех запретных плодов в нашей деревне нет.

Перелезли мы через забор, неслышными сплинтер-селами преодолели приусадебный участок и взобрались на яблоню. Утолив первый голод, начали рвать яблоки и складывать их за пазуху.

Вдруг откуда ни возьмись, оглушая округу криком, появилась хозяйка:

— Скотина! Слазь с дерева, я тебя вижу!!!

Мы замерли. Что делать, блин?

— Вася! Вася! Скорей сюда, у нас на дереве кто-то есть! – не унималась тётка, а потом опять нам. – У меня там муж в туалете, но сейчас он придёт и тебе не поздоровится! Ты в белом костюме, и я тебя вижу!

Друзья, смекнув, что видит она только меня, потихоньку продолжили рвать яблоки.

— Скотина! Прекрати! Я же слышу, что ты их всё ещё рвёшь. Вася!!!

Потом чем-то там подозрительно зашубуршала во дворе и, вытащив длинную палку, замахнулась и торкнула ей меня по хребту.

«Чёрт! Больно!»

Я дёрнул Коляна за штанину, умоляя дать мне возможность забраться повыше и выйти из зоны поражения. Коля был непреклонен: некуда.

Наступила некоторая стабильность:

— тётка бегает внизу под деревом и подобно шальному викингу лупит меня по спине жердиной;

— я сижу и безуспешно изображаю безвредное привидение, просто присевшее на ветку отдохнуть;

— Колян и другие рвут фрукты, работая неугомонными харвестерами и хихикая в рукава.

«Кончай жрать мои яблоки!» – надрывается женщина, чувствуя как тают излишки её плодов.

А я бы и рад ей крикнуть в ответ, что это не я, но чувство жертвенного товарищества не даёт мне предательски раскрыть рот.

Бесконечно так продолжаться не могло. Во-первых, закрома друзей уже были полны. Во-вторых, моя спина молила о прекращении палочных упражнений. В-третьих, женщина внизу притомилась изображать субботник «а-ля Ленин с бревном». Но хуже всего, её муж Василий наконец просрался.

Услышав грохот во дворе и пьяный мат, мучительница завопила: «Василий, Василий! Скорее сюда, я их держу!»

Несмотря на явное преувеличение в её словах, мы поняли, что на нас неотвратимо надвигается локальный армагеддец с суровым именем Василий. Уверен по степени разрушений «Василий» был бы ничуть не хуже заморского урагана «Катрина».

Решение пришло незамедлительно. Жаль, не в мою голову.

— Тикаем, — скомандовал Колян и без предупреждения торпедировался с дерева под ноги обалдевшей хозяйки. Вслед за ним перезревшими фруктами свалились ещё двое.

«Плохо дело», — понял я. Оставаться одному с «измученным нарзаном» Васей дюже не хотелось, и я тоже прыгнул.

Изумление на лице тётеньки перешло в стадию активного офигевания и читалось даже в темноте. Так яростно её яблоня ещё никогда не плодоносила.

От удара об землю майка, отяжелённая полведром яблок выскочила из штанов, освобождая меня от халявного витаминизированного ужина. Но мне было уже не до этого. Я рвал когти от несущихся за мной расстроенных хозяев. Теперь вот, кстати, я уверен, что великий прыгун Сергей Бубка в детстве был злобным огородным рейдером. Во всяком случае лично я двухметровый забор преодолел в один прыжок.

А вот тех «крахмальных» яблочек жалко до сих пор.

Follow VGil_tvit on Twitter

Добавить комментарий