Перейти…

VGil journal

Архив

RSS Feed

13.12.2018

к 9 мая у меня приключился один разговор… Из рассказов соседки Бабы Лиды…


Originally posted by  


Лексика оригинала сохранена. 

Из рассказов соседки Бабы Лиды…

Сегодня я забежала к ней по-соседски. взяла конфеты, чай и пришла. Без предупреждения. почему-то я знала, что она будет мне рада. Забежала потому что хотела пожаловаться на соседа, попить чая и послушать ее рассказы. Речь сегодня зашла о надвигающихся майских праздниках, о не Победы. Сегодня по ящику то тут, то там на Украине славят уна-унсо, полицаев и прочую нечисть, то тут, то там идут разговоры о «великой могучей украинской армии освободительнице». Баба Лида, наслушавшись по ящику накануне Шустера, рассказала мне то, что хранит лично её память…

Баба Лида хотела позвонить на Интер Шустеру, на ту передачу, где украинская освободительная армия славилась, да телефона на даче нет…

Баба Лида задумалась. А потом сказала: — я же с днепропетровщины… днепродзержинская я. Я все очень хорошо помню… Местных нас осталось мало в городе. тогда в доме остались бабушка, мама, ее сестра и я, 5-летняя девочка Лида. В 1943 году город брали то красные, то немцы. НКВД придумало тогда «военную хитрость», которую назвали «слоеный пирог», которая заключалась в том, что красные согнали за город мирное население (старики, бабы и дети) и расположили их между немецкими позициями и красной армией. Для того, что бы, когда немцы двинутся, они наткнулись бы на людей и пока идет «заварушка» наши могли бы сразу переформироваться и быть готовыми к отражению немецкой атаки…

Гнали нас далеко. Электричка минут сорок идёт туда – село Семихатки, в том районе. Весь день шли пешком. Согнали нас всех на поле, все люди по стогам разбрелись. Сидим, ждем чего-то. Страшно жутко. Сутки просидели. Еда, что захватили с собой, у всех кончилась. Ну, бабушка моя, взяла меня за руку и пошла со мной в ближайшее село. Приходим, а там немцы-солдаты. Стоит полевая кухня, повар с белом фартуке, толстый и большой, как мне показалось тогда, раздает всем обед. Пахнет вкусно. Мы с бабушкой остановились, не ожидали, что так напоремся на немецких солдат. А те стали нас звать, руками машут – мол, идите сюда. Мы подошли, деваться то уже некуда. А я маленькой была беленькая — беленькая, худенькая как соломинка. Они сгрудились вокруг нас, смеются, суют конфетки и галеты свои, твердые такие, их ещё размачивать в воде надо, иначе даже не укусить. Помню говорят: — грендмуттер, киндер… Улыбаются. Похоже, что детей своих вспомнили, как будь-то, бидон нам налили своей баланды. Мы поели. А потом какой-то видимо — унтер, повел нас в офицерскую столовую. Там та же история. Конфеты были получше, шоколадные, горькие такие, но вкусные. Да и еда была вкуснее. Вообщем, сытые и «с уловом» мы вернулись в стога в тот день.

На следующий день, мы с бабушкой уже пошли к немцам «как на работу». Все повторилось. Немцы нам как бы обрадовались, начали наливать в бидон солдатскую еду, но я маленькая умненькая девочка, еду солдатскую есть отказалась, помня о том, что есть ещё и офицерская столовая. Бабушка как могла, пыталась оправдаться и тут, выскакивает украинский полицай. Их можно было отличить по серой мышиной форме, повязке жевто-блокитной на рукаве, четырехугольной кепке с трезубцем на кокарде. Оружие им не давали тогда, но за голенищем была у всех у них длиннющая толстая плетка. Полицай выскочил, уж не помню что он орал по украински, но перепоясал нас этой плёткой – и меня и бабушку. Да так, что кожу рассек обеим. И не знаю, чем бы все это кончилось, но немцы его остановили. Буквально подскочили к нему, сбили с ног и начали пинать полицая ногами, крича что-то про грендмутер и киндера…

Когда мы вернулись в стога, то обнаружили, что никого вокруг нас не было… только мама и тётка. Выяснилось, что с села пришла новость от местных жителей, что нас ночью придут полицаи сжигать в стогах. Нас, 4х… за то, что их товарищу немцы избили. Все, кто был с нами, от нас шарахались, чтобы не попасть под раздачу полицаев тоже.

Плакали, конечно, страшно. Ночь приближается. А когда стемнело, мы уж и умирать приготовились, как к стогу приходят два немца и переводчик. Говорят, что сегодня нас будут украинские полицаи убивать и что они могут нам помочь вывести нас между немцами и красными. Как сейчас помню, полная луна, мы идем по логу, внизу течет серебристый ручей. Красиво очень, мне маленькой интересно рассмотреть эту речку серебра, но бабушка тянет меня за шиворот и закрывает рот рукой, чтобы не дай бог красные или немцы нас не засекли. Потому что, если начнут стрелять – то живого места не останется….

К обеду мы вернулись домой в Днепродзержинск…

 

по теме: Они защищали и нас… и эту нефть, и этот газ. Подарочные продуктовые пакеты к Дню Победы…

Follow Giltaichuk on Twitter

Метки:

Добавить комментарий