Перейти…

VGil journal

Архив

RSS Feed

21.10.2018

Астраханский детский лагерь смерти проверяет прокуратура


Originally posted by at Астраханский детский лагерь смерти проверяет прокуратура

«Очень много детей, которые похоронены заживо,— заявил Альтшулер.— В России сейчас в таких учреждениях находятся 22 тысячи детей. Половина сирот, половина при родителях».

Могилы умерших воспитанников Разночиновского детского дома-интерната

После того, как в блогосфере появилась информация о творящихся ужасах в стенах Разночиновского интерната для умственно-отсталых детей в Астраханской области, а так же фото «братских могил» умерших воспитанников— «маленьких бугорков» без крестов, памятников и имен.  — его начала проверять прокуратура.

Ранее руководитель организации «Право ребенка» Борис Альтшулер написал открытое письмо президенту, где назвал Разночиновский интернат «детским лагерем смерти» в глубинке Астраханской области.

По  словам очевидцев:  беспорядок и почти полная безымянность захоронений воспитанников Разночиновского ДДИ внушают подозрение, что сделано это намеренно, чтобы скрыть нарушения прав детей, тяжело болеющих и умирающих в этом детском доме-интернате, а также, возможно, чтобы скрыть незаконное присвоение их имущества.

Детей, попадающих в Разночиновский интернат, называют самыми невезучими из детей-сирот. Это дети с тяжелой умственной отсталостью, ДЦП, в основном лежачие дети. Многих кормят из бутылочки, но они все понимают и слышат. Они не ходят в школу, не бегают по корридорам со сверстниками. Многие из них вообще не ходят. Они - пленники своих кроватей, большинство из них ни разу не видели себя в зеркале.

«Благодаря усилиям волонтеров этот интернат посетил доктор Скрипец (есть документ от августа 2009 года), начальник отделения офтальмологии московской клиники, – это крупный специалист,— рассказал Альтшулер.— Он осмотрел детей и написал заключение. Его страшно читать. Сколько нелеченных детей! Когда я об этом написал (в открытом письме), мне ответили, что после визита доктора Скрипца десяти детям сделали операцию. Они проснулись. Приехала „палка“ из Москвы, и они сделали. Но это же не работа!»

Детей, попадающих в Разночиновский интернат, называют самыми невезучими из детей-сирот. Это дети с тяжелой умственной отсталостью, ДЦП, в основном лежачие дети. Многих кормят из бутылочки, но они все понимают и слышат. Они не ходят в школу, не бегают по корридорам со сверстниками. Многие из них вообще не ходят. Они — пленники своих кроватей, большинство из них ни разу не видели себя в зеркале.

Треть воспитанников ДДИ могли бы вести нормальную жизнь.

Около трети воспитанников детдомов, получивших диагноз «умственно отсталый» и запертых на долгие годы в специнтернатах, способны к обучению и могут быть реабилитированы. О том, как межведомственная неразбериха между чиновниками и принцип «подушевого финансирования» лишает тысячи российских детей будущего, рассказали российские психологи— авторы исследования, опубликованного в журнале «Вопросы психологии».

Директор Разночиновского детского дома-интерната Валентина Уразалиева подтвердила  , что проверка в учреждении началась и в данный момент продолжается. Однако всю информацию о нарушениях в интернате назвала «преступной ложью».

Бывшая воспитанница Разночиновского интерната - 6-летняя Кристина. По словам Альтшулера, девочку разлучили с сестрой-близнецом, после чего у нее возник психологический шок. Находясь в Разночиновском ДДИ, девочка не разговаривала, плохо видела, отказывалась от еды, из-за чего катастрофически исхудала.«И они посчитали, что она глубоко умственно отсталая, - рассказал Альтшулер Однако, будучи на лечении в Москве, девочка разговорилась.


Бывшая воспитанница Разночиновского интерната
— 6-летняя Кристина. По словам Альтшулера, девочку разлучили с сестрой-близнецом, после чего у нее возник психологический шок. Находясь в Разночиновском ДДИ, девочка не разговаривала, плохо видела, отказывалась от еды, из-за чего катастрофически исхудала. «И они посчитали, что она глубоко умственно отсталая, — рассказал Альтшулер Однако, будучи на лечении в Москве, девочка разговорилась. "Нянечки были в шоке. Он сказали, она у нас почти полгода и мы были уверены, что она немая Они — специалисты и не разобрались, что ребенок просто в психологической травме и просто замкнулся"

Кто прав кто виноват теперь будет разбираться прокуратура. Мне кажется, что странно было бы ожидать от директора признания в своих преступлениях. О чем бы мы теперь не спорили, а детей уже не вернуть. Но есть шанс спасти тех, кто еще жив.

Добавить комментарий